Рассказ мигрантки

11:48, 3 Ноября

(Основан на реальных событиях) 

Часть первая: никогда не говори «никогда»

«Я никогда не поеду работать в Россию», - так я думала всегда, по крайней мере, до недавнего времени. Эта страна меня ничем не привлекала, к тому же я считала, что она для «слабаков», которые не умели разговаривать на другом языке, кроме русского. Для меня же, человека, свободно говорящего на английском и более менее знающего немецкий, в приоритете были страны Ближнего Востока или Европы. Но я и в худших кошмарах не могла вообразить, что скоро окажусь в этой стране, да к тому же в должности …посудомойщицы.

И так, вот моя история.

Все началось летом: я успешно окончила третий курс университета, вошла в топ-3 студентов, отправленных в престижный вуз по программе обмена и, с планами провести все лето рядом с родителями в селе и вдоволь купаться на озере, приехала домой. Однажды вечером, когда мы вместе ужинали, папа так, к слову, сказал, что дочь его старшего брата, по совместительству моего дяди, уехала на заработки в Россию.

Мээрим (имя изменено) была в семье четвертым ребенком из пяти и, как говорит отец, считалась самым «бедным родственником». Оно и понятно, ведь, насколько я знала, родители не особо-то и пеклись о ней: после окончания школы она еле как сумела поступить в колледж, хотя, если бы ей помогли, она вполне могла бы и в университет пройти. Затем, не окончив учебное заведение, или из-за нехватки средств она бросила учебу и пошла работать. Еще с раннего детства она мастерски управлялась домашними делами, готовила, шила, убирала, стирала, выращивала овощи, смотрела за огородом, в общем, была отличной хозяйкой. Не секрет, что такой подход к девочкам, считается в селе приоритетным. О том, что Образование для девочек важно, мало кто задумывается. В основном вкладывается в то, чтобы Девочка умела делать все по дому, чтобы другие люди ее хвалили, чтобы могла обслуживать других. 

В свои 24 года на очередной подработке она познакомилась с парнем, который был младше ее на четыре года. Возможно, это правда, что любви неподвластен возраст. Не знаю как, но у них все закружилось-завертелось, и они, на удивление всех, поженились. Сказать, что ее родители были против, значит, ничего не сказать. Дядя был в бешенстве, а его жена пребывала в шоковом состоянии, мол, как могла примерная и послушная дочь принять такое необдуманное и поспешное решение. Ведь, согласно «заложенным традициям в обществе» дочь должна была быть примерная и послушная и не имела права принять такое необдуманное и поспешное решение.  Новоиспеченный зять представлял из себя человека с крайне приятной внешностью и голосом, был красив и имел чувство собственного достоинства, которое он, к слову, считал превыше всего. Никакой свадьбы и даже проводов невесты не было. Сваты оправдывали это тем, что у них на данный момент финансовые проблемы, и они не могут устроить хоть какое-нибудь торжество в честь молодоженов. Мало-помалу все свыклись с этим и говорили, что главное, чтобы они были счастливы. Через год у них родился первый ребенок. И сестра приехала в гости к родителям. Из девушки, которая раньше не могла жить без модной одежды, каблуков, тонны макияжа и необычных стрижек, не осталось и следа: я увидела перед собой худенькую, бледную и усталую женщину, которая вдобавок еще и носила хиджаб. Семья у них была глубоко верующая, она читала намаз, держала пост и без необходимости не показывалась на глаза других людей, в особенности мужчин. Замужество ее кардинально поменяло и, как мне показалось, не в лучшую сторону. Она побыла у родителей несколько дней, но в крайнем беспокойном состоянии. Она не расставалась со стареньким телефоном, который звонил чуть ли не каждые полчаса. Вскоре она уехала, и мы уже и позабыли о ней. Спустя время до нас стали доходить слухи, что семейная жизнь у них отнюдь не сахар. Жили они в маленькой съемной двухкомнатной квартире, в которой помимо моей сестры, ее мужа и их дочки проживали еще его родители, его сестра с мужем и двумя детьми. Никто из них не имел стабильной работы, и, по словам Мээрим, то и дело требовали от нее просить у ее родителей деньги и продукты питания. После рождения второго ребенка у мужа начались серьезные проблемы со здоровьем: у него случались припадки и панические атаки. Денег на лечение не было, и это еще сильнее усугубило ситуацию. У них часто были скандалы, а в них, по мнению всех остальных «родственников», всегда была виновата Мээрим. После очередной ссоры, в ходе которой «жезде» ударил по голове старшую дочку, отчего она чуть не потеряла сознание, сестра собрала вещи и ушла. Стоит отметить, что у них не было свидетельства о браке, как не было и свидетельств о рождении детей. Жили они лишь по исламским канонам, по нике.

После развода Мээрим вместе с детьми приехала в село к родителям и какое-то время жила там. Затем, после того как дети немного подросли, она поехала в Бишкек на поиски работы - надо же было содержать семью. Там она жила в доме ее старшей сестры Рахат (имя изменено), у которой был скромный швейный цех. Но дела шли не очень хорошо, и денег было очень мало.

В один день Рахат позвонила ее золовка Нуриля (имя изменено), которая в то время работала в России в китайском кафе. Она рассказала, что там нужна посудомойка. Так Мээрим и попала в Россию. А через месяц, уже по приглашению Мээрим, туда поехала и я. По приезде меня ожидало еще большее удивление, чем то, которое я описала выше.

Диана Мамырбаева

Бишкек – Иркутск - Бишкек

Продолжение читайте тут 

Рассказ мигрантки Часть 2

Рассказ мигрантки Часть 3

Автор иллюстрации Сейдана Акунова

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям