Кыргызча

Ишенбай Кадырбеков: Что произошло в мартовские дни 2005-го: революция, государственный переворот, узурпация власти?

08:56, 1 Сентября 2016

Или Как Бакиев провозгласил себя Премьер-министром и

исполняющим обязанность Президента

Несмотря на то, что издано множество публикаций о событиях, произошедших за годы независимости – в их числе книги А. Акаева, две книги о мартовской революции К. Бакиева, книги политиков А. Бекназарова, О. Текебаева, отечественных и зарубежных политологов, журналистов, – события и процессы этих лет все еще порождают множество вопросов.

И это естественно. Как писал английский писатель, новеллист и философ О. Л. Хасли: «Факты истории интересуют нас только в том случае, если они вписываются в наши политические убеждения». Безусловно, авторы публикаций, как непосредственные участники событий, рассматривали историю через призму своих политических убеждений. Однако никто не может отрицать тот факт, что их труды являются ценнейшими материалами для профессиональных историков, юристов, социологов. Конечно, отдельные их аналитические рассуждения зачастую основывались на той информации, которой они владели, что, в свою очередь, создавала не всегда объективную картину происходящих событий. Поэтому, как непосредственный участник событий 24 марта 2005 года, я счел необходимым дать пояснения, уточнения отдельным фактам, деталям тех дней, которые по непонятным причинам упоминались вскользь, без должной их оценки, и которые могут оказаться существенными при формировании целостного видения истории этого периода и объективной оценки поступков действующих лиц.

***

В общественном сознании события 24 марта 2005 г. породили некую понятийную дилемму. С одной стороны, политики, пришедшие во власть, считали события 24 марта 2005 г. революцией. «24 марта свершилась народная революция. Иначе мы не говорим, как бы вы ее не называли», — заявляла Р. Отунбаева. Среди экспертов, как и в широком обыденном сознании, благодаря тиражированию средствами массовой информации непродуманных стереотипов, также было закреплено применение понятия «революция» тогда как в политической истории понятие «революция» применяется к масштабным и продолжительным процессам, к смене строя, системы.

Согласно свободной энциклопедии Википедия, «политический кризис в Киргизии 2005 года - государственный переворот из серии «цветных революций», произошедший в Киргизии в марте 2005 года Аскара Акаева и приходу на его пост Курманбека Бакиева».

Российский политолог Александр Князев в книге «Государственный переворот 24 марта 2005 г. в Киргизии» однозначно объясняет авторскую позицию самим названием книги.

Что же на самом деле произошло в мартовские дни 2005 г.: революция, государственный переворот, узурпация власти?

Этимологически «переворот» – это то же самое, что и «революция». «Переворот» применяется собственно к событию смены власти, последствия которой совсем не обязательно являются революционными по своим масштабам. И поэтому, что одни называли события тех дней революцией, а другие – государственным переворотом, по сути, друг другу не противоречили. Другое дело, если речь идет о насильственном захвате или удержании власти, которая во многих странах, в том числе и у нас, является тяжким государственным преступлением (статья 295 УК Кыргызской Республики) и которое, до настоящего времени, почему то не рассматривалось.

Так характеризует события 24 марта А. Кынев (эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований в статье «Кыргызстан до и после «тюльпановой революции»: «…В результате этого кризиса в стране произошел фактический самораспад прежней власти и к руководству на волне сумятицы пришла коалиция разношерстных групп, в разное время оказавшихся в оппозиции к А. Акаеву. По сути, они просто заполнили тот вакуум власти, внезапно и столь шокирующе для многих возникший. Лидером этой коалиции и и.о. президента страны и стал бывший премьер-министр Кыргызстана К.Бакиев».(http://igpi.ru/info/people/kynev/1128082583.html)

Возникает вопрос, почему и на основании каких данных А. Кынев решил, что К. Бакиев стал и. о. Президента страны?

А. Князев в своей книге так описывает мнение Председателя Конституционного суда Чолпон Баековой: «Законно ли отстранение от власти Аскара Акаева? Президент Акаев нас покинул. Он позорно бежал из страны, а значит, я не вижу оснований, по которым он может сохранять свои полномочия. Он вверг страну в хаос. Как председатель Конституционного суда, я квалифицирую его как прекратившего исполнение обязанностей президента страны. Насколько легитимны новые власти? В соответствии с законодательством в случае утери одной из ветвей власти две другие должны сделать все, чтобы сохранить равновесие. После бегства президента Акаева и отставки премьер- министра Николая Танаева мы потеряли исполнительную ветвь. Поэтому теперь законодательная ветвь должна сделать все, чтобы установить стабильность в стране. В соответствии с конституцией легитимный парламент избрал нового премьер-министра, который до президентских выборов будет исполнять обязанности президента. Это Курманбек Салиевич Бакиев».

 

Может, после такого авторитетного вывода все решили, что парламент избрал К. Бакиева премьер-министром и потому он стал и.о. Президента?

Обратимся за ответом к Конституции КР, точнее, действующему на то время к Закону КР «О новой редакции Конституции Кыргызской Республики», принятому референдумом 2003 г.

«Премьер-министр Кыргызской Республики назначается Президентом Кыргызской Республики с согласия большинства от общего числа депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики» [пункт 1 статьи 71].

«К ведению Жогорку Кенеша Кыргызской Республики относятся:

9) дача согласия на назначение Премьер-министра Кыргызской Республики, членов Правительства Кыргызской Республики» [подпункт 9, пункта 1 статьи 58];

Таким образом, Премьер-министр не избирается парламентом, а назначается Президентом.

«Полномочия Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, предусмотренные подпунктами 1-19,… пункта 1 статьи 58 Конституции Кыргызской Республики в новой редакции, осуществляются Собранием народных представителей Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.» [пункт 9 раздела III]

Следовательно, премьер-министр мог быть назначен Президентом с согласия Собрания народных представителей Жогорку Кенеша (далее СНП)

В тот день ситуация была критическая. Сбежал президент, ушел в отставку премьер-министр. На тот момент легитимным был только Верховный суд. Новый состав Жогорку Кенеша (далее, новый состав ЖК), не дожидаясь срока окончания полномочий Законодательного собрания Жогорку Кенеша (далее ЗС), Собрания народных представителей Жогорку Кенеша (далее СНП), который истекал 14 апреля 2005г., начинают свое заседание. То есть, новый состав парламента, по сути, захватывает законодательную власть, нарушив Конституцию Кыргызской Республики (далее Конституцию), где указано, что депутаты Жогорку Кенеш избираются на пять лет [пункт 2, статья 54].

Согласно пункта 4 статьи 55 Конституции, со дня первого заседания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики нового созыва полномочия Жогорку Кенеша Кыргызской Республики прежнего созыва прекращаются. В то же время, согласно вышеуказанной нормы Конституции полномочия ЗС и СНП прекращались только 14 апреля 2005 г. Сложилось абсурдная ситуация в законодательной власти.

В тот день каждая минута решала судьбу страны. Полномочия Президента зависли в воздухе. Новый состав ЖК не избрал Торага. Принимая данное обстоятельство во внимание, я предложил соратникам – оппозиционерам «акаевскому режиму» - срочно собрать состав Верховного суда и отменить решение Центральной избирательной комиссии (далее ЦИК) о регистрации нового состава парламента. Основанием этого было то, что преждевременная регистрация нового «акаевского» состава ЖК при том, что полномочия прежнего состава Жогорку Кенеша заканчивались только 14 апреля, создала двоевластие в законодательной ветви власти. С моим предложением согласились. Я, А. Бекназаров, А. Мамбеталиева, А. Малиев О. Малеванная предприняли меры по сбору членов Верховного Суда на экстренное заседание. После долгих дискуссий Верховный Суд принял решение о признании регистрации нового состава ЖК незаконной. Конституционное поле было восстановлено.

Данное событие А. Князев описывает следующим образом: «Около 20 часов вечера Верховный суд, собравшийся на совещание, отменил регистрацию нового состава парламента. Председатель Верховного суда Курманбек Осмонов заявил, что суд единогласно принял решение об отмене регистрации нового состава парламента. «Таким образом, мандат полномочий возвращен двухпалатному парламенту Киргизии, сроки полномочий которого по Конституции истекают 14 апреля», — сказал Осмонов. На заседании ВС присутствовали 33 из 35 членов Верховного суда. Около 23 часов вечера решением парламента 3-го созыва (старый парламент) спикером был избран Ишенбай Кадырбеков. По конституции Киргизии, в отсутствие президента и главы правительства спикер должен исполнять их обязанности»

Полномочия верховной власти государства не могут оставаться беспризорными ни на секунду, должен действовать принцип: «Король умер, да здравствует король!». 24 марта 2005 г. в отсутствии бежавшего А.Акаева, отставки премьера Н.Танаева, решения Верховного суда об отмене регистрации нового состава ЖК КР, полномочия президента должны было перейти одному из Торага двухпалатного ЖК КР.

Кому? Конституцией страны данный вопрос не был регулирован.

Исполнение полномочий Президента Торага СНП мог породить правовую коллизию. Направляя в СНП представление на назначение К. Бакиева Премьер-министром, по сути, он просил бы дать согласие на назначение у депутатов, у которых он был Торага. Депутаты СНП должны были дать согласие или отказать своему Торага в его просьбе. Далее, он должен был подписать решение депутатов как Торага СНП и направить это решение исполняющему обязанности Президента, то есть самому себе. Затем он, как исполняющий обязанности Президента должен был издать соответствующий Указ. Понимая абсурдность подобной ситуации, никто на такой шаг не пошел. Кроме того, нельзя было не учитывать то обстоятельство, что Жогорку Кенеш, как целостная законодательная власть, состоял из двух палат, - ЗС и СНП. Поэтому, при отсутствии Президента страны, единоличное решение вопроса, касающегося формирования исполнительной ветви власти любой из палат Жогорку Кенеша, было бы не корректно. При такой ситуации, принимая во внимание то, что ЗС являлось постоянно действующей палатой, а также в целях исключения возникновения правовой коллизии и узурпации власти одной из палат Жогорку Кенеша, представление на назначение премьер-министра в СНП мог только Торага ЗС. Соответственно, Торага ЗС должен был исполнять обязанности президента страны и после получения согласия от СНП издать Указ о назначении Премьер-министра. Таким образом, формальная сторона вопроса, касающегося формирования исполнительной ветви власти завершилась бы без нарушения требований Конституции. Так описывает последующие события тех дней М Жумакадыров в статье «Опасный прецедент» (dozooffice@rambler.ru 13.08.2008 г. ). «… можно предположить, что 25 марта 2005 года в СНП ЖК КР кандидатуру К. Бакиева на должность Премьер-министра КР представлял Торага Законодательного собрания ЖК КР, исполняющий полномочия Президента КР И. Кадырбеков, ибо действующие президент А. Акаев и премьер-министр Н. Танаев были в бегах. Другого варианта не могло быть».

Так думало абсолютное большинство. Но я, как Торага ЗС, исполняющий обязанности Президента, не давал представление на К. Бакиева в СНП для получения согласия на назначение его премьер-министром. Почему СНП, в нарушении Конституции, при отсутствии соответствующего представления дала согласие на назначение К.Бакиева премьер-министром - непонятно. Наверное, в этой ситуации человеческого фактора было больше, чем законности.

Остается еще один важный вопрос: если даже СНП дало свое согласие, тогда кто издал Указ о назначении К. Бакиева премьер-министром?

Мной подобный Указ не подписывался. Следовательно, никто не назначал К Бакиева премьер-министром. Отсюда, соответственно, он не мог исполнять обязанности Президента страны. Все шло к тому, что К. Бакиев, по собственной инициативе загонял себя под статью 295 УК Кыргызской Республики: «насильственный захват власти или насильственное удержание власти», что квалифицируется как тяжкое преступление.

Почему К. Бакиев и его окружение игнорировали наши инициативы по приданию легитимности получения власти, мне до сих пор не понятно.

Могу предположить, что на них серьёзное повлияло информагентство ЕuroNews, который информировал мир о том, что в Кыргызстане произошла смена власти и исполнение полномочий Президента Кыргызской Республики перешло в руки спикера ЗС Кадырбекова И. Д. Это их очень сильно задело. По этому поводу, ночью 24 марта 2005г., в кабинете депутата А. Малиева между мною и У. Сыдыковым произошла серьезная стычка. Мои объяснения ситуации и доводы о необходимости соблюдения Конституции не доходили до него. А когда бакиевцы узнали, что я утром в гостинице «ХАЯТТ» встречаюсь с представителями иностранных государств, то они, наверное, и приняли решение идти своим путем: спешно пошли получать согласие у СНП на назначение К. Бакиева премьер-министром. Возможно, в своем предположениях я ошибаюсь. Но то, что бакиевцы совершили роковую ошибку, которая свела на нет все их потуги войти в последующем в правовое поле, – это точно. Если я, как личность, была неприемлема для них, им ничего не стоило попросить выполнить процедуру передачи власти Торага СНП. Но случилось то, что случилось. Необходимо было спасать положение. Невозможно признавать действие Конституции и одновременно поступать вне его поля. Понимая неадекватное психологическое состояние бакиевцев, в целях исправления сложившейся ситуации я предложил ЗС ЖК КР принять «Чрезвычайный закон», согласно которого действие Конституции приостанавливалось, со всеми вытекающими из этого последствиями. Парламент поддержал законопроект.

Прежде чем подписать закон, я проинформировал об этом К. Бакиева. Он попросил не афишировать закон и пожелал изучить его содержание. В это время огромная толпа митингующих рвалась в здание парламента с желанием не дать работать новому составу парламента. К. Бакиев взял напечатанный текст «Чрезвычайного закона» в руки, вышел к митингующим и, показав его народу, при них подписал закон (хотя в этом не было необходимости) и объявил, что с принятием чрезвычайного закона приостановлено действие Конституции и, соответственно, судьба нового состав ЖК предрешена. Народ успокоился и двинулся вместе К. Бакиевым на центральную площадь города. Вернувшись с площади, он попросил не публиковать закон. Могу предположить его рассуждения. В случае вступления в силу закона К. Бакиев (по его пониманию) становился никем (хотя это было не так), ибо последствие этого шага требовало создание временного исполнительного органа, который должен был назначить срок выборов Президента страны и обеспечить его проведение.

Эта классическая форма революции, когда действие основного закона приостанавливается, временная исполнительная власть живет на основе правового акта - декрета, которая была применена 7 апреля 2010 года. Этим самым, народ, который жаждал роспуска парламента, был бы удовлетворен. Обещание перед народом было бы выполнено. Главное, не была бы допущена узурпация власти. Но «бакиевцы», то ли в пылу эйфории, то ли из-за недальновидности или правовой безграмотности предали ожидания народа, и, наоборот, приняли все меры, чтобы реанимировать новый состав ЖК, распустив прежний состав. То есть, выбрали путь удержания власти с новым парламентом, из-за выборов которого и случились события 24 марта 2005г.

Самопровозглашённый премьер-министр К. Бакиев 25 марта назначает Абдраимова Т.Д и.о. Председателя ЦИК, при том, что Председателем ЦИК оставался Иманбаев С.И., освобожденный от должности только 26 марта (опять двоевластие)!.. Вопрос, можно ли считать Т. Абдраимова Председателем ЦИК по той простой причине, что указы издавал не легитимный, самопровозглашённый Президент? Естественно, -нет! К.Абдраимов сразу же, наверное, следуя рекомендациям «бакиевской команды», добивается в ЦИК принятия решения о регистрации депутатов нового состава ЖК КР и, тем самым, повторно провоцирует его незаконное функционирование

С 27 марта новый состав ЖК начинает свою работу. В то же время срок полномочий ЗС и СНП Жогорку Кенеша заканчивался только 14 апреля 2005г., что было подтверждено постановлением Верховного суда. Несмотря на очевидный курьез, новый состав ЖК продолжает функционировать, а К.Бакиев заручается его согласием на свое назначение премьер-министром.

Вот как описывает эти события М Жумакадыров: «Дело в том, что ситуация еще более усугубилась желанием К. Бакиева заручиться согласием на его назначение Премьер-министром КР новым составом ЖК КР. Трудно найти причину этому нелогичному поступку, так как это обозначало непризнание легитимности согласия, данного СНП ЖК КР. Данное обстоятельство создавало вакуум власти от 25 марта 2005 года до дня получения второго согласия от нового состава ЖК КР. В этом случае исполнение полномочий Президента КР переходило к двум спикерам парламента. Один - Торага ЗС ЖК КР И. Кадырбеков, срок полномочий которого заканчивался только 14 апреля 2005 года, другой – О. Текебаев - Торага ЖК КР нового созыва. Одним словом, этот период можно было бы назвать периодом хаоса, который был еще более усугублен поступком К. Бакиева. И вновь возникает один и тот же вопрос, а кто или какой исполняющий полномочия Президента КР представлял его кандидатуру, а потом кто назначил К. Бакиева Премьер-министром КР

Наверное, осознавая абсурдность происходящего, «бакиевцы» пытаются распустить ЗС и СНП. При всем желании они не могли совместить несовместимое. Не могли полномочия законодательной власти исполнять сразу два парламента. Трудно даже представить, что заседают два состава ЖК вместе, где в президиуме восседали бы три спикера, а в зале находились бы депутаты двух палат и новый состав ЖК. А как бы принимались решения?

Сил у них хватило только на СНП - 29 марта добиваются самороспуска СНП. И. о. главы ЦИК Киргизии Т. Абдраимов, как пишет П. Князев, заявил, что единственным легитимным законодательным органом с этого дня становится новый парламент. Будем считать, что нелегитимный Т. Абдраимов погорячился. Депутаты ЗС не стали слагать с себя полномочий и продолжали функционировать до 14 апреля 2005 г. Согласно требованиям Конституции [пункт 2 статья 68] полномочия СНП после их самороспуска переходят Президенту, в данном случае оно перешло Торага ЗС, который де - юре становился исполняющим полномочий Президента. И тут невольно вспоминаешь афинского оратора Ликурга: «Когда гнев богов постигает человека, то, прежде всего, божество отнимает у него здравый смысл и дает превратное направление его мыслям, чтобы он не сознавал своих ошибок».

Таким образом, как бы «бакиевцы» не желали признавать мою причастность к руководству страны, юридически, при их «содействии» с 29 марта по 14 апреля 2005г. исполнение полномочий Президента страны бесповоротно перешло Торага ЗС ЖК КР.

В 2008 г. после моего ареста, в Кыргызстане развернулась неприятная для К. Бакиева дискуссия по поводу его легитимности на посту президента Киргизии. Д.Астахов в своей публикации: «Драма президента Бакиева. России политически невыгодно продолжать поддерживать нелегитимную и нестабильную власть в Бишкеке» (14.09.2008 Ресурсный Центр "Гиндукуш" rchindukush@rambler.ru ) отмечал:

«Как утверждают оппоненты Бакиева, на следующий день после "тюльпановой революции" 24 марта 2005 года и бегства экс-президента Аскара Акаева и экс-премьер-министра Николая Танаева из страны, нынешний глава республики в нарушение Конституции Киргизии сам себя назначил премьер-министром и как следствие противозаконно стал исполнять полномочия президента Республики. Основанием для такого утверждения стал арест экс-спикера парламента Киргизии Ишенбая Кадырбекова, который на тот момент по должности исполнял полномочия президента страны. Аргументация оппозиции проста и логична. Если экс-президент Кадырбеков, обладающий по законам Киргизии иммунитетом, арестован, значит, Бакиев не признает его экс-президентом. А между тем 25 марта 2005 года высшим должностным лицом в Киргизии, а значит главой государства являлся спикер киргизского парламента Ишенбай Кадырбеков. Согласно положениям Конституции этой республики, действовавшим в 2005 году, премьер-министр назначается президентом с согласия одной из палат парламента. Следовательно, назначить Бакиева премьер-министром мог только законный спикер – исполняющий полномочия президента Киргизии Кадырбеков. От этого факта, основанного на конституционных требованиях, новой власти в Бишкеке трудно откреститься.

 

То ли по ошибке, то ли в надежде на то, что все сойдет с рук, окружение Бакиева к его несчастью, ничего не предприняло для легализации своего "вождя". Робкие попытки списать все на "революцию" некорректны, так как революция по своей природе не признает законы прежнего режима, в том числе и Конституцию».

***

Далее ситуация приобретает еще более драматичный оборот для «бакиевцев».

2 апреля 2005г. А. Акаев дает устное согласие на отставку с должности президента Киргизии. Комиссия парламента во главе с О.Текебаевым 3 апреля вылетают в Москву для переговоров по этому поводу.

 

«…Утром 4 апреля в здании посольства Киргизии в Москве Аскар Акаев вручил подписанное заявление о добровольном сложении полномочий президента спикеру парламента Омурбеку Текебаеву. При этом присутствовали бывший премьер-министр Николай Танаев и члены парламентской комиссии. Кроме того, в составе делегации был государственный нотариус, который заверил заявление. Подписав документ, Аскар Акаев произнес обращение к народу Киргизии. .... В подписанном в Москве документе говорилось о том, что Акаев прекращает исполнение полномочий президента с 5 апреля. ….

 По словам Текебаева, подписанный документ должен «обеспечить легитимность и преемственность власти». (А. Князев)

То ли не понимая бессмысленность всех потуг по легимитизации власти без ЗС, то ли по иной причине Бакиев идет на самоубийственный шаг и, отправляя делегацию в Москву за заявлением А.Акаева, по сути, признает А. Акаева действующим легитимным Президентом. Тем самым, он признает, что все его творения до 5 апреля 2005 г. были антиконституционными, а изданные им решения в качестве премьер-министра, тем более указы как и.о. Президента были противоправными актами!

Данное обстоятельство все ставит на свои места. До сложения полномочий Акаева легитимными носителями власти были ЗС и СНП, а после 29 марта (сложения полномочий СНП) единственной легитимной законодательной властью было ЗС ЖК КР. Следовательно, добровольную отставку А. Акаева могло принять только ЗС ЖК КР!. И только ЗС как единственно легитимный орган в законодательной власти вместе с А. Акаевым (до 5 апреля) мог формировать исполнительную власть страны.

Тупо игнорируя очевидное только из-за того, что им не хотелось признавать тот факт, что исполнение полномочий Президента находится не в его руках, провозглашая себя премьер-министром и.о. Президента, К. Бакиев, по сути, загоняет себя в очередной правовой тупик и с головой погружается в уголовное поле.

 

«Такой ход событий в Киргизии, - пишет Д. Астахов,- ставит страну в нелепое положение перед мировым сообществом. Особенно в двусмысленное положение попадают партнеры, с которыми Киргизия имеет договорные отношения. Возникает элементарный вопрос. А насколько легитимными будут соглашения и договора Киргизии с другими государствами, если их подписывал незаконный правитель?….

Ссылка на то, что Бакиев был избран всенародно, слаба по той причине, что само избрание президента Киргизии летом 2005 года произошло на основании нормативно-правовых актов, подписанных незаконно исполняющим полномочия президентом.

Удивительно, что Бакиев, который с такой легкостью расправился со своими оппонентами и сподвижниками, приведшими его во власть, так оплошал с арестом экс-спикера. Стоило ему разменивать свое хрупкое положение во власти на арест и уголовное преследование Кадырбекова?»

Тут, как говорится, комментировать нечего.

Из-за узурпации власти бакиевцами, Кыргызстан попадает в щепетильное положение. Нормативно-правовые акты, изданные самопровозглашенным К.Бакиевым, соглашения и договора Кыргызстана с другими странами, с субъектами иных государств подписанные им и его назначенцами провисают в воздухе. Как быть? Конечно, удобно все замять, сделать вид, что ничего не было, отнести все к издержкам революции и так далее, но от истины не убежишь. Надеюсь, что рано или поздно, но со временем правлению К. Бакиева будет дана справедливая историческая оценка. Сегодня, когда Кыргызстан готовится отметить свое 25-летие независимости, нельзя, как бы нам не было неудобно перед мировым сообществом, искажать свою историю. «История, - писал гениальный литератор Сервантес, сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего».

Государство не может иметь будущее, если не будет извлекать урок из прошлого. От объективной, беспристрастной оценки событий этих дней зависит будущее страны. Надеюсь, члены Комиссии по развитию исторической науки при Президенте Кыргызской Республики будут далеки от политической конъектуры и смогут дать должную оценку событиям 24 марта 2005 г. Что касается последствий правды, то пусть голова по этому поводу болит у политиков. Это они творят и творили историю страны, это они должны найти выходы из положений. Если они решат, что Кыргызстан может и должен приобрести право на пересмотр соглашений, в которых интересы нашей страны были ущемлены по вине узурпаторов власти, то слава им. Если нет, то бог им судья.

 

Торага Законодательного собрания Жогорку Кенеша второго созыва с 24 марта по 14 апреля 2005 г., Ишенбай Кадырбеков 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям