Кыргызча

Дети, которых нет

11:50, 16 Сентября 2016

В нашем обществе есть дети, которых нет. Их нет в школе. Их нет на игровой площадке. Их нет в общественном транспорте. Их нет нигде, но они есть. Это особенные дети. Сидя у себя дома, из окна, они наблюдают за нами и ждут, когда же исчезнут стены, которые мы возвели.

Мое первое знакомство с особенными детьми произошло в шестнадцать лет. Тогда, по программе обмена студентов я поехала в США, где жила в приемной семье и училась в школе. Придя домой после первого учебного дня, я выдохнула: «У вас так много детей-инвалидов!» «Это не инвалиды, это особенные дети. Пожалуйста, никогда их так больше не называй», - поправила меня моя приемная мама.

Я была ошарашена тем, что в моей школе учились самые разные дети, и для каждого из них были созданы условия - лифт, уборная, специальные кнопки, пандусы. Даже в автобусе имелось отдельное место для коляски со специальными креплениями и платформой, чтобы ребенок мог сам беспрепятственно сесть в школьный автобус.

Моя приемная кузина, у которой был синдром Дауна, ходила в обычную школу, и, несмотря на то, что у нее был свой отдельный класс, во время перемен и перерыва на обед, она общалась со своими ровесниками, училась игре на скрипке, она была частью общества. Смотря на этих замечательных детей, я думала о том, что в моей стране их практически нет, а если и есть, то единицы.

С такими мыслями я благополучно вернулась на Родину, и только спустя некоторое время поняла, как я была неправа! С тех пор прошло десять лет, но мало что изменилось. На бульваре Эркиндик каждый вечер собираются молодые мамочки и щебечут о том, как трудно с ребенком и коляской взобраться по ступенькам торговых центров. Но они не обращают на это особого внимания, ведь скоро их дети начнут ходить. Мало кто из этих мамочек задумывается о том, что чей-то сын не сможет ходить никогда, а чья-то дочь не будет видеть или слышать. Вот для этих особенных детей каждый бордюр, лестница, каждый неоснащенный светофор окажется непреодолимой стеной, стеной непонимания и безразличия, разделяющей одних детей от других.

Почему человек возводит стены там, где их быть не должно? Вопрос для долгих мучительных размышлений. А пока мы думаем над этим, паралимпийцы в забеге  на 1500 метров показали результат лучше, чем олимпийские чемпионы. Пока мы думаем, двенадцатилетний Тилек с диагнозом “ювенальный артрит” мастерит дома из палочек от мороженого. Пока мы думаем, шестилетний Нуржигит передвигается в тазике вместо коляски, чтобы поиграть со своими друзьями. Эти дети, они намного мужественнее и мудрее нас, постоянно жалующихся на непогоду, пробки и остывший кофе.

Почему мы продолжаем делать вид, что их нет?

Асель Калыбекова   

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям