Кыргызча

ЕАЭС – семь бед, один ответ

09:01, 5 Апреля 2016

Сегодня в Кыргызстане сложилась ситуация, когда внушительная часть общественности все экономические трудности в стране связывает со вступлением в ЕАЭС. Мы попытались разобраться, что из сегодняшних реалий действительно имеет отношение к переходному периоду в этом союзе, а что происходит по другим причинам.

На самом деле никто не пытается доказать, что «жить стало лучше, жить стало веселее». Но грамотно ли это, правильно ли это, соотносить экономические трудности со вступлением в ЕАЭС? И что было бы, если бы мы остались вне Евразийского экономического союза?

Кризисный «Дордой». Тупик?

Торговые обороты на Дордое упали в три раза по сравнению с прошлым годом. Это катастрофическая статистика для рынка и очень болезненный период для торговцев, которые кормили полстолицы. Эту статистику напрямую связывают со вступлением в ЕАЭС. Между тем, у нее есть иная причина, и называется она «Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос»», который расположен в Казахстане. Дело в том, что реэкспортные потоки пошли в обход Кыргызстана просто потому, что казахи вступили в ВТО.

Министр экономики КР Арзыбек Кожошев тоже считает, что самый значимый фактор – вступление Казахстана в ВТО: «Откровенно говоря, Казахстан стал страной реэкспорта китайских товаров благодаря вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО) и созданию благоприятных условий для торговцев».


Естественно, влияние вступления в ЕАЭС имеется. По словам главы профсоюза рынка «Дордой» Дамиры Дооталиевой, растаможка одного килограмма товаров из Китая подорожала с $0,7 до $2,4. Это очень больно ударившая по карманам торговцев сумма. Большая часть коммерсантов сейчас переориентируется с Китая на Турцию, как это ни странно. Потому что условия торговли с Турцией никак не изменились. Однако фурами из Турции не повезешь, поэтому одновременно идет переориентация на внутренний рынок, анализ запросов самих кыргызстанцев, новые проекты – одним словом, выживать нам не привыкать. Но разорение такого гиганта, как «Дордой», все равно выглядит катастрофически. Есть и «человеческий фактор» - многочисленная административная и чиновничья армия, кружащая вокруг торговой сферы, словно стая пираний. Поборы и неблагоприятные условия, создаваемые ими, заставляют торговцев сворачивать бизнес. Но это вопрос абсолютно не к ЕАЭС.

Это, конечно, очень грустные для Кыргызстана новости. Но давайте зададим себе вопрос – а если бы Кыргызстан не вступил в ЕАЭС, этот фактор как-то сгладился бы? Очевидно, что нет. Потому что вступление Казахстана в ВТО не имеет никакого отношения к ЕАЭС и все равно состоялось бы. Только тогда не было бы «мальчика для битья» - команды, решившей, что нашей стране в ЕАЭС все-таки выгоднее, чем без него. А вне ЕАЭС торговые обороты упали бы заметнее, сильнее. И это, по сути говоря, единственная правда про падение оборотов торговли в Кыргызстане.

Сом в полете

Какие еще тревожные тенденции развиваются? В основном, от вступления в ЕАЭС все ждали катастрофического роста цен. Но его не произошло. Цены на товары народного потребления если и выросли, то в результате общего кризиса в регионе и роста курса доллара. Это понимают даже в глубинке, падение курса сома с вступлением в ЕАЭС может связать только совсем уже некомпетентный злопыхатель. Например, в соседнем Таджикистане дела по этой части гораздо веселее.

Нацбанк Таджикистана пытается укрепить национальную валюту – сомони. С этой целью местным банкам запретили выдавать денежные переводы в рублях, пишет «Коммерсантъ». Дело в том, что курс сомани на черном рынке ниже, чем в официальных обменных бюро. И таджикистанцы могли хотя бы что-то выкружить на разнице, получая переводы в рублях. Но государство пытается уничтожить черный рынок, а уничтожает все больше доходы рядовых таджикистанцев. В 2015-2016 году официальный курс сомони упал по отношению к доллару на 51,7%, к рублю – на 16,1%, то есть, положение этой валюты хуже, чем у сома. В том же 2015 году 95% денег поступило в Таджикистан из России, от трудовых мигрантов. В общем, не только наша страна потуже затягивает пояса.

«Мы хотим обеспечить исключительное положение таджикского сомони и установить его как единственное средство платежа на территории страны. Тем, кто будет получать денежные переводы, не нужно будет искать, где обменять валюту. К январю мы ликвидировали все обменники, расположенные не в кредитных учреждениях», - пояснили журналистам в Нацбанке Таджикистана. Впрочем, сомони это вряд ли поможет, так как кроме черного рынка обмена валют существует и черный рынок переводов. В общем, все по-нашему, по-«бывшесоветски».

Вступление в ЕАЭС послужило для Кыргызстана своеобразным парашютом, не позволяющим провалится той части рынка потребления, которая касается поступлений от трудовых мигрантов. Об этом – ниже.

Мигранты. Дорога домой?

Во-первых, есть номинальные, юридические преференции. Членство  в ЕАЭС обеспечивает упрощенную процедуру трудоустройства, улучшение социальных условий жизни для трудовых мигрантов и их семей, а именно:

- граждане стран членов  в праве работать в любом государстве-члене ЕАЭС без получения разрешения на трудоустройство;

- в ЕАЭС отменены квотирование и обязательные разрешения на работу  трудовым мигрантам;

- увеличен срок временного пребывания трудящихся – мигрантов и членов их семей на территориях государств  ЕАЭС  без регистрации до 30 суток;

  - государства – члены не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национально рынка труда;

  - социальное обеспечение (социальное страхование) (кроме пенсионного) трудящихся государств – членов и членов их семей осуществляется на тех же условиях и в том же порядке, что и для граждан государства трудоустройства.

Все это важнее и значимее, чем кажется на первый взгляд. Чтобы понять, почему, надо заглянуть еще раз в информационные ресурсы, повествующие о ситуации в Таджикистане:

«Международный исследовательский институт продовольственной политики (МИИПП) назвал Таджикистан самой голодающей страной на постсоветском пространстве. Согласно рейтингу, составленному специалистами МИИПП, более 33% населения Таджикистана голодает.

 

Резкое ухудшение экономического благосостояния населения страны эксперты связывают со значительным уменьшением объема денежных переводов от таджикских трудовых мигрантов. Основная причина – экономический кризис в России и тот факт, что Таджикистан не входит в ЕАЭС и для мигрантов из этой страны усложнились условия работы».

Не будем обольщаться, положение дел в Кыргызстане не намного лучше, чем у соседей. И очень может быть, что без вступления в ЕАЭС сейчас у нас наблюдалась бы точно такая же картина.

«Например, недавно я был в аэропорту «Шереметьево», за два часа ожидания было депортировано 5 бортов МЧС с таджикистанцами и узбекистанцами. Тогда как наши мигранты стали гражданами ЕАЭС и свободно передвигаются, работают по специальности. Дети могут посещать детские сады и школы в странах ЕАЭС, это очень актуально для кыргызстанцев», - говорит в СМИ заслуженный экономист Жумакадыр Акенеев.

Во-вторых, официальное количество наших трудовых мигрантов в России увеличилось на 50 тысяч. Эксперты склонны давать различные оценки этой цифре. Одни полагают, что дело в оформлении некоторых нелегалов. Другие напрямую относят этот показатель к плюсам вступления в ЕАЭС. Падение курса рубля и уменьшение собственно возможностей для мигрантов в силу кризиса в России, конечно, сказывается на кармане мигрантов. Но никак не в силу вступления в ЕАЭС, это понятно.

Конечно, денег от мигрантов в страну поступает меньше, эксперты оценивают падение на четверть. Для сравнения: поступления от мигрантов в Азербайджан снизились на 45,9%, в Армению – 45,3%, Молдову – 54,9%, Таджикистан – 58,3%, Узбекистан – 54, 8%. Одним словом, процессы надо рассматривать в рамках региона, а не своей, местячковой ситуации.

Аналитик Эрмек Абдрисаев пишет: «Если бы мы не успели вступить в ЕАЭС в прошлом году, то на фоне изменения геополитической ситуации в регионе, сложных внешнеполитических условий в мировом масштабе, переговоры по присоединению к ЕАЭС затянулись бы на неопределенный срок. Также республика не достигла бы тех условий и преференций, которые сейчас имеет, и которые были достигнуты в весьма сложном и трудном процессе.

 

Если бы Кыргызская Республика не стала членом ЕАЭС, она считалась бы третьей страной по отношению к Союзу, к которой продолжились бы применяться различного рода ограничения, закрытие таможенных границ, отсутствие доступа на рынок для молокоперерабатывающих предприятий, ухудшение условий для трудовых мигрантов, что еще больше усугубило бы ситуацию для экономики КР в условиях продолжающегося влияния мирового кризиса».

В общем, вести речь о «минусах и плюсах» ЕАЭС сейчас абсолютно неактуально. Как амортизационный антикризисный механизм союз пока работает слабо, но членство в нем не добавляет Кыргызстану проблем, скорее, наоборот.

Можно закончить разговор и на оптимистической ноте. Вице-премьер-министр КР Олег Панкратов считает, что через год показатели будут выше, чем и делится с журналистами: «Дивиденды и плюсы от членства в ЕАЭС мы увидим в 2017 году». Что ж, цыплят по осени считают…

Подготовила Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям