«Главный идеолог» и «бульдозер революций» (Осмонакун Ибраимов и Азимбек Бекназаров)

20:31, 22 Марта

Мы продолжаем публиковать воспоминания общественного деятеля Абдыганы Эркебаева о политиках и политической жизни Кыргызстана в годы независимости. 

В постсоветской истории Кыргызстана просматриваются две колоритные фигуры. Они весьма непохожи внутренне и внешне противоположны по мировоззрению и культуре, да и в целом – по роду деятельности и образу жизни. Это антиподы. Осмонакун Ибраимов – литературовед, критик, утонченный эстет-элитарист, высокий и статный, прозванный в последний период правления Акаева «главным идеологом страны», когда он занимал должность Государственного секретаря Кыргызской Республики. И юрист – «бульдозер революции» (так величают его отдельные журналисты и единомышленники), с крепким телосложением и короткой стрижкой, Азимбек Бекназаров.

Указанными прозвищами гордятся, судя по их признанию в книгах, и они сами. А книги они умеют писать, но на разных языках и в разном жанре и стиле: Ибраимов – в равной мере на кыргызском и русском, сочетая теоретическую обобщенность с раскованностью (эссеизм), Бекназаров, как и подобает юристу, строго придерживается фактов, документов, хроники, при этом оставаясь приверженцем кыргызского разговорного языка.

Ибраимова я близко знаю давно, поскольку связывает нас многое. Мы почти в одно время родились, выросли и учились в кыргызских школах отдаленных горных районов Ошской области (я – в Алае, он – в долине Алайкуу Кара-Кульджинского района). В начале 1970-х годов поступили на один и тот же филологический факультет Кыргызского университета (я – сразу на отделение кыргызской филологии, он после годичного подготовительного курса на отделение русской филологии). Занимались со студенческих лет литературной критикой, выпустили книги, успешно защитили докторские диссертации, стали членами Национальной Академии наук. Мы дружим и придерживаемся примерно одинаковых политических (либерально-демократических) взглядов, хотя иногда спорим по литературным и политическим вопросам - в духе демократии. Не скрою, что в 1992 году, будучи вице-премьер-министром республики, я был в числе тех, кто рекомендовал Акаеву использовать Осмонакуна Ибраимова на государственной службе, ценя его широкую эрудицию и организаторские (менеджерские) способности.

Так он стал пресс-секретарем и первым помощником президента, вице-премьер-министром, чрезвычайным и полномочным послом Кыргызской Республики в Индии, Государственным секретарем (2000-2005 годы). После мартовских событий 2005 года, которые он считает «государственным переворотом», занимался научно-педагогической (профессорской) и публицистической деятельностью, хотя при Курманбеке Бакиеве появились слухи и споры в СМИ о том, быть ли ему послом нашей страны в Великобритании.

Я очень рад, что деятельность Осмонакуна Ибраимова и после мартовских событий 2005 года протекает по-прежнему успешно и плодотворно. Свидетельство тому – его яркие по форме, богатые по содержанию, сочные по языку и раскованные по стилю очерки и эссе, посвященные нашей истории и культуре, анализу нынешней политической ситуации, характеристике (портрету) великих и выдающихся сыновей кыргызского народа. Опубликованные в разные годы в разных газетах и сайтах, эти материалы составили его книги «Испытание историей» (Москва, 2008), «Кыргызская одиссея: до и после империи» (Бишкек, 2011) и «История кыргызского государства (постсоветский период)» (Бишкек, 2015). В перерыве между этими историко-политологическими книгами он опубликовал двухтомную «Историю кыргызской литературы ХХ века» – первый фундаментальный учебник на русском языке (Бишкек, 2013), переизданный через год в еще большем формате.

Последний труд нуждается в отдельном, сугубо научно-филологическом разговоре. Я лишь сожалею, что из-за бюрократических правил и интриг он в 2016 году не был допущен в список номинантов Государственной премии республики в области науки и техники, хотя вполне достоин. Надеюсь, что когда-нибудь этот недостаток будет устранен. Пока же вернусь к историко-политологическим книгам Осмонакуна Ибраимова.

В них выделяются как бы четыре сквозные темы: досоветская история кыргызов, советский период, постсоветское время и будущее Кыргызстана. Своеобразным ключом и предисловием к ним является первая глава его первой книги «История как неизбежность», носящая личностно-частный характер, поскольку содержит сведения автора о себе и своей семье. Из нее становится очевидным, что Ибраимов «вырос в нетипичной советской семье»: отец, доживший почти до девяноста лет, был глубоко верующим молдо и всю свою жизнь «так и не принял советскую власть», а старший брат Абыт Ибраимов – выдающийся ученый-биолог (генетик), бывший два раза депутатом парламента, в советский период был диссидентом, а в период правления Акаева – оппозиционером. Да, так получилось, что братья Ибраимовы при Акаеве оказались на разных сторонах политической баррикады.

Из работ Осмонакуна Ибраимова, посвященных досоветской истории и культуре, глубиной и свежестью взгляда отмечены такие, как «Сказание «Манас» как эпическая трагедия кыргызов», «Император Бабур и исторические кыргызы», «Неизвестный геноцид. Краткий очерк истории кыргызского восстания 1916 года». Как известно, о «Манасе» и восстании 1916 года и ранее говорилось и писалось много, но у него и для традиционных тем нашлись другие ракурсы и обороты. Что же касается очерка об основателе великой империи Моголов в Индии Бабуре, то это – новаторская, пионерская работа, связавшая имя и биографию знаменитого писателя-императора с историей и культурой кыргызов.

Я целиком и полностью разделяю взгляды и оценки Осмонакуна Ибраимова относительно истории и культуры советского периода, деятельности таких великих и выдающихся личностей, как Турдакун Усубалиев, Абсамат Масалиев, Чингиз Айтматов, Тугельбай Сыдыкбеков, Асанхан Джумахматов, Калый Молдобасанов, Мирсаид Миррахимов. С особой любовью и восхищением писал, он, конечно, об Айтматове и Сыдыкбекове, будучи профессиональным знатоком их жизни и творчества, ближайшим соратником на ниве литературы, не единожды общавшимся с ними. Неожиданной и приятной главой в его книге «Кыргызская одиссея: до и после империи» является также очерк «Тропою грома. История жизни и смерти последнего кыргызского хана», посвященный светлой памяти предводителя памирских кыргызов Рахманкул-хана, его уникальной, драматической и одновременно героической судьбе, начавшейся в СССР (Мургаб), продолженной в Афганистане и Пакистане и завершенной в Турции.

Однако наибольшую часть внимания и интересов Осмонакуна Ибраимова занимает, естественно, период правления Аскара Акаева, когда он сам был одним из самых близких членов окружения первого президента, личность и деятельность самого А. Акаева, последующие две революции (2005 и 2010 годов) и будущее Кыргызстана. Об этом повествуют все три книги, особенно «История кыргызского государства», имеющая подзаголовок «Постсоветский период» (2005).

Эти же вопросы подробно, со всеми деталями и доступными фактами изложены в крупных по формату и объему автобиографических книгах Азимбека Бекназарова «Аксы ыйы – улут кайгысы» («Скорбь Аксы – трагедия нации», 2010 год, 518 страниц), «Мен – кыргызмын» («Я – кыргыз», 2016 год, I том, 596 стр.; 2 том, 620 стр.), выпущенных на кыргызском языке. Таким образом, общий объем страниц трилогии составляет 1730 страниц. Кроме того, Бекназаров издал еще две книги: «Не имею права молчать!», имеющую подзаголовок «О коррупционных схемах и их участниках, последствиях за годы независимости (1991-2012 гг.)» (Бишкек, 2012 год, 160 стр.) на кыргызском и русском языках) и «Бизге кандай реформа керек?» («Какая реформа нам нужна?», 2016 год, 325 стр.). Такой плодовитости не знает, пожалуй, ни один автор современного Кыргызстана!

Что же послужило основой или причиной появления названных книг Азимбека Бекназарова? До 2000 года, когда он впервые стал депутатом Законодательного Собрания Жогорку Кенеша (а меня тогда на альтернативной основе избрали торага этого собрания), я, как и остальные кыргызстанцы, не знал его. Как он сам пишет в специальном разделе «Вместо послесловия. О себе. Кто я такой?» своей третьей книги «Я – кыргыз», Бекназаров родился 5 ноября 1956 года в селе Кара-Суу Аксыйского района. Появился он на свет в семье пастуха в весьма необычной, поистине сказочной обстановке: когда он родился, ранним утром, по рассказам его матери, «собаки лаяли, овцы блеяли, коровы мычали, а у ворот их дома караулил красный тигр». Словно родился легендарный герой Манас, как это описано в одноименном великом эпосе. Поэтому Азимбек, как и подобает сказочному герою, «хорошо учился в школе, с малых лет был трудоголиком (иштерман), отлично служил три года в пограничных войсках Советской Армии возле реки Амур на Дальнем Востоке, с красным дипломом окончил Ташкентский юридический техникум и юрфак Кыргызского госуниверситета, работал следователем и судьей Октябрьского районного суда». Все это – его слова из того же послесловия к книге «Я – кыргыз».

Итак, в достаточно зрелом возрасте, когда ему исполнилось 44 года, Бекназаров стал депутатом Законодательного Собрания. И первым своим долгом как кыргыз-патриот считал пересмотр и денонсацию соглашений о кыргызско-китайской границе, включая границу по Узенги-Куш. А также предложил объявить за эти соглашения импичмент президенту Акаеву. Власть ответила ему той же монетой: в начале января 2002 года в нарушение Конституции страны, согласно которой депутат Жогорку Кенеша не мог подвергаться преследованию за высказанные им мнения, возбудили уголовное дело и арестовали Бекназарова в Джалал-Абаде за небольшой грех, совершенный им в бытность следователем Токтогульского РОВД. Так он стал знаменит в Кыргызстане, отсюда начались истоки Аксыйской трагедии и, соответственно, конец правления Акаева. Поскольку эти события в свое время широко и детально освещались в печати и не единожды обсуждались в Законодательном Собрании, правительстве и в Совете безопасности республики, не буду возвращаться к ним. Отмечу лишь, что они по-разному, с противоположных позиций объясняются в книгах Ибраимова и Бекназарова. Более того, оба автора обвиняют друг друга во многих грехах, в том числе в Аксыйской трагедии.

Говоря конкретнее, Ибраимов весь период правления Акаева, его личность и деятельность характеризует в исключительно позитивном ключе, если не сказать розовом цвете, идеализируя его и называя первого президента «либералом» и «отцом кыргызской демократии и государства». Лишь в последней своей книге «История кыргызского государства (постсоветский период)» 2015 года, он слегка корректирует свою оценку личности и деятельности Аскара Акаева, указывая на отдельные его просчеты и недостатки. Ему также ненавистными оказались народные революции 2005 и 2010 годов, а также те, кто их возглавил и позже стал руководить государством и правительством. По мнению Ибраимова, это – «революции мародеров», совершенные толпой во главе некоторых популистов и вообще нечистых людей-коррупционеров. При этом он нигде не ставит, казалось бы, элементарный вопрос: почему так случилось? Что толкнуло «толпу» идти на такой рискованный шаг, если вспомнить отдельные жертвы 2005 года и 87 погибших в 2010 году? Только ли призывы некоторых популистов и демагогов? Или имелись куда более веские серьезные социальные, экономические и политические причины? Где же наша общая ответственность, особенно тех, кто был во власти или ближе к ней? Впрочем, данный пробел с блеском восполнен был им позже в эссе-реквиеме «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит и по ним …», посвященном памяти жертв 7 апреля 2010 года и вошедшем в книгу «Кыргызская одиссея: до и после империи» (2011).

В противовес ему, Бекназаров во всем, в том числе в Аксыйских событиях, обвиняет Акаева и его окружение, включая самого Ибраимова, не жалеет черных красок ради их негативной характеристики. Среди его обвинений мое внимание особо привлекли некоторые факты и документы, непосредственно касающиеся А. Акаева, О. Ибраимова, Б. Джанузакова, Б. Акаевой, обнаруженные 24 марта 2005 г. в их рабочих кабинетах. Впервые А. Бекназаров в качестве и.о. генерального прокурора республики озвучил их еще тогда. Отдельные их фрагменты были приведены в газете «Дело №…» (30.04.2005). Теперь их копии А. Бекназаров в полном объеме, во всех подробностях опубликовал в своей книге «Я – кыргыз» (стр. 323-343). Речь идет о так называемых «списках», в которых обозначены суммы в долларах, переданных или подлежащих передаче практически всеми высшими и видными должностными лицами. В списке фигурируют многие, начиная с премьер-министра Танаева, торага, председателя СНП Жогорку Кенеша Борубаева, главы Верховного суда Осмонова и кончая послами нашей страны в зарубежных государствах, ректорами вузов и крупными бизнесменами. Список из 102 лиц был написан собственноручно Аскаром Акаевым, имеются также другие отпечатанные и рукописные варианты списков. В одном из них есть и моя фамилия, и фамилии Ч. Баековой – тогда председателя Конституционного суда, С. Иманбаева – главы Центризбиркома, но против наших фамилий проставлены прочерки и вопросительные знаки. Что же касается Госсекретаря Осмонакуна Ибраимова, то его фамилия встречалась в ряде списков с конкретными цифрами. Если добавить сюда то, что тогда публиковались списки госпредприятий, бюджетных учреждений и бизнесменов, внесших свои взносы в возглавляемый Майрам Акаевой фонд «Мээрим», придется признать, что Акаев и его семья весь Кыргызстан превратили в свою коррупционную сеть. Я считаю эти списки, особенно тот, составленный лично Акаевым, позорной страницей истории независимого Кыргызстана и глубоко сожалею, что это дело ни тогда, ни после не получило широкой общественной огласки и не стало предметом юридического разбирательства. В этом была и вина самого Бекназарова, возглавлявшего и курировавшего дважды (в 2005 и 2010 годах) Генеральную прокуратуру и другие судебно-правоохранительные органы страны. Хотя в свое оправдание он приводит то обстоятельство, что у него просто времени не хватило, так как в 2005 году он Генпрокуратуру возглавлял в течение всего лишь 5 месяцев, а в 2010 году курировал эти органы всего 9 месяцев.

Как оказалось, указанные в списках суммы предназначались для специального фонда, призванного финансово обеспечить нужные результаты парламентских выборов 2005 года и, вероятно, референдума по продлению президентских полномочий Аскара Акаева до конца 2010 года. Да-да. Об этом свидетельствует найденный в кабинете Ибраимова «Возможный сценарий действий на текущий год», где черным по белому написано: «Создание инициативных групп по сбору подписей 300 тысяч избирателей (декабрь 2004 – январь 2005 гг.), механизм реализации – всенародный референдум. Как показывает практика постсоветских стран, полномочия действующего президента можно продлить путем всенародного референдума. Например, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан» («Я – кыргыз» , 1 том, стр. 16). Кроме того, Бекназаров воспроизводит в своей книге фотокопии коробок с собранными подписями в поддержку данной инициативы. Будучи спикером Законодательного Собрания Жогорку Кенеша, я не знал ни о том фонде, где должны были аккумулироваться деньги для будущих выборов, ни об инициативе проведения референдума по продлению президентских полномочий Акаева до конца 2010 года. Все делалось, как очевидно, в «Белом Доме», в глубокой тайне, а я, видимо, не пользовался доверием.

На то имелись свои причины. Дело в том, что во время конфликта Бекназарова с Акаевым и Аксыйской трагедии я занимал, как говорится, двоякую позицию. Во-первых, я считал, что в вопросе о кыргызско-китайской границе Бекназаров был неправ, поскольку он представлял вопрос слишком поверхностно и упрощенно, в исключительно популистском и демагогическом духе! Тем более было странным, что он, служивший в Советской Армии возле реки Амур, не знал или не помнил всю историю и глубину пограничных вопросов. Не учел хотя бы то, что именно там, на острове Даманский, в 1969 году произошла большая военная стычка между советскими и китайскими пограничниками, вследствие которой остров отошел к китайской территории. Поэтому я как торага Законодательного Собрания несколько раз по-человечески предостерегал Бекназарова от конфликта с Акаевым по теме границ, о чем сам Бекназаров упоминает в своей книге «Скорбь Аксы – трагедия нации» как бы в укор мне.

Между тем я даже сегодня хотел бы напомнить Азимбеку Бекназарову и нашему народу, что вековой территориально-пограничный спор между Российской империей, затем СССР и Китаем разрешился лишь при независимости России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Что наибольшие уступки в 70 процентов Китай сделал лишь Кыргызстану, а с остальными названными государствами он делил спорные территории поровну, то есть 50х50. Более того, Россия, восстанавливающая свою мощь при Путине, несколько лет назад вновь уступила определенный участок в районе Амура Китаю, а Таджикистан сдал в аренду Китаю свою небольшую территорию в Горном Бадахшане. Так что вопрос о спорных территориях или границах – не предмет ура-патриотизма, а требует взвешенной, глубокой стратегии.

С другой стороны, я всегда был на стороне Бекназарова как депутата и аксыйцев, проливших свою кровь за него и протестовавших против несправедливости. Потому что, как уже говорил, в отношении Бекназарова власть допустила незаконность, нарушив Конституцию и не решив вопрос с аксыйцами мирным путем. Поэтому вместе с коллегами-депутатами выступил публично за его освобождение, посетил Бекназарова вместе с губернатором Джалал-Абадской области С. Урманаевым в СИЗО, где он тогда содержался, поддержал создание депутатской комиссии по расследованию данного факта. В парламенте было принято постановление о необходимости отметить 40 дней Аксыйской трагедии, в Совете безопасности требовал отставки правительства Курманбека Бакиева. А в июле 2002 года я поехал в Боспиек на открытие памятника жертвам Аксы. В дальнейшем с Бекназаровым, как и с другими депутатами того созыва Законодательного Собрания Жогорку Кенеша, поддерживал равные, взвешенные и человеческие отношения. В этом смысле я старался в меру поддерживать как президентские и правительственные законопроекты, так и уважительно относился к мнению оппозиционно настроенных депутатов, предоставляя им возможность высказаться. Считаю, что так должен поступать каждый руководитель, особенно спикер парламента, поскольку он такой же народный избранник, как другие.

Возвращаясь к Осмонакуну Ибраимову, должен отметить, что 24 марта 2005 года он поступил мудро, объявив ранним утром Аскару Акаеву о своей отставке из-за возможного применения силы против митингующих на площади. Но в отношении Бекназарова он не остался в долгу, предъявив ему целый букет обвинений в нечистоплотности и коррупции, в частности за то, что последний в 2005 году освободил от уголовного преследования таких одиозных фигур, как Ш. Джайсанбаев, Р. Акматбаев и другие. И это – будучи генпрокурором! Да и вообще, к оппозиции и революционерам у Ибраимова преобладает достаточно критический, негативный подход, что видно во всех его трех книгах. Такую позицию Ибраимов занимает не только относительно Бекназарова, но и всех тех, кто возглавлял после Акаева наше государство, а именно Курманбека Бакиева, Розы Отунбаевой и Алмазбека Атамбаева, хотя последних двух лидеров он критикует менее радикально, нежели Бакиева и Бекназарова.

Общеизвестно, что крайности или противоположности все же пересекаются или сходятся. Так же случилось с Ибраимовым и Бекназаровым. Последний, названный «бульдозером революций» 2005 и 2010 годов, в своих книгах остро и грубо критикует, как и Ибраимов, своих недавних единомышленников и соратников: Бакиева, Отунбаеву, Атамбаева, Текебаева, Сариева, Мадумарова и других, в том числе меня, и даже самого себя, что похвально. Однако он, как и Ибраимов, умеет ценить и хорошее в людях, о чем пишет в специальном разделе «Исторические личности, которых я уважаю, и мои единомышленники в политике» своей книги «Я – кыргыз». Странно, что среди множества лиц, которых подробно описывает и хвалит Бекназаров, нет таких выдающихся его земляков, как Нузуп-бий, Женижок, Т. Уметалиев и Т. Касымбеков, и вообще ни одного деятеля образования, науки и культуры. Видимо, у него, целиком увлеченного политикой, существуют совершенно иные пристрастия и критерии оценки людей.

Другим объединяющим моментом обоих антиподов-оппонентов выступает их одинаковое отношение к истории и оценке национально-освободительного движения 1916 года: Бекназаров в 2015 году инициировал создание общественной комиссии к столетию этого события, провел ряд важных мероприятий, посвященных трагическим событиям, издал в 2010 году довольно объемистую книгу на кыргызском языке «Геноцид 1916 года». Наконец, следует отметить еще одно общее достоинство книг Ибраимова и Бекназарова – их размышления о будущем Кыргызстана. Если этой теме интеллектуал – «главный идеолог» времен Акаева посвятил такие сугубо теоретические трактаты, как «Хартия будущего, или Идеологическая программа Кыргызстана ХХI века», «Кыргызстан в ХХI веке: заглядывая в будущее», то революционер-практик Бекназаров выпустил целую книгу на кыргызском языке с характерным названием «Какая реформа нам нужна?» (2016), куда вошли его статьи и интервью. В названных работах обоих авторов содержатся как дельные, перспективные суждения, так и спорные, местами даже вовсе неверные утверждения. Я не хотел бы на них останавливаться, поскольку не пишу рецензии на их книги. Меня интересует другое – направление их мыслей.

С этой точки зрения видение Ибраимова будущего Кыргызстана можно охарактеризовать как либерально-демократическое, а Бекназарова – эклектичное, сочетающее в себе консервативно-социалистические, отжившие идеи с националистическими. Это, во-первых. Во-вторых, постоянное увлечение идеологией, всяческое подчеркивание или преувеличение ее роли представляются ненужными, лишними и иллюзорными, отвлекающими от реальных практических задач и дел. В этом мы сполна убедились на опыте СССР и других ушедших в историю бывших социалистических стран. Поэтому в Конституции Российской Федерации специально закрепили норму о запрете всякой государственной идеологии. Для нас идеология – это наша Конституция, жизнь по ней.

Что же можно сказать в заключение?

Прежде всего нужно отметить полезность книг авторов-антиподов, написанных под разными углами зрения и охвативших достаточно большой отрезок времени. Что касается их недостатков, то они тоже необычны. Например, Осмонакун Ибраимов никогда не участвовал в политических выборах, не прошел через горнило острой конкурентной борьбы, не встречался лицом к лицу с массами в сложных и критических ситуациях, занимая все время лишь государственные должности. То есть он был чиновником в хорошем классическом смысле этого слова благодаря своему прекрасному образованию (он помимо кыргызского и русского языков хорошо владеет английским, любит музыку, играет на комузе), управленческим качествам, доказательством чего является его активное участие в проведении 1000-летия «Манаса», 2200-летия Кыргызской государственности и Международного горного саммита в Бишкеке.

Бекназаров, напротив, вышел из низов, вырос в народной среде, в гуще жизни. Поэтому он постоянно апеллирует к народу, занимая часто популистские позиции, ему порой не хватает элементарной интеллигентности и необходимой политической культуры, самообладания и хладнокровия. Ему невдомек то, о чем справедливо пишет Ж. Жекшеев – другой оппозиционер времен Акаева и Бакиева: «В политике одновременно важно, когда говорить и когда умолчать». Недаром еще с древности устойчиво бытует выражение «молчание – золото». Иначе можешь оказаться «вечным оппозиционером» и «вечным революционером». От этого народ будет уставать, как и от долгого властвования. Вот почему Бекназаров с треском проиграл на последних парламентских и президентских выборах. Более того, он еще раз вляпался, вновь став объектом уголовного преследования. А жаль!

Тем не менее, я хотел бы закончить на оптимистичной ноте. При всей несхожести, противоположности, резкости и недостатках, Ибраимов и Бекназаров – незаурядные люди, настоящие патриоты своего народа, своей отчизны. Об этом особенно хорошо свидетельствуют статья Ибраимова «Клеветникам Кыргызстана» в книге «Кыргызская одиссея: до и после империи» и все книги обоих авторов (неслучайно два тома Бекназарова называются «Я – кыргыз»). Просто мы должны уважать друг друга, с пониманием и терпимостью относиться к различию наших характеров и взглядов, выработать в себе культуру толерантности, как это считается нормой в подлинно демократических и правовых государствах. Это тоже, пожалуй, один из важных уроков нашей молодой государственности.

Абдыганы Эркебаев, академик Национальной Академии наук Кыргызской Республики

Фото Вячеслава Оселедко

 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям