Почему и как Курманбек Бакиев стал президентом

00:18, 23 Декабря 2017

В печати и электронных СМИ то и дело появляются разного рода сведения о беглом экс-президенте Кыргызстана Курманбеке Бакиеве. Последними примерами тому служат документальный фильм казахских авторов об обстоятельствах его бегства и новые публикации о его грандиозных бизнес-проектах в Беларуси. В период президентства Бакиева и после бегства о плачевных результатах его правления и трагических последствиях неоднократно говорил, писал и я. Но по сей день остался непроанализированным и неосмысленным вопрос: почему и как такой человек стал президентом? Разве не было других вариантов и альтернатив?

Впервые я увидел его среди депутатов так называемого «легендарного» Жогорку Кеңеша 1990 года. Он был в числе тех, кто был избран по списку Компартии Киргизии, будучи первым секретарем Кок-Джангакского городского комитета партии, то есть он избирался по особому, льготному списку, а не в условиях жесткой конкурентной борьбы, через которую прошли мы, депутаты демократической ориентации. В дальнейшем К. Бакиев весь свой депутатский срок (1990-1994) сочетал с работой в различных органах исполнительской власти (за четыре года сменил пять важных должностей: председатель Кок-Джангакского горкеңеша, заместитель председателя Джалал-Абадского облкенеша, аким Тогуз-Тороуского района, заместитель председателя фонда государственного имущества, вновь первый заместитель губернатора Джалал-Абадской области). Тогда такая практика была в норме, поскольку Жогорку Кеңеш работал не на постоянной основе, а собирался лишь время от времени на сессию. Тем не менее деятельность Жогорку Кеңеша того созыва протекала весьма бурно, так как связана была с исключительно драматическими событиями, такими как ошская трагедия 1990 года, выборы первого президента, принятие Деклараций о государственном суверенитете (1990) и независимости (1991), первой Конституции независимой страны (1993), множества законов по экономическим и политическим реформам. Я не помню, чтобы К. Бакиев как депутат выступал по тем или иным вопросам или законопроектам. Да, он всегда сидел тихо, молча, голосуя по указанию начальства.    

Наше близкое знакомство состоялось в феврале 1996 года, когда К. Бакиев уже занимал должность главы Джалал-Абадской госадминистрации. Я тогда был депутатом и председателем комитета по социальным вопросам Собрания народных представителей Жогорку Кеңеша. Непосредственной причиной моего визита к нему явилась жизненная необходимость, а именно желание помочь в трудоустройстве моего бывшего соратника М. Джээнбекова, уволенного с должности заместителя главы Ошской областной госадминистрации наряду с другим новым губернатором Д. Рустембековым только за то, что они были моими кадрами.    По моим сведениям, в Джалал-Абадской области были некоторые вакансии. К. Бакиев принял меня сразу и очень тепло, высказав лестные слова в мой адрес, хотя раньше мы ни разу так близко не соприкасались. С тех пор наши отношения приобрели более неформальный характер, несмотря на то, что К. Бакиев вопреки своим обещаниям не устроил на работу М. Джээнбекова. В 1997 году я стал төрага Собрания народных представителей Жогорку Кеңеша, а он – губернатором Чуйской области. Оба жили на государственных дачах, время от времени встречаясь по работе и в семейном кругу.  В 2000 году К. Бакиев добился еще более высокого поста премьер-министра республики, выиграв в результате рейтингового голосования в СНП Жогорку Кеңеша тогдашнего премьер-министра Амангельди Муралиева. Причина этого заключалась, по моим наблюдениям, в следующем.   К. Бакиев, как я уже отметил, был типичным номенклатурным чиновником старой, коммунистической закалки. Он всегда был послушным исполнителем, не проявлял инициативу, не перечил вышестоящему лицу, чем и нравился Аскару Акаеву. Это во-первых. Во-вторых, он уже со времен акима Тогуз-Тороуского района, где имеется золоторудный комбинат “Макмал”, установил связь с семьей А. Акаева. Об этом рассказал мне позже, после ухода с должности госсекретаря, Д. Сарыгулов – бывший друг семьи А. Акаева, возглавлявший в 1993-1998 годах госконцерн “Кыргызалтын”, ставший впоследствии в оппозиции к К. Бакиеву. Доказательством этого является и то, что жена К. Бакиева Татьяна и в период губернаторства, и в период премьерства своего мужа была активным членом, вице-президентом фонда “Мээрим” Майрам Акаевой. В-третьих, А. Муралиев в 2000 году впал в опалу из-за того, что недостаточно энергично поддержал А. Акаева в период президентских выборов, заняв несколько нейтральную позицию и сославшись на нездоровье. А этого А. Акаев не простил. Поэтому как администрация А. Акаева, так и клан К. Бакиева активно поработали с депутатами СНП. По сути, рейтинговое голосование явилось лишь игрой, фикцией. Фактически К. Бакиева можно было провести безо всякого рейтинга, напрямую, как это часто проделывалось ранее. На посту премьер-министра К. Бакиев проявил себя достаточно умелым исполнителем-хозяйственником, поскольку с молодости имел хороший опыт в этой сфере, учась в техническом вузе и работая в Самаре и Кок-Джангаке на заводах. Однако ахиллесовой пятой у него изначально являлась политика, о чем я уже говорил, имея в виду его молчаливое просиживание в Жогорку Кеңеше в 1900-1994 годах. Поэтому вскоре он допустил ряд грубых политических ошибок. Первой было согласие отдать часть территории Соха Узбекистану, из-за чего в Жогорку Кеңеше возник крупный скандал: депутаты требовали даже его отставки. Наиболее агрессивно выступали тогда Адахан Мадумаров и Омурбек Текебаев. Мне как төрага с большим трудом удалось перевести дело в мирное, конструктивное русло.  Вторая ошибка – трагедия в Аксы. Каким надо быть человеком (не говоря уже о премьер-министре), чтобы в такое время спокойно уехать на лечение в свой родной город Джалал-Абад на неделю, хотя раньше К. Бакиев часто хвастался своим бычьим здоровьем! Поэтому его отставка в мае 2002 года – естественное и закономерное следствие. Но он не хотел уходить! Я возмущался тогда поведением членов правительства, выгораживавших друг друга и цеплявшихся за сохранение своих кресел. Единственным, кто сразу заявил о своей отставке, был руководитель администрации Аманбек Карыпкулов. Тогда А. Акаев просто вынудил К. Бакиева уйти.

Далее я расскажу о некоторых фактах и событиях, не упомянутых в воспоминаниях и книгах К. Бакиева и не известных широкой общественности. В моем характере есть одна черта - интересоваться судьбой тех, кто уволен или ушел в отставку, по возможности помочь им или хотя бы выразить сочувствие. Поэтому где-то через месяц после отставки К. Бакиева я интересовался у А. Акаева, какой будет дальше судьба К. Бакиева. Предложили ли что-нибудь ему? Он отвечал: «Да, я предлагал ему через Кубанычбека Жумалиева должность губернатора Таласской области, но он отказался, запросив Чуйскую или Иссык-Кульскую область». Я сказал, что, наверное, ему, привыкшему руководить большими областями, Таласская область кажется слишком маленькой, к тому же русская жена вряд ли поедет туда, поэтому, может быть, лучше предложить ему Министерство промышленности или спецпредставителя по ЕврАЗЭС в ранге вице-премьер-министра, учитывая его базовое образование и профессию. А. Акаев обрадовался и ответил, что это хороший вариант. Он попросил меня переговорить с Бакиевым, если он согласится, выразил готовность поддержать.

После этого я пригласил К. Бакиева в правительственный гостевой дом около ущелья Ала-Арча, по-кыргызски угостил и передал свой разговор с А. Акаевым. Он же выразил мне свою обиду (“Мол, ты не поддержал меня на Совете безопасности”) и отказался от тех предложений, о которых я говорил, и сказал: “ Хочу выдвигаться в депутаты по Ала-Букинскому округу, а в перспективе – в президенты”. Таковы были его желания и амбиции. Я сообщил об этом, естественно, А. Акаеву. Вскоре Бакиев и в самом деле выдвигался в депутаты по данному округу. Я еще раз переговорил с А. Акаевым, он не возражал депутатству К. Бакиева, говоря, что не будет никаких препятствий. Как известно, в октябре 2002 года К. Бакиев одержал убедительную победу и стал депутатом Законодательного Собрания, төрага которого был я. Мы создали ему все надлежащие условия для нормальной работы, учитывая его былые заслуги и высокий статус.

Именно тогда Бакиев впервые пригласил меня с женой в свой новый, ныне печально известный дом, на проспекте Жибек Жолу возле церкви. Естественно, мы поговорили о многом, в том числе о будущих президентских выборах. Он подтвердил, что обязательно примет участие, и для этого уже собрал необходимые финансовые средства. Кстати, я впервые увидел его сыновей тогда.

Как депутат К. Бакиев, как и в начале 1990-х годов, особенно не отличался: не выступал, не инициировал законопроекты. Постепенно принимал участие в оппозиционной группе в ЗС, но не был ее лидером, а просто принимал участие в голосовании в ее пользу. А лидером оппозиции были А. Масалиев, А. Мадумаров, О. Текебаев, Д. Садырбаев, И. Кадырбеков, И. Исаков, А. Проненко.

Правда, в этот период К. Бакиев выпустил небольшую книгу с банальным названием «Дорогу осилит идущий» (2003), написанную, как он сам указывает, коллективно и отредактированную его женой Татьяной Бакиевой. Книга, призванная отразить его видение как будущего президента истории и современного состояния Кыргызстана, довольно сумбурна, неряшлива, состоит из дифирамбов в честь А. Акаева и расплывчатых, общих рассуждений. Более всего поражает то, что она издана без указания выходных данных в нарушение закона, то есть нелегально. Таков был тогда интеллектуальный уровень бывшего премьер-министра и будущего президента. Тем временем приближались парламентские и президентские выборы 2005 года. К. Бакиев активизировал свою внешнеполитическую деятельность, посетив в индивидуальном порядке и в числе оппозиционных депутатов и деятелей Россию и США. Кстати, среди последних приглашенных в США был и я, но я отказался, поставив в известность об этом А. Акаева, считая, что спикер парламента должен посещать иностранные государства только в официальном порядке, в составе парламентской делегации.

Внутри Кыргызстана начали выдвигаться и обсуждаться различные кандидатуры на должность президента. Среди них был и К. Бакиев, которого в первое время поддерживал А. Масалиев. Однако со временем его мнение изменилось. Как-то весной 2004 года ко мне дважды заходил А. Мадумаров и говорил, что А. Масалиев уже не поддерживает кандидатуру К. Бакиева, считая его слабым и нерешительным, и думает о других, в том числе о нем самом, точнее А. Мадумарове. Возможно, между ними были такие разговоры. Но в июне зашел ко мне сам А. Масалиев и сказал, что К. Бакиев не годится в президенты, ибо все время молчит, не выступает, не проявляет себя в качестве лидера. Далее он прямо задал мне вопрос: «Мы убедились, что Вы честный и объективный человек, в меру поддерживаете и власть, и оппозицию. Поэтому хотели бы поддержать. Если Вы не боитесь, мы готовы вместе с Вами пройти во время наших летних каникул весь Кыргызстан, начиная с Алая, объяснить избирателям наши цели и намерения». Я уточнил: «Кого Вы имеете в виду, говоря «мы?» Он ответил: «Коммунистов, в частности Б. Акунова, О. Дуйшеева, И. Исакова и других». Я поблагодарил А. Масалиева за доверие и дал согласие. Мы договорились, что в начале июля, когда начинаются наши каникулы, начнем с Алая, т.е. моей малой родины.

Соблюдая политическую этику, я сообщил об этом А. Акаеву. Он не возражал, но и особого восторга не проявил.

Но вскоре наши планы изменились, поскольку И. Исаков собирался съездить в начале июля в Германию на семинары и тренинги НАТО. Поэтому нашу совместную поездку по республике просил отсрочить. Послушав его доводы, А. Масалиев согласился и перенес поездку на конец сентября, когда отводится по регламенту ЗС неделя для встреч с избирателями.

К несчастью, в конце июля 2004 года А. Масалиев внезапно скончался. Мы все во главе с А. Акаевым достойно проводили его в последний путь. Правительственную похоронную комиссию возглавил я. После выступления президента и других, по просьбе оппозиции, вопреки возражению администрации президента, я предоставил слово Усену Сыдыкову. Через несколько дней на малой родине А. Масалиева – в Кадамджайском районе – он объявил себя аксакалом южан, то есть правопреемником, а К. Бакиева - кандидатом в президенты.

И после этого мои взаимоотношения с К. Бакиевым оставались нормальными, по-человечески теплыми. Последняя наша задушевная встреча состоялась в моем рабочем кабинете в ноябре в 2004 года. Тогда он честно сказал, что в его округе (Базар-Коргонско-Тогуз-Тороуский) положение складывается не в его пользу. Оказалось, что другой кандидат – бизнесмен Сайдулла Нышанов – уже заручился поддержкой избирателей, заранее оказал им разного рода услуги. Поэтому особой надежды выиграть нет.

Как известно, К. Бакиев действительно проиграл выборы в своем округе С. Нышанову, которого активно поддерживал О. Текебаев. Конечно, были всяческие препятствия со стороны власти. Но это не главное. Главное – избиратели оказали поддержку С. Нышанову за его многочисленные материальные услуги и за то, что он был своим, местным, базар-коргонским. Тогда почему К. Бакиев встал во главе народного протестного движения и избран временным президентом страны?

Тут есть множество причин, описанных журналистами и исследователями. Поэтому я лишь вкратце добавлю свои соображения. Прежде всего это общая усталость народа от 15-летнего правления А. Акаева, экономическая беспомощность, нищета и безработица, коррупция во всех органах власти, гонения оппозиции, фальсификация на выборах. К ним прибавились субъективные факторы: слабость или паралич власти, неумение вести работу с оппозицией, опора на силовые методы, внешняя поддержка оппозиции (Россия, США). В личностном плане у К. Бакиева были такие ресурсы.

1)  Региональный фактор. В общественном мнении, особенно у южан, складывалось впечатление, что северяне слишком долго правят республикой, нарушив баланс: И. Раззаков руководил 11 лет, Т. Усубалиев – 25 лет, А. Масалиев – 5 лет, А. Акаев – 15 лет. Среди южан наиболее представительным оказался К. Бакиев, так как он прошел почти все ступени власти, кроме президентской.

2)  Общереспубликанская известность. Работая в республиканских ведомствах и будучи губернатором Чуйской области, а затем премьер-министром, он стал известен в стране.

3)  То, что он учился в России, работал там, женился на русской, сыграло немаловажную роль в среде русскоязычного населения республики и имело положительное восприятие его в России (в начале).

4)  Клановость. У К. Бакиева имелся мощный план. В этой связи вспоминаю интересный случай. Когда К. Бакиев работал премьер-министром, у него умер близкий родственник – начальник ГАИ УВД Чуйской области. Из-за ежедневных заседаний Законодательного Собрании я не смог выразить ему соболезнования вовремя. А тут настало 500-летие Курманбека Баатыра, которое должно было отмечаться в Джалал-Абаде. Чтобы не встречаться с К. Бакиевым во время торжества внезапно и случайно (а это по кыргызскому обычаю не принято), я просил депутата К. Жолдошева, который был хорошо знаком со всеми Бакиевыми, будучи родом из Джалал-Абада, предупредить их, что вечером, как только мы прилетим в Джалал-Абад, я хотел бы навестить их и выразить соболезнования. Он так и сделал. Вечером мы с ним вдвоем подъехали к дому Бакиевых. Там меня встречали семь здоровенных мужчин во главе с К. Бакиевым. После соответствующего ритуала, когда сели за чай, я искренне сказал им: «Оказывается, вы целая мафия!» Когда они несколько растерялись, я перевел разговор в другое русло, говоря, что мафия – это итальянское слово, означающее «семья». Этот смысл и имел в виду я.

5)  Финансовый ресурс. Именно этот ресурс стал главным, когда в Джалал-Абаде избирали К. Бакиева руководителем оппозиционного движения, о чем есть откровенные письменные признания У. Сыдыкова и А. Бекназарова.

В этом же (личностном) плане допущены ошибки А. Акаевым. Если бы он ушел в 2000-ом году в соответствии с Конституцией (2 срока), подтвердив свои слова, что «политика должна быть нравственной» (1990) и «политик должен уходить на подъеме» (1995), то в Кыргызстане не было бы никаких потрясений. Во-вторых, даже в 2005 году в канун, во время и после парламентских выборов у него были мирные альтернативы: создать правительство народного доверия с последующим обещанием проведения досрочных выборов президента или же проявить решительность для пресечения незаконных действий – перекрытия стратегических дорог, захвата административных зданий и банков путем введения режима чрезвычайного положения. Но А. Акаев так не поступил, уверовав в самого себя и не поверив словам других доброжелателей.

Результатом всего этого явились мартовские события 2005 года: народное восстание, бегство А. Акаева и избрание К. Бакиева и.о. президента страны. Тогда у него, избранного так внезапно, при вакууме власти, не было, по его словам, никакого готового плана, никакой стратегии. То есть временным руководителем страны его сделал его величество случай, а не осознанный выбор народа.

Через некоторое время у меня состоялась встреча с Бакиевым в его рабочем кабинете. Я поздравил его с новым статусом и напрямую спросил: правда ли, что он распорядился отдать мой депутатский мандат, выигранный в Алае, Марату Султанову? Он, естественно, отрицал и божился, что такого быть не может, и что он даст мне любую работу, какую я желаю (позже тогдашний председатель ЦИК Т. Абдраимов сначала через других, а потом лично мне подтвердил, что именно К. Бакиев дал такое указание насчет М. Султанова). Я ответил, что сейчас главное – установить стабильность в стране и мирно провести президентские выборы. Поэтому я выразил готовность помочь ему в этом, а о моей работе поговорим после президентских выборов. «Пока же, если Вы согласны, хочу через Вашего руководителя администрации О. Абдыкалыкова передать Вам свои соображения в виде записки о стратегии и тактике Вашей выборной кампании». Бакиев охотно согласился и тут же при мне позвонил О. Абдыкалыкову, чтобы он держал связь со мной и получил мои конфиденциальные записки и передал лично ему.

Согласно этой договоренности, я передал через О. Абдыкалыкова три записки по разным периодом выборной кампании. В последней я рекомендовал Бакиеву провести свою инаугурацию всенародно на площади Ала-Тоо, в отличие от А. Акаева, который все три свои инаугурации проводил в узком кругу в помещениях. Я не знаю, насколько К. Бакиев был знаком с моими записками (дошли они до него?), но все мы помним, что инаугурация К. Бакиева прошла именно на площади Ала-Тоо и примерно по такому сценарию, который я описал в своей последней записке.

 Параллельно я встречался по их просьбе с политиками, у которых было желание баллотироваться в президенты. Так, в 2005 году весной я провел пресс-конференцию в агентстве «Акипресс», призывая К. Бакиева и Феликса Кулова создать тандем ради стабильности в республике, в противном случае я угрожал выдвигать и свою кандидатуру, так как тогда многие обращались ко мне с аналогичной просьбой. В частности, тогда ко мне неоднократно обращались Урмат Барыктабасов и Баяман Эркинбаев с просьбой выдвигаться или поддержать их, с такими же намерениями встретились со мной Жусупбек Шарипов (брат нынешнего президента Сооронбая Жээнбекова) и Феликс Кулов. Всем им я ответил одинаково: «Нет, я не буду выдвигаться и вам советую то же самое, ибо в такое сложное, смутное время мы должны быть реалистами и поддержать К. Бакиева, у которого сейчас есть народное доверие и реальная власть».

Результат общеизвестен: К. Бакиев стал президентом. А каким он был президентом – все мы хорошо знаем.  

Абдыганы Эркебаев 

(продолжение следует)

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям