Айтматов глазами финансиста

12:10, 3 Декабря

Заканчивается год, посвященный Чингизу Айтматову. По радио, телевидению, в газетах очень много информации об этом. Идет осознание его творчества с позиции нашего времени. Все мы повзрослели за десять лет с момента его ухода. И все теперь видим немного иначе.

Вот на этом фоне мне вдруг вспомнилось, что я когда-то начала, да так и не дочитала его роман «Тавро Кассандры». И решила в Год Айтматова погасить свой давнишний долг и все-таки дочитать эту книгу. Но и теперь книга шла туговато. Роман не захватывал. Читая его, я все-таки помнила про свои другие дела, и чтение затягивалось. Тогда я решила простимулировать себя через свой интерес. Гении – это, как правило, интуиты. И, значит, пропуская нашу жизнь через свой сюжет, Чингиз Торекулович должен был отразить также и финансовую сторону бытия, поскольку это неотъемлемая ее часть, и от этой стороны жизни никуда не уйти. И даже было бы еще интереснее посмотреть, какая из граней финансов/бизнеса отразилась в его (далеко не финансовом) романе.

Приведу для начала очень краткое изложение моего понимания сюжета романа «Тавро Кассандры». Один ученый (Андрей Крыльцов) сделал открытие, которое позволяло узнать, желает ли человек рождаться и приходить в этот мир. А определить это можно было, если подвергнуть будущую роженицу воздействию определенных лучей. Тогда у нее на лбу могло проявиться пятнышко. Это и был знак (тавро Кассандры), что у эмбриона (кассандро-эмбриона) есть страх за свою будущую человеческую судьбу на Земле. При этом такое «тавро» появлялось как результат накопления негатива в роду человека.

Весь конфликт в романе разворачивается после того, как этот ученый попал на космическую орбитальную станцию (назвав себя «космическим монахом Филофеем») и оттуда стал облучать Землю этими лучами. На Земле начались волнения и дискуссии: а правильно ли без согласия будущих родителей насильно проявлять «тавро Кассандры». Один из немногих, кто понял истинную ценность этого открытия, был ученый-футуролог Роберт Борк, которому за это пришлось принять свою трагическую судьбу и осознанно идти на растерзание толпы. На этом фоне значима и Джесси, супруга ученого-футуролога, любящая его женщина, для которой важна еще и его физическая безопасность. В романе есть и другая героиня, Руна, тюремная заключенная (зэчка Руна), любовь к которой позволила главному герою понять античеловечность своих научных экспериментов.

Примерно вот так когда-то и мне рассказали, о чем роман «Тавро Кассандры». Конечно же, такое описание – это бледная тень от тени произведения. Роман надо читать. Моей же целью было представить основную канву романа и героев, чьи слова будут цитироваться дальше.

Но сначала небольшое отступление. Мне кажется, что в кыргызских поверьях есть что-то похожее на «тавро Кассандры». Что-то вроде «отметины Судьбы». Например, когда мы, еще подростками, в своих мечтах или планах уже совсем уходили в какую-то самоуверенную и безоглядную фантазию, наша тай-эне всегда говорила: «Биз кандай гана ойлобойлу, чекеге жазылганы болот». Тогда мы просили тай-эне прочитать, что написано у нас на лбу. На что она, смеясь, отвечала: “Ай, барболгурлар, ал чекенин ичинде жазылган, да. Аны Жараткан эле билет” «Вот шалуны, это же с внутренней стороны лба написано. А что там написано, известно только Создателю». Мне показалось, что ответ на наш вопрос: как понять, какая Судьба написана у тебя лбу? – можно найти в романе «Тавро Кассандры».

А параллельно мне придется выступать еще и в роли риск-аналитика, поскольку тут Чингиз Торекулович в четкой последовательности и в соответствии с международными стандартами использует терминологию и процессы из “управления рисками”.

Главный герой (ученый-футуролог) говорит своей жене:

“ ... Я хочу сказать им, что тавро Кассандры – это вызов, брошенный нам судьбой. Каждый сигнал кассандро-эмбриона касается всех нас. И если мы это поймем, то есть выход, есть шанс. Надо оглянуться, чтобы увидеть, что впереди.

- Замечательно, но прежде подумай, Роберт, кому ты все это собираешься объяснить. Это же не университетская лекция. Кто тебя будет слушать? Они не для этого сюда пришли!

- У меня нет другого выхода.

...

- Не знаю, Роберт. Ты рискуешь.

- Что значит – рискую? Я должен объяснить им, что я думаю об открытии Филофея.

... Они встретились с Джесси взглядами: боль с болью. И он сказал как бы откуда-то издалека:

- Не останавливай меня. Я должен испить эту чашу”.

Вероятно, когда человек говорит о своем моральном долге – это и есть то, что ему предначертано?

По роду своей работы я имею дело с таким инструментом из управления рисками, как «самооценка рисков». Если очень коротко, то это означает, что специалист должен постоянно оценивать и выявлять все риски, которые сопровождают его сферу деятельности. По сути, «самооценка риска» - это субъективное мнение эксперта, являющегося профессионалом в своей сфере деятельности. И именно потому, что он профессионал, субъективная часть его суждения должна занимать очень малую и обоснованную часть его оценки. То, что здесь было выделено, и является предметом моей ежедневной рутинной дискуссии. И поэтому всегда, когда мне попадается что-то связанное с «само ...», это вызывает интерес, вдруг пригодится в дискуссии. Читая роман, я поймала себя на том, что частенько останавливаюсь из-за встречающихся различных терминов «само...». По моим подсчетам оказалось, что термины из серии «само...» более 50 раз встречается на протяжении 218 страниц романа.

Вот, например, такая цитата:

«...человеку положено добиваться, продлевать кредит на вечность из рода в род единственным способом – нравственным самосовершенствованием».

Невольно заставляет остановиться странное сочетание слов и образ, рожденный ими: «продлевать кредит на вечность»... Обычно от кредита (в его финансовом смысле) стремятся побыстрее освободиться, а тут, наоборот, Чингиз Торекулович настоятельно рекомендует его продлевать ... Обычно кредит берут на бизнес, а тут целью кредита является «вечность»... И, видимо, должна быть и какая-то особенная цена за такой кредит?.. Да, и за ответом далеко ходить не нужно, он уже дан здесь же, цена «кредита на вечность» - это «нравственное самосовершенствование». Я знаю это точно, потому что этот ответ доказывается всем романом. Еще до чтения романа “Тавро Кассандры” у меня сложилось впечатление, что все действия, описываемые терминами из серии “само...”, как правило, относятся только к отдельному человеку, к его личным целям или проблемам. Но вот цитата из романа, которая выбивается из этого ряда: «...как переубедить людей, как заставить людей понять, что они поддались массовому самообману

Понятно, что возможен “массовый обман”, и ярким примером такого обмана являются финансовые пирамиды типа “МММ”. Но, оказывается, возможен еще и “массовый самообман”?.. Думаю, именно для финансистов и банкиров важно различать разницу межу этими понятиями, поскольку именно для устойчивости банковского бизнеса важно доверие населения.

Вероятно, основная разница состоит в том, что “массовый обман” возможен, когда кто-то продвигает идею финансовой пирамиды, а “массовый самообман” возможен, когда люди (в своей массе) хотят верить в “МММ”, несмотря ни на что, несмотря на то, что ведутся публичные разъяснения о мошеннической сути пирамиды. Методы борьбы с “массовым обманом” и продвижением идеи финансовых пирамид известны – это банковский/финансовый надзор. А вот методы противодействия “массовому самообману” и массовой вере в финансовый мираж – это, видимо, состязание между государством/регулятором и идеологами “пирамид” в том, чей образ будет более впечатляющим для людей. И тут несомненна польза такого мастера слова и художественного образа, как наш Чигиз Айтматов.

А теперь я приведу несколько цитат в очень урезанном виде для того, чтобы показать примеры, когда Чингиз Торекулович использовал в романе финансовые термины и экономические закономерности.

«... я понимал, сколь возрастает ... роль, ... значение, сколь важным становится ... место под солнцем конъюнктуры».

Получился очень точный образ - «солнце конъюнктуры». Думаю, любой бизнесмен мечтает угадать, интуитивно почувствовать, спрогнозировать или быстро освоить устойчивый и долговременный спрос на что-либо, удовлетворение которого может принести благополучие и прибыль надолго. И это действительно будет комфортное «место под солнцем».

Зло, «... депонированное в наследственности субъектов, о коих идет речь ...»

В данном случае мне приходит на ум только одна мысль – как ограниченно, оказывается, я использую финансовые термины. И как они, оказывается, могут помочь по-новому объяснить жизненные проблемы...

«... А ведь это был первый ощуп твоей души. Будущие заказчики формировали из тебя нужного им исполнителя».

Это пример, когда закон спроса и предложения «работает» и за пределами экономики и финансов. Это пример, когда этот закон может быть использован в намерении поработить чью-либо душу.

В заключение мне бы хотелось привести здесь цитату из романа, которая, на мой взгляд, может дать представление о философии Айтматова:

«...самозащита Всемилостивого?.. Раньше я не мог понять, что такое Всемилостивость, в чем, собственно, она заключается и проявляется, и только теперь вдруг почувствовал: если я тот, кто в угаре самодовольства, манипулируя..., отпихиваю самого Бога, то не является ли зэчка Руна как бы посланницей, выразительницей Его Великодушия и Снисхождения?.. Нет ли в этом пробы на Добро во мне?!»

Таких жемчужин в романе – целая россыпь. И, наверное, следующие слова одного из героев романа «Тавро Кассандры» можно расценить как пожелание его автора:

“...Мне уходить, вам жить, а жить – значит самим находить ответы. Поймите меня ...”.

Ч. А. Джапарова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям