Кыргызча

Аза Мигранян: «Рыночные законы отменить невозможно»

07:00, 3 Июня 2016

Перспективы Кыргызстана в ЕАЭС в глазах простых граждан страны сегодня выглядят все более туманными, тем паче, «экспертам», пророчащим различные страхи и ужасы, несть числа. Комментарии грамотных специалистов, к сожалению, тонут в общем хоре недовольных и непонимающих. Именно поэтому приходится возвращаться к этой теме вновь и вновь.

На вопросы «Новых лиц» о ситуации после вступления Кыргызстана в ЕАЭС ответила ведущий научный сотрудник сектора экономического развития постсоветских стран Института экономики РАН, руководитель отдела экономики Института стран СНГ Аза Мигранян.

- Обыватель в нашей стране в растерянности, большинство кыргызстанцев просто не понимают сейчас, что происходит в экономике и чего ждать в ближайшем будущем. Возникли ли какие-то непредвиденные детали и обстоятельства после вступления нашего государства в ЕАЭС? Все ли идет по плану?

- Разумеется, три года назад, когда вопрос о вступлении Кыргызстана в ЕАЭС решился в перспективе, никто не мог предвидеть, что в экономике России возникнут дополнительные узкие места. Я говорю о санкционном режиме, валютных кульбитах и нефтяном прессинге на мировых рынках. Этого никто не мог предвидеть. А вот с точки зрения формирования институтов и механизмов ЕАЭС ничего неожиданного не происходит. Идет плановая работа. Другое дело, что восприятие ее результатов своеобразное. Положение вещей не соответствует тем ожиданиям, которые были изначально представлены в обществе.

- А чего ждали?

- Ожидали, что при вхождении в ЕАЭС все кардинально изменится, сразу же произойдет резкое преобразование жизни. А между тем, чтобы трансформация экономик произошла, нужны соответствующие механизмы. Сейчас, собственно, и происходит формирование  институциональных механизмов.

Идет поиск того самого консенсуса – общего рынка. Но надо понимать, что рынок фрагментирован, становление происходит по отраслевым критериям. Во всех сферах сразу изменения проявляться не будут.

Я должна отметить, что влияние ЕАЭС стало распространяться неожиданно быстро для большинства национальных правительств. Волатильность российского рубля и изменение вектора движения товарных потоков сказались очень заметно. Казахстан смог поэтапно изменить свой валютный курс, там руководство способствовало восприятию ценовой конъюктуры и сумело поменять свою экспортную политику. В Беларуси было сложнее, там нет свободного валютного рынка, сложности для экспортеров возрастали при снижении курса российской валюты, приведшему к снижение конкурентоспосбности белорусской продукции и сужению реального сектора этой республики. Но это уже действие рынка, рыночные законы отменить невозможно.

- Что можно сказать о нас, о Кыргызстане?

- Ситуация достаточно быстро выравнивается. Первые месяцы имело место вымывание продовольственных товаров местных производителей с местного же рынка, происходило импортозамещение. Этот процесс весьма ощутим для потребителя. В первую очередь у него появляется возможность выбора. А там уже и производитель подтягивается. Сейчас конкуренция переместилась в область качества, и местный товар вновь востребован.

Для КР кроме всего прочего очень важно, что членство в ЕАЭС дало гарантии мигрантам в России и Казахстане. В результате удалось если не сохранить прежний уровень поступлений от мигрантов, несмотря на масштабный кризис в России, то хотя бы стабилизировать поток. Ничего подобного не произошло с таджикскими и узбекскими мигрантами, там ситуация удручающая.

Также следует отметить, что на данный момент подписана Концепция о формировании общего рынка электроэнергии. Правила ценообразования и распределения она сделала более явными, и стало можно говорить о формировании понятных правил, следующим этапом может стать достижение договоренностей по формированию энергобаланса. С учетом беспорядка в области распределительных сетей в Кыргызстане, этот документ может помочь уменьшить оптимизировать энергопотребление в системе и снизить риски.

Что еще важно? Для малого и среднего сельхозбизнеса есть большие перспективы, процесс сертификации идет, хотя не так быстро и успешно, как хотелось бы. Экономические стимулы по развитию данного сектора связаны с организационными вопросами, а именно, с улучшением логистики. Кооперация фермеров с производителями из стран-партнеров создаст условия для развития и позволит лучше, эффективнее использовать стабилизационный фонд, тот самый, кыргызско-российский, который пока не работает на должном уровне. Появились рынки и новые возможности для развития фармацевтики в Кыргызстане. Продолжается процесс гармонизация таможенного регулирования, налогового регулирования – следующий этап, после которого выход на рынок ЕАЭС кыргызских производителей значительно упростится.

- На что нам нужно сделать упор прямо сегодня, строя планы занять в ближайшее время свою нишу в ЕАЭС?

- Крен должен быть в сторону формирования перерабатывающей промышленности в области сельского хозяйства, обработки горнорудного сырья, развития наукоемких производств, швейное производство, сервисных услуг.

- «Первые ласточки» по части выхода нашего производителя на евразийский рынок уже появились?

- Да, конечно. Например, в одном из крупных логистически центров Москвы, «Food City» недавно открыли центр, где представлена продукция из Кыргызстана, там идет оптовая, мелкооптовая и розничная торговля, она довольно оживлена. Следующим этапом будет продвижение кыргызской продукции сетевые маркеты России, и она может выдерживать конкуренцию за счет высокого качества, вкусовых свойств, экологичности. Определенный спрос она уже завоевала.

- В чем заключаются наши основные риски, каких неприятностей мы должны постараться избежать?

- Кыргызстан может упустить возможности занять свою нишу в ожидании помощи и готовых проектов. Рынок благоволит к пионерам, нужно осваивать стабилизационный фонд. Но тут должна быть активизация именно кыргызских предпринимателей. Плюс их кооперация, укрупнение проектов и хозяйств за счет потенциала партнеров по ЕАЭС. Кстати, нагнать конкурентов в области сельского хозяйства Кыргызстан сможет в момент фрагментации рынка по качественным показателям, ведь у вас очень хороши условия для того, чтобы дать потребителю дорогой органический сельхозпродукт. Есть шансы в развитии машиностроения, автостроения, энергоотрасли, горнорудной обрабатывающей промышленности. Шансы велики, но и риски велики, все зависит теперь от того, сумеют ли правительство и бизнес Кыргызстана сработать единой эффективной командой.

- Перспективы наших швейников по-прежнему хороши?

- Они уже пионеры рынка, у них мощная позиция. Но тут надо помнить об очень важной вещи – себестоимость изделий за счет выравнивания стоимости рабочей силы будет в скором времени на просторах ЕАЭС сходной. А кыргызские швейники пока больше всего оперируют в конкурентной борьбе именно низкой стоимостью рабочей силы. Этот механизм скоро потеряет свою актуальность, надо смотреть вперед.

- Что за тенденции ждут ЕАЭС в целом?

- Мы должны говорить о развитии реального промышленного сектора. Это касается всех пяти стран. В Казахстане сейчас реализуется уже четвертая программа по индустриализации, в России эта работа идет, хотя и не теми темпами и не теми способами, как хотелось бы. Беларусь держится довольно хорошо за счет того, что сохранила ключевые объекты, работавшие при Союзе. Армения очень удачно стартовала за счет бурной предпринимательской активности, хотя имела худшие условия с точки зрения доступности рынка, ведь она изолирована. Кыргызстану надо подтягиваться.

- В какой срок ЕАЭС заработает в полную силу?

- О полноценном функционировании нельзя будет говорить до 25 года – этот срок предусмотрен ДОГОВОРОМ о ЕАЭС. Если же посмотреть с точки зрения единого товарного рынка, то он сформируется в срок от 3 до 5 лет. Все зависит от того, насколько быстро мы сможем создавать исполнительские механизмы. Мы должны говорить не только об интеграции властей, элит, а о микроинтеграции на уровне бизнеса.

- Как вы думаете, прорвемся?

- Конечно, прорвемся.

Беседовала Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям