Кудайберген Базарбаев: «Чтобы старость была в радость»

09:02, 14 Декабря 2015

Тема старости в современном обществе не особо популярна и не модна. На эту тему не принято часто писать статьи и обсуждать ее различные аспекты, как будто весь мир крутится только вокруг молодых.

На самом деле данная тематика все актуальнее с каждым годом, и старость ждет каждого из нас. О том, что государство делает в этой сфере и о других вопросах, наше интервью с министром социальной защиты Кудайбергеном Базарбаевым.

О критике

- Кудайберген Базарбаевич, этот год начался для вас с критики. В одной кыргызскоязычной газете вас попытались высмеять за излишнюю ретивость в работе. Дескать, вы пришли на работу 1 января 2015 года к 8 утра и очень возмущались, что никто кроме вас на работу не вышел. Как вы воспринимаете подобные выпады?

- К критике отношусь с пониманием, критика нужна, если она имеет основания и факты. Но огульные обвинения, выдуманные или передернутые факты, конечно, меня задевают как человека. Это я воспринимаю с горечью. Действительно, 1 января я был дежурным по министерству. В праздничные и выходные дни мы устраиваем обязательные дежурства. Чтобы все наши сотрудники отдыхали в этот день, я взял дежурство на себя. Дело в том, что в нашей сфере 15 интернатов, где содержатся брошенные, больные дети, одинокие пожилые люди, инвалиды, которым нужен постоянный уход. И в каждом интернате у нас согласно приказу во время праздничных дней проводятся дежурства. Действительно, утром 1 января я обзванивал каждый интернат, чтобы узнать, как проходят дежурства, везде ли есть свет, тепло, все ли подопечные накормлены. А кто-то передернул эту ситуацию, что якобы я звонил аппаратным работникам, беспокоил их в выходной. Это неправда. Поэтому очень горько, когда мое нормальное желание устроить жизнь подопечных качественно и уютно, воспринимается как излишняя ретивость.

- Абсолютно правильное отношение к работе у нас пытаются высмеять. Как будто у общества поменялись нравственные ориентиры?

- Я воспитывался в другом обществе, где были идеалы, где мы знали, куда движется страна. Каждый знал свое место в жизни, и это место зависело от его труда, от его способностей. Сегодня мы живем в другой системе координат. Из-за рыночной экономики сегодня царят другие принципы, где мало места трудолюбию и патриотизму. Поэтому идет внутренний конфликт того воспитания, которое было раньше, и реальности. Но если государство не будет воспитывать в наших детях, новом поколении чувство патриотизма, любви к своей родине, то это грозит распадом государству, а нация рассеется.

О воспитании

- Пунктуальность и желание хорошо и плодотворно работать у вас врожденные качества или вы приобрели их с годами?

- Детство мое прошло в Токмаке, на улице, где нашими соседями были этнические немцы. В то время каждый человек отвечал не только за каждое сделанное дело, но и за каждое сказанное слово. Я привык отвечать за каждое свое слово. А педантичность, наверное, вырабатывается с годами. Поэтому, когда от меня это зависит, я всегда стараюсь быть точным и ясным.

- Кто на вас оказал большое влияние в плане воспитания?

- У меня рано умер отец, и на мое воспитание большое влияние оказала моя мама и старший брат, народный артист СССР Чолпонбек Базарбаев. Они повлияли на мою судьбу и характер. И мама, и старший брат вложили в меня два вектора. Первый – неустанный труд, и второй – беспредельное терпение. Только эти качества делают человека человеком. Этому же я учу своих детей, чтобы они не чурались никакой работы.

- Как вы учились в школе?

- Я был отличником, моя фотография висела на доске почета. Я помню каждого своего учителя, каждый из них дал мне многое в жизни. Они научили меня патриотизму, любви к Родине.

О старости

- Почему так получается, что дети бросают своих родителей, сдают в дома престарелых? Это воспитание или просто жизнь так сложилась?

- На сегодняшний день на балансе нашего министерства находятся 11 интернатов для пожилых людей. Кроме того, в нашей системе 980 соцработников, которые обслуживают на дому и ухаживают за 10 тысячами одиноких, престарелых лежачих больных. Наши работники приходят к ним, готовят им горячую пищу, убирают, оказывают те или иные бытовые услуги. Что касается наших интернатов, то я бы не сказал, что у нас идет такой рост количества пожилых людей в домах престарелых. Причины, по которым люди оказываются, типичны. У нас это, во-первых, случается, когда дети уехали в Россию и не стали ухаживать за своими родителями, а те стали немощными. Вторая причина, когда пожилые люди не могут себя чувствовать дома комфортно, например, не уживаются со снохой или зятем. Я даже знаю такой случай, когда отец, чтобы не было проблем у его сыночка, ушел из дому, потому что не ладил со снохой. То есть в данном случае уже психологическая проблема. Но говорить о том, что количество брошенных престарелых людей увеличивается, не приходится. Потому что все дома престарелых построены в советское время и нагрузка та же самая.

Здесь можно говорить о том, что меняется национальный состав. Если раньше большинство наших обитателей домов престарелых были представители европейских национальностей, так как дети уезжали в Германию и Россию на ПМЖ, то теперь половина из них – кыргызы. То есть раньше таких фактов было меньше.

- О чем это говорит?

- Это говорит о том, что мы отходим из традиционной системы взаимоотношений, моральных, нравственных. В период перемен, когда многие координаты поменялись, люди были брошены практически на самовыживание. Первое, что подверглось изменениям – нравственные устои. Но в последние 5 лет, когда наступила стабильность, вновь на передний план всплывают вопросы морали, нравственности. Это хороший признак того, что мы об этом говорим. Есть шанс восстанавливать наши семейные ценности.

- Какой, на ваш взгляд, должна быть достойная старость?

- Немного статистики. В нашей стране на сегодняшний день 694 тысячи пенсионеров, из них 408 тысяч – пенсионеры по возрасту. Это женщины старше 58 лет и мужчины старше 63 лет. Что составляет 5,6 процента от общего количества населения.

В каждом обществе есть устоявшиеся законы – дети должны учиться, среднее поколение – работать, а пожилые люди должны отдыхать. Этот сложившийся стереотип для пожилых людей надо ломать, потому что работа сегодня стала другой. Это уже не в шахте работать кайлом, не в поле работа мотыгой. Сегодняшняя работа компьютеризированная, можно работать без сильных физических затрат. Более того, у нас сегодня появилось новое четвертое поколение, это прабабушки и прадедушки, и они достаточно активные. Это люди 75 лет и старше. У нас во всех сферах есть такие прабабушки и прадедушки, которые активно работают, выступают в СМИ. Поэтому мы ищем такую формулу, чтобы активные пожилые люди были заняты и мы могли использовать их потенциал. Сегодня мы вместе с экспертами работаем над вопросом, как занять старшее поколение. Тем более такая потребность есть. Люди старшего поколения сами хотят быть полезными обществу.

- Условия, в которых живет наше старшее поколение в Кыргызстане, можно назвать достойными? Речь в данном случае не идет о домах престарелых, а в целом об условиях жизни наших родителей, бабушек и дедушек, то есть, старшего поколения кыргызстанцев.

- Я хочу сказать слова благодарности старшему поколению за то, что они в свое время построили ту инфраструктуру, те объекты, благодаря чему мы живем и чем до сих пор пользуемся – все дороги, каналы, заводы, фабрики, музеи, театры, школы и больницы. Все, что мы имеем, построено ими. За это им большая благодарность. И естественно, когда был Советский Союз, тогда была более качественная жизнь в пожилом возрасте. А сегодня в тех семьях, где дети работают, занимаются бизнесом, наладили фермерское хозяйство, занимаются земледелием, животноводством, у этих людей качественная старость. И таких семей у нас немало. А в тех семьях, где молодежь уехала, оставив своих родителей, там старость, конечно, далека от достойной. Сегодня наше министерство совместно с экономическим департаментом ООН впервые проводит научное исследование, касающееся именно вопросов старости. Исследование закончим в январе. И на этой базе, согласовав с нашими пожилыми людьми, будем предлагать новый документ по улучшению качества жизни людей в пожилом возрасте, чтобы старость была в радость.

- Недавно Кыргызстан встретил шестимиллионного гражданина. Можно говорить, что структура народонаселения Кыргызстана меняется. И по прогнозам экспертов, к 2030 году проблема старения встанет и перед нашей страной. Как вы думаете, как изменится отношение к старости через 10 лет? Останется ли все как есть или ухудшится?

- Кыргызская нация молодая, среднему кыргызстанцы 27-28 лет. Как я уже говорил, сегодня у нас 408 тысяч пенсионеров по возрасту. Это 5,6 процентов от общего населения. Нам в этом отношении еще очень далеко до того, чтобы догнать показатели европейских стран, где представители пожилого возраста составляют 30-40 процентов. Но, несмотря на это, мы, проводя научное исследование, заранее готовимся к этой ситуации. Конечно, ежегодно у нас будет увеличиваться количество пожилых людей, это естественный процесс. Например, сегодня продолжительность жизни мужчин составляет 63 года, женщин 74 года. И есть тенденция, что эти показатели с годами будут увеличиваться. 20-30 лет назад никто и не думал о таких показателях. Это говорит о качестве жизни. Конечно, чем больше повышается уровень жизни, тем больше потребностей у людей появляется. Поэтому я уверен, что качество старости у нас будет только повышаться.

О благотворительности

- Какая прослойка людей в Кыргызстане самая незащищенная?

- На сегодняшний день у нас проживает 2 млн. 335 тысяч детей до 18 лет. Из них 303 тысячи детей получают детские пособия. Это составляет 14 процентов от общего количества детей. Если брать в количестве семей, то у нас в стране 1 млн 430 тысяч семей, из них 97 тысяч семей получают пособия, что составляет 7 процентов от общего числа. Думаю эти люди, и есть самая уязвимая часть населения.

- Сейчас модно заниматься благотворительностью. Как вы думаете, та благотворительность, которая так широко пиарится у нас, она реально помогает людям?

- Меня радует та благотворительность, которую не пиарят. И она для большого числа граждан невидима. Ею занимаются наши молодые люди, студенты, молодые сотрудники крупных компаний, просто волонтеры. Я не знаю, что ими движет, но это приятно. Они приезжают в интернаты, и это не просто помощь, это очень ценный и важный вклад в человеческие отношения. Они сами получают огромное моральное удовлетворение от того, что чувствуют себя полезными. Наше кыргызстанское общество достаточно открытое, демократичное, где приветствуется благотворительность. И если вначале это действительно было модой, то сегодня это неотъемлемая реальность нашей жизни.

- Можно ли сказать, что количество благотворительных акций и взносов увеличилось?

- Да, но это палка о двух концах. Сильно задаривать людей тоже неправильно, может появиться иждивенчество или спекуляция. Поэтому сегодня мы пытаемся привлечь людей к труду. Те семьи, которые оказались во временной трудной ситуации, мы привлекаем к общественно-полезному труду и за это выдаем продукты питания. Это совместный проект со Всемирной продовольственной программой на 16,9 миллиона долларов, на три года. Проект охватывает 42 тысячи семьи, а в них 220 тысяч человек, где люди в аилах объединяются в жамааты, пишут проекты по благоустройству родного села. Это может быть очистка арыков, строительство дорог, мостов, посадка деревьев. И взамен люди получают продукты. Недавно я объехал села Чон-Алая, где люди с большим воодушевлением занимаются этими проектами. Где-то впервые за всю историю их села появилась чистая питьевая вода, где-то появились мосты. За этот год такой помощью охвачены более 70 тысяч людей. Есть и такая специфика, за обучение мы платим. Например, группа молодых женщин обучились на курсах швей, приобрели профессию и получили в рамках проекта муку и масло за это.

- Что наиболее полезное вы сделали на этом посту за этот год?

- Все острые проблемы, которые есть в обществе, сконцентрированы в нашем министерстве. В этом году мы добились многого. Например, много лет у нас складывалась критическая ситуация с вопросом детского усыновления. Данный вопрос мы сняли очень просто – мы убрали основу для возможной коррупции. В положении было записано, что заниматься усыновлением могут не более трех организаций из одной страны. А вы можете представить, сколько таких организаций в США? И все хотят попасть к нам, поэтому они и встают на незаконные пути. Чтобы такого не было, мы сняли эти ограничения. Но зато мы повысили требования к этим организациям – они должны вести безупречную работу в этой сфере не менее 10 лет и государственный орган их страны должен дать нам рекомендацию. И самое главное, мы, следуя требованиям правового государства, все вопросы детского усыновления передали в суд. Теперь только суд решает, но никак не наше министерство. Мы сняли коррупционную составляющую, когда некоторые люди хотели себе эту функцию присвоить и на ней наживаться. Поэтому и были громкие скандалы. Второй момент, был принят закон, чтобы размер детского пособия был фиксирован. Раньше наши дети получали разницу между доходом семьи и гарантированным минимальным доходам. Эта разница могла быть 5 или 20 сом. До 1 июля этого года детское пособие составляло 553 сома. На сегодняшний день сумму пособия мы подняли до 764 сома. Поднять за полгода размер пособия на 200 сомов – это большое достижение. При этом у нас были проблемы, когда некоторые люди незаконно получали эти пособия. И мы нещадно с этим боремся. Если в 2012 году у нас получали помощь 374 тысячи детей, но отдельные граждане получали ее незаконно – родственники, сваты госчиновников по фиктивным справкам оформляли на себя пособия. Мы эту лавочку прикрыли. В результате того, что мы исключили человеческий фактор, при назначении пособия используем компьютерную программу, усилили адресность, на сегодня у нас получают пособия 306 тысяч детей. Но при этом есть люди, которые усиление адресности пытаются выставить как экономию на детях. Никто не экономит на детях! Наоборот, мы усиливаем глубину помощи людям, которые оказалась в трудной жизненной ситуации. Поэтому спекулировать на этой теме и наживать себе капитал, по крайней мере, безнравственно.

Интервью вела Лейла Саралаева.

  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям