Иранцам понравилась баранина из Кыргызстана, или О перспективах развития халал-индустрии

14:27, 25 Декабря 2017

Фото Вячеслава Оселедко

После долгих колебаний правительство решило взять в свои руки развитие халал-индустрии в стране. Ответственным за государственную политику в этой перспективной индустрии назначили Министерство экономики. В 2015 году была принята Концепция развития халал-индустрии, создан Центр стандартизации и метрологии при Министерстве экономики КР по внедрению национального халального стандарта. На наши вопросы отвечает руководитель Центра Алмаз Кайырбеков.

- Зачем нам нужно это?

- Мы хотим работать согласованно со всеми, кто в этом секторе. Любой стандарт прежде всего должен стать национальным, чтобы его потом можно было распространять. Мы хотим всех объединить, чтобы они правильно работали в этом направлении. Чтобы не было такой ситуации, как в соседнем Казахстане, где в ходе проверки Санэпидемнадзора в колбасной продукции 11 компаний найдена свинина, промаркированная как “халал”. Потребитель хочет быть уверенным в качестве продукции, если там написано “халал”, он имеет полное право знать о происхождении мяса, в каких убойных цехах был забит скот, и кто несет ответственность за его качество. Поэтому правительство предложило всем, кто выпускает халал-продукцию, информировать потребителя полной и исчерпывающей информацией о своем халал-продукте.

- Значит, у нас появится государственный стандарт “халал”?

- Точнее сказать, это национальный стандарт, который носит добровольный характер. У нас несколько частных организаций, которые работают в этом направлении. Мы хотим объединить все их усилия в этом вопросе. У нас есть свой национальный стандарт, разработанный на основе малайзийского, который признан во многих странах мира. Кыргызстан недавно стал членом международного исламского института стандартизации, вместе с нами, кстати, туда вошла и Малайзия, что говорит о том, что у них тоже есть определенные проблемы, когда кто-то в частном порядке внедряет эту маркировку и нет согласованности в действиях. Мы хотим объединить всех на этом рынке, чтобы была здоровая конкуренция и единые правила для всех игроков.

- Среди предпринимателей много говорят о дороговизне такой маркировки. Сколько в новом центре стандартизации будет стоить такая привлекательная для потребителя маркировка?

- Цены  разные. Есть свои прейскуранты. Допустим, такой средний убойный цех может стоить от 5 до 8 тысяч сомов. У частных организаций, возможно, другие расценки, подороже. Мы как раз хотим согласованности и вопросах ценообразования.

- Рассказывая о перспективах развития халал-индустрии, не забываем ли мы о местном рынке, а что он получит после введения нового национального стандарта?

- Вы правы, мы часто слышим, мол, все наши животные экспортируются за границу, нам нечего не останется. Это не так, вся тонкость ситуации в том, что теперь прорабатывается весь цикл, открываются новые перспективы как для потребителя, так и для реализатора такой продукции. Например, мы стали работать с частной компанией “Торо”.

- Это компания Атая Садыбакасова?

- Нет, это совершенно разные фирмы. У этой компании в названии одна буква “р”, и ее возглавляет предприниматель Эмиль Мамбеткулов. Мы с ним и другими предпринимателями познакомились недавно во время инвентаризации убойных цехов. Мы предложили им строить новые убойные цеха сразу же под стандарты халал, чтобы они были ориентированы не только на рынки стран Евразийского союза, но и на страны Арабского залива, Ирана. Есть первые положительные примеры - подписан контракт на поставку 400 тонн высококачественной экологически чистой халал-продукции. Уже отправили в Иран 56 тонн отборной свежеохлажденной баранины, первая партия была 16 тонн, потом 40. Согласно правилам поставки такой продукции, она должна быть доставлена клиенту в течение 72 часов после забоя, на прилавки иранских магазинов наше мясо попадает самолетом.

Внутри страны мы сейчас прорабатываем вопросы доставки животных для забоя из других регионов: из Кара-Балты, Суусамыра, Ошской и Нарынской областей. После транспортировки животные должны два-три дня прийти в себя, по правилам их нельзя забивать в стрессовом состоянии. Исламский институт стандартизации как раз регулирует все эти вопросы: от рождения и кормления животного до его забоя, чтобы весь цикл отвечал стандарту “халал”.

Мы создаем для наших предпринимателей условия, чтобы они без посредников могли заключать контракты с заинтересованными лицами. К примеру, по поводу поставок мяса в Иран к нашей фирме приезжали представители государственной иранской компании, которые проверили весь цикл продукции. Только все увидев своими глазами, они, удовлетворенные, уехали домой, заключив взаимовыгодные контракты.

И что самое выгодное для нас - они берут на забой только самцов, самки остаются у нас, в Саудовскую Аравию, Катар и Иран забирают только такое мясо.

 - Получается, поголовье скота не пострадает от увеличения поставок мяса...

- Да, так и есть. Кроме этого, мы прорабатываем такую логистику, чтобы было безотходное производство, когда другие предприниматели забирают на переработку шерсть и шкуры животных.

- По сравнению с прошлыми годами есть существенный прорыв в развитии халал-индустрии?

- Сейчас мы на высоком уровне ведем переговоры с Малайзией и Исламским банком развития об открытии в Кыргызстане Халал-парка. Сегодня идет процесс согласования технических и экономических моментов.

- А что такое Халал-парк?

 - Это, как в советские времена, когда в одном месте будет налажен весь цикл производства. Это будет мощнейшая фабрика по производству халал-продукции в Центральной Азии.

-Это будет государственное предприятие?

 - Мы хотим полугосударственное-получастное предприятие, чтобы оно еще было инвестиционно привлекательным. Важно, что мы как государство решаем свои вопросы, связанные с обеспечением пищевой безопасности, одновременно создавая условия для успешной работы в этой сфере нашим предпринимателям, а инвесторы получают свои выгоды. Нам нужно открывать новые рынки и осваивать новые производства. Мы же видели, как случилось с Казахстаном, когда в один момент закрылись границы. Сейчас мы на уровне правительства прорабатываем все вопросы, чтобы выйти с качественной, конкурентноспособной продукцией на рынки арабских стран. Сейчас идут переговоры с узбекской стороной, чтобы получить выход на рынки Ирана наземным транспортом тоже. Лидеры Исламской Республики Иран во время своих последних визитов в Бишкек высоко оценили вкусовые качества местной баранины. Они остались в восторге от нее и попросили наладить поставку такой продукции в Тегеран.

- А какую выгоду получит владелец небольшего количества скота?

- Самую прямую. Даже поставщик самого маленького количества скота на убой сразу же на месте получает оплату без посредников. При этом он видит всю цепочку производства мяса со строгим соблюдением санитарных, ветеринарных и халальных требований. Чего скрывать, вы сами хорошо знаете, какая ситуация сегодня на наших рынках, где забивают скот. Там же мафия сидит. Они по заниженной цене скупают мясо на правах монополистов, а потом втридорога реализуют его потребителю. Поэтому мы хотим создать условия, чтобы фермер без посредника мог договориться о реализации своего товара.

- А что с потребителем, как ему самостоятельно разобраться в разнообразии халальной маркировки?

- Сейчас мы совместно с ветеринарной службой и Министерством здравоохранения прорабатывам такую логистику, чтобы мясо, поставляемое в дошкольные учреждения, кафе, рестораны и многочисленные гипермаркеты, забивалось на стационарных убойных цехах и проходило жесткий контроль.

- Убойные цеха - это бесконечная тема для шокирующих репортажей...

- Вы правы, мы недавно проводили инвентаризацию 86 убойных цехов. Честно говоря, были просто шокированы состоянием некоторых из них. Ни канализации, ни воды, ни других санитарных норм.

- И сколько у нас таких убойных цехов?

- Не хочется озвучивать эти цифры, но могу сказать, что мы работаем в направлении, чтобы наши убойные цеха соответствовали всем нормам. Давайте расскажу о лучших примерах, например, у нас есть такие современные убойные цеха фирм “Торо”, Тойбос”, “Импаш”.

Хочу еще раз подчеркнуть, что сертификат “халал” носит добровольный характер, мы не можем его навязывать. Поэтому мы создаем условия для качественного развития этой индустрии по единым правилам и стандартам, разработанным на основе мирового опыта. В скором времени на прилавках появится такая продукция по новой маркировке.

- То есть теперь за качество такой продукции будет отвечать государство?

- Мы хотим, чтобы между продавцом и покупателем было полное взаимопонимание. Если предприниматель решил взять на себя обязательства по добровольной сертификации, он должен ответить на следующие вопросы. Во-первых, где находится его предприятие? Чем оно занимается, какое у него оборудование? Во-вторых, обеспечено ли соблюдение санитарных и экологических норм? В-третьих, у него должны быть справки от ветеринарной службы, включая справки от правоохранительных органов, что скот не ворованный. Вы же понимаете, там много разных моментов. Кроме того, немаловажен объект, где проводится забой, кто работает там, и в конечном результате, как производится упаковка. Все это вбивается в базу данных Центра, чтобы к такой информации имел доступ прежде всего потребитель. Любой человек может вбить QR-код на сайте Центра или в мобильном приложении. Те, кто не пользуется смартфоном, могут воспользоваться СМС-услугой, чтобы получить информацию или пожаловаться на качество продукции.

- Говоря о халал-индустрии, мы чаще всего имеем в виду пищевую отрасль. Но рамки халал-сертификации гораздо шире...

- Это действительно так. Мир меняется, сегодня эти стандарты применяют в парфюмерии, косметологии, медицине и даже в туризме. Но мы пока решили сосредочиться на мясной промышленности. На сегодня мы разработали системные документы по созданию и урегулированию халал-индустрии, уделяем большое внимание “зеленой экономике”, которая может стать основой для развития этого сектора экономики. Для этого у нас есть все предпосылки, благоприятные климатические условия. Кыргызстан сегодня единственная страна в Центральной Азии, в которой объемы производства продукции животноводства опережают объемы растениеводческой продукции. Так что нам есть куда стремиться и развиваться.

Задавал вопросы Алмаз Исманов 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям