Кыргызча

Записки Каптагаева 8

10:49, 15 Августа 2016

Итак, что же мы имели к лету 1989 года? У нас была готовая политическая платформа будущего Народного фронта, над ней работали от нашей «академической» группы Райхан Тологонов, Алмаз Акматалиев и Мелис Эшимканов. Мы также имели многотысячную армию будущих членов Народного фронта в лице «самозахватчиков», причем, эта масса уже была мобилизована. По крайней мере, в то время мы так полагали и об этом говорили.

Нам оставалось решить один, причем, как нам казалось тогда, очень важный вопрос – найти лидера. Круг поиска у нас был ограниченным, критерии – достаточно жесткими. Лидером Народного фронта мог стать известный человек, желательно кто-то из руководителей Компартии или ее отделов, который публично выйдет из рядов КПСС и перейдет на сторону демократических сил. Скорее всего, мы в то время были под воздействием феномена Ельцина в России. По нашему мнению лидером также мог стать кто-то из известных творческих личностей. Большие надежды мы возлагали на Союз писателей и Союз кинематографистов. Мы были уверенны в том, что Народный фронт сразу же станет массовой и влиятельной силой в обществе. Конечно, это было нашим заблуждением, идущим от нашего же максимализма.

В начале июня 1989 года у нас состоялась интересная и достаточно содержательная встреча в Доме кино с представителями творческой интеллигенции во главе с Толомушем Океевым. Там были еще человек десять, в том числе Мар Байжиев, Геннадий Базаров, Суйменкул Чокморов и Салижан Жигитов. Нас также было где-то десять, Жыпар Жекшеев, Жумагазы Усупов, Ракила Жусупова и другие лидеры групп. Они долго расспрашивали нас о процессе захвата земель, о ходе распределения участков, о дальнейших планах по застройке, о социально-бытовых проблемах, которые могут возникнуть, о планах решения проблем. Мы старались показать, что мы никакие не «басмачи», а вполне разумные люди со вполне устоявшимися взглядами на общество и политику. Конечно же, Жыпар Жекшеев дал подробный отчет о происходящих процессах и той организационной работе, которую мы вели, каждый что-то добавлял. Разговор был доверительным, по ходу обсуждения вполне естественно звучала и критика в адрес партийных и советских органов. Под конец разговора мы уже горячо обсуждали положение кыргызского языка и культуры, говорили об отсутствии возможности обучать детей на кыргызском языке, бесправии Кыргызской ССР, невозможности решать эти вопросы без вмешательства Москвы, о КПСС и ее политической монополии и т.д. Мы видели, что некоторые наши радикальные идеи и взгляды не пугали наших аксакалов.

 

Поскольку мы находили взаимопонимание практически по всем обсуждаемым вопросам, которые составляли политическую платформу будущего Народного фронта, я решился на самое главное – предложил Толомушу Окееву возглавить общенародное движение за демократию. Сказал, что молодежь в лице «самозахватчиков» готова влиться в такое движение, стать социальной опорой, готовы также подключиться молодые ученые Академии наук, молодые преподаватели вузов, а также есть хорошие ребята из числа рабочих машиностроительных заводов имени Фрунзе и Ленина. Жекшеев добавил, что сотнями люди приходят к нам в Штаб со всех регионов, и они также готовы поддержать общенародное движение. Такой поворот событий для наших аксакалов наверно был неожиданным. Установилась тишина. Все молчали. Мы с надеждой смотрели на Океева.

Почему то я полагал, что он согласится. Но он отказал. Отказал мягко, как бы поддерживая нас. Толомуш агай сказал, что полностью согласен с нашими доводами и планами, поддерживает нас по вопросу земельных участков и рад, что власти решили этот вопрос положительно, впереди нас ждет очень трудная задача по организации строительства и благоустройству новых жилых массивов. Он также сказал, что прослеживает ситуацию в Прибалтике и в Москве, в целом мы идем в верном направлении, но общество в Кыргызстане еще не созрело для радикальных шагов и образования общенародного движения, возможно, скоро наступит и такой момент, что будет создан Народный фронт, как и в других регионах СССР, но пока рано об этом говорить. Он порекомендовал нам организоваться в самостоятельное движение и решать пока свои задачи. Мы поняли, что это было их общим мнением.

После встречи мы бурно обсуждали итоги, сейчас невозможно вспомнить, кто и что говорил, но общее настроение было осуждающим. Наши парни горячились и обвиняли уважаемых аксакалов в трусости, давалась даже характеристика, что они прислужники партийной бюрократии. Да, лидеры групп «самозахватчиков» были по большей части бескомпромиссными и горячими парнями. А нам, членам «академической» группы, было понятно другое. Дело было не в трусости наших аксакалов из мира кино. В то время мы знали, что в Доме кино постоянно собираются люди из творческой интеллигенции и обсуждают те же вопросы, что и мы, делают те же выводы, и одной из тем на повестке дня у них так же была идея Народного фронта. Нам об этом говорил тот же Салижан Жигитов. И наша встреча с ними в Доме кино была организована по этой же причине, мы считали их единомышленниками и заранее были настроены на их поддержку. Дело было в отсутствии вдохновляющей личности. Никто не осмеливался взять на себе тяжелую ношу ответственности. Но мы не унывали. Кто-то из нас выдвинул идею встречи с Тугелбаем Сыдыкбековым. Заочно, по рассказам других людей, мы знали, что Тугельбай ава поддерживает нас. О встрече с ним, кажется, договорился Малик-Айдар Абакиров. В то время он был активистом по участку Маевка. Потом как-то отстранился, не участвовал в работе образованного позже общества «Ашар»,(потом мы с ним случайно встретились, он сказал, что работает в банковской сфере). Так вот, домой к Тугелбаю Сыдыкбекову пошли мы вчетвером – Жыпар Жекшеев, Жумагазы Усупов, Малик-Айдар Абакиров и я. Он, оказывается, ждал нас, был приготовлен стол. Нас угощали пловом и кумысом. За обедом он неторопливо и подробно расспрашивал каждого из нас, кто и откуда родом, кто по профессии, где работаем и т.д. Естественно, вопросы касались и происходящих процессов по захвату земель, настроения молодежи, а также той работы, которую мы ведем по организации молодежи в единое движение. Тугельбай ава рассказал нам о встрече писателей с руководством ЦК Компартии и Совета министров в самом начале процесса захвата земельных участков, весною 1989 года, о попытках власти использовать авторитет писателей для воздействия на участников захвата земельных участков, чтобы убедить молодежь освободить участки и разойтись. Он сказал, что симпатии большинства писателей оказались на стороне молодежи, ведь проблема жилья была общей для всех, некоторые писатели даже открыто выступали в поддержку, поэтому идея привлечения именитых писателей для работы с «бунтующей» молодежью провалилась. Тугельбай ава также достаточно долго, около часа, рассказывал нам об истории кыргызского народа и делился своими опасениями и тревогами о судьбе народа, о судьбе кыргызского языка и культуры, возмущался половинчатой политикой партии в этом направлении. К концу встречи мы ему сказали, что у нас большие проблемы с лидерством, Толомуш Океев отказался, других кандидатур не видим, и предложили ему возглавить Народное движение за демократию, целью которого и будет борьба за кыргызский язык и культуру, за будущее нашего народа. Он задумался, довольно долго сидел молча. Потом сказал, что полностью солидарен с нами, поддерживает нашу позицию и наши действия, и если бы был чуть моложе, не задумываясь стал бы участником нашего движения, возможно, и возглавил бы. А так он болен, в сутки работает не более двух часов, остальное время приходится лежать. Тут мы стали почти хором его заверять, что у нас практически все готово, ему ничего не надо делать, единственно нужно, чтобы Председателем будущего движения стал он, дал свое согласие на это, стал как бы символом нового движения, знаменем для молодежи, все организационные вопросы будем решать сами и т.д. На что он ответил, что, согласившись возглавить организацию, он не сможет лежать дома, надо будет куда-то идти, с кем-то встречаться, с кем-то говорить, а на это у него нет ни сил, ни здоровья. И добавил: «Джигиты, давайте я дам вам свое Ак Бата – свое Священное благословение, вижу, что и вы сами созрели для больших дел и верю, что помыслы ваши чисты. Если вы будете придерживаться тех слов, которые вы здесь мне говорили, и не свернете с пути, у вас все получится. Пусть поддержит вас Дух Манаса, духи наших великих предков, которые веками боролись за сохранение народа и его единство». Он посоветовал нам больше ни к кому не ходить, никого не просить, а самим взяться за дело, самим и возглавлять движение. Благословение Тугельбай Сыдыкбекова было значимо для нас, оно также обязывало нас ко многому.

Не могу сказать, что мы вышли из дома Тугельбай агая окрыленными. Скорее всего, вышли чуть потерянными. Наша уверенность в том, что кто-то из именитых творческих людей обязательно поймет нас, поверит в наши возможности и согласится возглавить создаваемую нами организацию, не оправдалась. Мы прямиком пришли в «Аксакалдар чайканасы» в Центральном сквере, взяли по кружке кумыса (тогда там летом всегда кумыс продавали) и начали обсуждать ситуацию. Как быть, что делать? Ясно было одно, в той ситуации было нереально говорить об организации единого Народного фронта, в который вошли бы все известные люди, надо было отложить эту масштабную задачу и думать более локально, более приземленно, опуститься на землю. Я внес предложение образовать пока отдельное объединение на базе групп самозахватчиков земельных участков, потом уже от имени дейтвующей организации выходить в другие слои общества, в том числе и творческие союзы, которые пока нас не признают и нам не доверяют. Жыпар Жекшеев поддержал меня, сказал, что, видимо, это будет правильным ходом, тем более большую часть работу мы уже провели, группы и их лидеры определены, ежедневные собрания стали обязательными почти для всех, если кто по каким то причинам не может прийти, то обязательно предупреждает и вместо него приходит кто-то из той же группы. Он также добавил, что многие с надеждой смотрят на нас, если мы начнем, лед может тронуться. Жумагазы Усупов также сказал, что нужно бы ускорить работу, а то в поисках лидеров теряем много времени. Нам нужно было все обговорить до конца. Поэтому мною было сразу же предложено председателем общества избрать Жумагазы Усупова, а председателем исполкома общества – Жыпара Жекшеева.

Жекшеев засомневался. Он сказал, что мы-то между собой можем здесь просто так определить, кто и чем займется, а как быть с народом, какая реакция будет у делегатов учредительного Курултая, это же неизвестно... Сумеем ли мы провести организационный Курултай так, как мы запланируем, по утвержденному сценарию? Я ответил, что сумеем, все вопросы организации Курултая беру на себя, также на себя беру вопросы подготовки учредительных документов, устава общества и положения об исполкоме. Договорились, что от каждой группы будут делегатами по 10 человек, кроме того, будем приглашать известных людей, с которыми мы контактировали, а также партийное руководство Ленинского района. Начались бурные дни подготовки к учредительному Курултаю.

Учредительный Курултай общества “Ашар” мы провели в большом зале заседаний Ленинского райкома партии. Курултай был неординарным событием, можно даже сказать, историческим. Зарождалась новая общественная организация, которая по нашему замыслу должна была стать ядром будущего Народного фронта, объединяющего в своих рядах все демократически настроенные силы того времени. В работе Курултая принимали участие второй секретарь райкома партии Айгуль Каракеева, председатель райисполкома Эдуард Сагомонянц, ответственные работники аппаратов райкома партии, комсомола и исполкома. От начала до конца председательствовать пришлось мне, ибо нужно было держать нить обсуждений в одном русле и завершить Курултай принятием решения об образовании Добровольного общества “Ашар”, которое мы позиционировали как общество застройщиков.

Работа Курултая проходила не как партийные или комсомольские форумы, там же все заранее было расписано, известны выступающие и темы по которым они будут говорить, также заранее были известны и принимаемые решения. Здесь совершенно другое. Кто и о чем будет говорить, никому было не известно. А если кто-то пытается сознательно или просто так, по простоте души своей, уводить разговор в другое русло, нужно реагировать, останавливать или давать комментарии после. Словом, было шумно, было трудно, но мы сумели завершить Курултай и утвердить предложенный нами устав общества, выбрать Совет общества в количестве 40 человек. Жумагазы Усупов стал Председателем общества, я стал его заместителем по организационным вопросам. На первом заседании Совета сформировали исполнительный комитет Общества во главе с Жыпар Жекшеевым.

Название “Ашар” и организационная форма “Добровольное общество” были предложены мною. Споры вокруг названия шли достаточно бурно и долго. Спорили где-то около недели. В то время еще не были приняты нормативные документы, регулирующие образование общественных объединений. Но существовали разного рода добрвольные организации, например, Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ), Добровольное общество охраны природы, Добровольное общество книголюбов, Добровольные общества пчеловодов, кролиководов, собаководов, садоводов, Добровольное общество трезвозсти. Перед нами стояла задача официальной регистрации нашей организации, открытие счета в банке и изготовление печати. Мы хотели иметь вполне законную организацию. Для этого нужно было подогнать организационную форму под общепринятые стандарты того времени. Потом, когда провели учредительный Курултай и мы принесли документы для регистрации в Ленинский райисполком, наши аргументы были железными – раз регистрировали другие общества, будьте добры, регистрируйте и нас. Однако, председатель исполкома Эдуард Леонтьевич Сагомонянц отказызался принимать документы, говорил, что нет положения о регистрации всяких добровольных сообществ. Но наши аргументы о том, что нет никаких оснований не регистрировать новое общество, были убедительными, ведь общество садоводов по своим целям и задачам ничем не отличался от общества застройщиков. И все-таки нашим последним и убедительным аргументом стал первый секретарь райкома партии Арзымат Жапарович Сулайманкулов, он принял нашу сторону, в результате Добровольное общество «Ашар» стало первым в Кыргызстане официально зарегистрированным общественным объединением, образованным не по инициативе партийных или комсомольских органов, а по инициативе граждан. С образования и регистрации общества «Ашар», можно сказать, и начинается история формирования гражданского общества и история неправительственных организаций в Кыргызстане. «Ашар» стал началом начал.

Эмильбек Каптагаев

Продолжение следует 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям