Кыргызча

Айбек Калиев: «Я призываю общество верить нам, производственникам, а не болтунам»

08:44, 18 Апреля 2016

33-летний Айбек Калиев, руководитель Национального энергетического холдинга, гармонично сочетает в себе компетентность и новаторство. Немного удивительно наблюдать, с какой легкостью он взвалил на свои молодые плечи всю энергосистему страны.

После беседы с ним появляется уверенность, этот молодой профессионал знает, что делает. И самое главное, вряд ли рутинные трудности или непредвиденные обстоятельства смогут сбить его с намеченного пути.

Об энергохолдинге

- Айбек Рыспекович, объясните, пожалуйста, нам, обывателям, зачем нужно было создавать новую структуру – Национальный энергохолдинг?

- Необходимость создания Национального энергетического холдинга назрела в прошлом году. Он создан на основании решения Совета обороны в апреле 2015-го. Цель – оптимизация управления энергосектором, введение единой вертикали, внедрение корпоративного управления, устранение излишних управленческих нагрузок. Эти стратегические задачи можно выполнить только при единоначалии, для чего и нужен был энергохолдинг. А Министерство энергетики как политическое ведомство не могло их выполнять. Я около 4 лет проработал в Министерстве энергетики, и могу сказать, что большинство функций были навязаны этому ведомству. Оно занималось внешней политикой в области энергетики, но параллельно устраняло текущие аварии, одновременно решало хозяйственные вопросы. Практически работа велась в пожарном режиме, но не было долгосрочной стратегии, а оперативные решения замедлялись. Поэтому и пришли к выводу о необходимости создания энергохолдинга. В октябре из структуры нового правительства Министерство энергетики было ликвидировано. И в новой структуре, которую утвердил парламент, уже значился энергохолдинг.

- Как распределены функции ликвидированного Министерства энергетики в новом энергохолдинге?

- Функции политики переданы Министерству экономики. На сегодня мы разработали модель работы энергохолдинга, вводим единые принципы корпоративного управления. Правительство является стопроцентным акционером холдинга, а под холдингом находятся все энергокомпании. Их акции будут принадлежать холдингу. Мы станем работать более эффективно, на развитие компании и улучшение качества обслуживания населения.

- Многие утверждают, что государство не может быть эффективным менеджером...

- Холдинг будет управлять энергокомпаниями, акции которых на 93% принадлежат государству. Их работа будет зависеть от эффективности управления холдинга. На сегодняшний день мы исключаем многие дублирующие функции энергокомпаний. Много было критики по их работе, дескать, штат там раздут. Мы провели анализ и выяснили, что, действительно, в условиях дефицита средств мы живем на широкую ногу. Некоторые руководители энергокомпаний даже не думают над тем, чтобы повысить эффективность производства. Им лишь бы было тихо, по старинке. Процесс носил вялотекущий характер. Поэтому-то мы и проводим 5-процентное сокращение штата. До 1 мая в отрасли, где работают порядка 16 тысяч человек, будет сокращено более 800 человек.

- Что дадут эти сокращения?

- Мы добиваемся эффективности работы энергокомпаний. Сейчас определяем самые больные места отрасли и стараемся положение исправить. По линии «Северэлектро» мы затратили более 30 миллионов евро на внедрение автоматизированной системы контроля и учета электроэнергии, поставили так называемые умные счетчики. Спрашивается, для чего тогда держать армию контролеров? Отсюда и сокращения. Или другой момент, мы хотим для удобства потребителей, чтобы они не ходили в Энергосбыт, не стояли в очереди, а могли в любом магазине «Народный» через терминал заплатить за электроэнергию. Пока такой услугой охвачены около 112 тысяч абонентов, у которых счетчики связаны с интернетом, это половина Бишкека. Мы поставили задачу, чтобы до 1 июня службы Энергосбыта оптимизировали свою работу. Если вы в будний день придете в Энергосбыт, увидите, что туда невозможно зайти из-за толкотни и очереди. Если человеку отключили свет за неуплату, он должен пройти буквально семь кругов ада - оплатить в одной кассе, потом с этой квитанцией идти в другой кабинет для подтверждения, потом еще в стол заявок на подключение, ждать подписи начальников и замов. Мы решили повысить ответственность каждого сотрудника и упростили процедуру. На сегодняшний день один оператор принимает деньги и сам делает заявку на подключение. Заявка идет напрямую дежурной бригаде, и та в течение 3 часов должна подключить свет, что тоже экономит время потребителей. Это пока элементарные вещи, которые мы делаем, но мы продолжим оптимизировать нашу работу и, как это ни больно, но мы будем сокращать штат, потому что в условиях автоматизации, современного мира и компьютеризации не должны держать армию контролеров.

- Раз уж акции энергохолдинга на сто процентов принадлежат правительству, прибыль как будет распределяться?

- Население ошибочно думает, что энергетика в Кыргызстане – прибыльная сфера с большими доходами. Этот стереотип нам мешает. На самом деле все энергокомпании у нас убыточные. На сегодняшний день выработка и доставка до потребителя 1 квт/ч фактически стоит 2 сома 10 тыйынов, но мы продаем по 1 сому 3 тыйына. С каждого киловатт-часа мы терпим убыток в 1 сом 7 тыйынов. Официально государство нам утверждает бюджет с отрицательным сальдо. За прошлый год дефицит бюджета был в 8,9 млрд. сомов. На этот год дефицит планируется более 10 млрд. сомов.

- То есть на отрасль выделяют денег на 10 миллиардов сомов меньше?!

- Да. Ежегодная потребность энергосистемы Кыргызстана примерно 20-22 миллиарда сомов. С абонентов мы собираем 8 миллиардов, а по оставшейся разнице нам говорят: «Что хотите, то и делайте».

- Почему образуется такая нехватка?

- Себестоимость выработки энергии на ГЭС – 40 тыйынов, а на ТЭЦ Бишкека и Оша – более 4 сомов. 82 процентов денег мы затрачиваем на выработку электроэнергии на ТЭЦ Бишкека и Оша, а 17% - на генерацию ГЭС, то есть там, где вырабатывается 85% дешевой электроэнергии. Из-за этого у нас отрицательный тариф, дефицит с одного квт/ч - 1 сом 7 тыйынов. Поэтому в условиях, когда есть потолок тарифа и выше не можем установить цену, мы должны проводить внутренние преобразования, процесс оптимизации, исключение дублирующих функций. Оптимизация нам дает 200 млн. сомов. Сокращение потерь электроэнергии хотя бы на 2 процента равносильна вводу 20-мегаваттной станции. Это дополнительно 186 млн. сомов. Снижение дебиторской задолженности принесет еще дополнительные деньги в отрасль. Из-за высокой дебиторской задолженности план должен быть не 100, а 120%. Мы ведем анализ дебиторской задолженности на 30, 60, 90 дней. Будем мониторить эффективность работы энергокомпаний, как они собирают задолженность, как их экономисты и юристы работают. Плюс со временем планируем ввести ERР-систему – систему учета, отслеживания денежных средств, расхода электрической энергии.

На простом примере объясню. Мы каждый год чиним, скажем, 20 трансформаторов. Надо или не надо, но мы выезжаем на место и проверяем. Установив ERP-систему, мы точно будем знать, исправен ли трансформатор, он будет выдавать анализ по каждой точке, где потери увеличиваются, где какой расход электроэнергии. К этим современным требованиям мы должны идти, потому что эти технологии будут высвобождать дополнительные средства. Мы должны научиться работать с минимальными затратами.

О состоянии энергосектора

- Вы часто бываете в командировках, видите, в каком состоянии техническая база энергосистемы у соседей. Насколько десятков лет мы отстали?

- К сожалению, у населения и некоторых представителей власти, которые не знают всех тонкостей ситуации, к энергосистеме Кыргызстана завышенные требования. При 65-процентном износе они требуют эффективность как с нового оборудования. Цифра в 65% изношенности – это еще улучшенный показатель за счет введения линии «Датка- Кемин», а фактически износ технической составляющей отечественной энергосистемы составляет 70-75%. Из трех элементов оборудования два в любой момент могут выйти из строя. Судите сами, самой молодой электростанции 30 лет, Токтогульской ГЭС 40 лет, Курпсайская, Шамалдысайская были введены в 1986 году. То есть оборудование у нас эксплуатируется минимум 30 лет.

- То есть мы остановились в развитии на уровне 80-х годов?

- Да, и предыдущие 20 лет мы топтались на одном месте. И только благодаря инициативе и личному участию президента Алмазбека Атамбаева в последние 5 лет мы сделали рывок в энергетике. Президент обеспечил энергетическую безопасность, он вел работу по дополнительным ТЭЦ по Бишкеку по новым линиям. Мы должны это все удержать, этим моментом воспользоваться. Мы убедились, что Кыргызстану не от кого ждать помощи, пора самим встряхнуться и проработать разные варианты энергетической безопасности. Если же сравнивать с соседями, то в энергосистемы Казахстана, России, Таджикистана и Узбекистана были вложены за эти годы колоссальные деньги. Но в Таджикистане и Узбекистане ситуация хуже. Там практикуют регулярные веерные отключения для населения, могут экспортировать электроэнергию за счет отключения своих потребителей. Мы никогда на это не идем. Наоборот, чтобы полностью удовлетворить нужды кыргызстанцев, мы импортируем электроэнергию. Мы хотим изменить стереотип: пусть электроэнергия будет дороже, но в XXI веке электричество в домах должно быть. А не так, как в Таджикистане – свой народ сидит без света, а в Афганистан электричество экспортируется. Чисто из коммерческих интересов.

- Получается, кто-то обогащается, а народ сидит без света?!

- Я не знаю, кто у них обогащается, но скажу точно: в Кыргызстане такого не будет. Нельзя ограничивать свой народ из-за коммерческой выгоды.

О коррупции

- А у отечественного обывателя годами в голове формировалось убеждение, что в кыргызской энергосистеме существует и цветет махровым цветом коррупция, и все разговоры про изношенность линий просто отговорки. Скажите откровенно, была ли эта коррупция в предыдущие годы и приостановлена ли она?

- Я лично никого не ловил, но, как говорится, нет дыма без огня. Была коррупция, были люди, которые в лихие 90-е и в начале двухтысячных сколотили целые состояния на энергосистеме, когда из отрасли выжимали и ничего не вкладывали. Но сегодня наша участь такова – мы расхлебываем плоды «трудов» тех коррупционеров.

- А международные гранты, которые щедро выделяли на реконструкцию международные доноры?

- Проекты все были реализованы правильно. Коррупционные схемы строились на коммерческих потерях, которые достигали 50-процентного уровня. Это было чистое воровство. На сегодняшний день крупных коррупционных схем в энергетике нет. Надо быть сумасшедшим, чтобы пытаться смухлевать, фактически сидя в аквариуме, под пристальным вниманием общественности, прессы и правоохранительных органов. Я вам больше скажу: мы пошли еще на один переломный момент, зная, что существуют коррупционные механизмы при получении технических условий, узаконили оплату.

- Как это?

- С 1 апреля ввели плату за технологическое присоединение. Например, кто-то строит дом – многоэтажку, нужны мощности. Застройщики пишут заявление на получение доступа к энергоносителям, но госорганы отказывают. Раньше, чтобы положительно решить этот вопрос, строительные компании миллионами давали кому-то взятки и строили дом, несмотря на отсутствие разрешения. Теперь, чтобы получить официально техническое условие для проведения электроэнергии, этот миллион надо оплачивать в кассу. Это один из ключевых факторов по обеспечению траспарентности и развития энергетики. Сегодня не будет такого, что кто-то с кем-то договаривается в обход государства. Мы максимально уменьшаем контакт между потребителями и сотрудниками. Все будет автоматизировано. Даже такую заявку можно через интернет отправить.

- Вот слушаю и не могу понять: у вас много хороших планов, но почему такая мощная критика депутатов на вас обрушивается? Вы не можете до них доступно донести свои идеи или это целенаправленная работа по дискредитации?

- К сожалению, сущность парламента такова. В целом понимание у большинства депутатов есть. Но есть и одиозные личности, которые руководствуются исключительно личными интересами. У меня были такие примеры, когда один из депутатов звонил и требовал, чтобы я поставил на такую-то должность его человека. То есть уволил работающего и трудоустроил кого-то из его приближенных. Я отказываюсь это делать, потому что мы меняем подходы, ставим на ответственные должности чистых и честных людей. Президент четко сказал, что надо собирать команду честных людей, нам не по пути с теми, кто воровал. Так вот, после моего отказа в газете этого депутата появился оскорбляющий мою честь и достоинство коллаж на первой полосе. Был еще один случай. Депутат построил дом, нарушив красную линию, звонит мне и требует, чтобы я убрал столбы электропередачи. Я, естественно, отказываю. Через некоторое время этот депутат на заседании называет меня коррупционером.

- Назовите фамилии этих депутатов.

- Пока воздержусь. Но в следующий раз обязательно озвучу.

Об уровне воды

- Расскажите о состоянии Токтогульской ГЭС.

- В этом году уровень воды на Токтогульской ГЭС больше на 1,5 млрд. от прогнозируемого и составляет 8,9 млрд кубометров. Это хороший показатель, особенно если учесть, что в прошлом году в этот же период было всего 6,6 млрд.

 

Со дня на день мы начнем импортировать электроэнергию из Казахстана, для того, чтобы накопить воду в Токтогульском водохранилище. Апрель, май, июнь для накопления уменьшаем расход воды и снижаем нагрузку на станциях. Сегодня, чтобы выработать 1 квт/ч на Токтогульской ГЭС, мы тратим 3 куба воды, то есть на 1 млн квт/ч мы тратим 300 миллионов кубометров воды. Импортируя 5 млн. квт/ч мы сэкономим 500 миллионов кубометров воды. Мы проработали специальный режим накопления, и если прогнозы Кыргызгидромета по количеству осадков подтвердятся, импортируя электроэнергию и загружая ТЭЦ, мы должны набрать на 1 октября 13,6 миллиарда кубометров воды, и на такой же период следующего года у нас будет порядка 9 миллиардов кубометров.

- Это ноу-хау?

- В прошлом году так же делали, но в этом решили пораньше начать накапливать воду. Хотя идеально было к этому прибегнуть в марте, но мы торговались с казахами и таджиками по поводу покупки у них электроэнергии. Таджики просили дороже, но я вел переговоры, старался снизить, они до сих пор не дали ответ. Зато с казахами удалось договориться по 9 тенге, в то время как в прошлом году было 10,7 тенге.

- Это результат ваших успешных переговоров?

- Не хочу хвалиться, но могу сказать, что это очень хорошая цена.

О денонсации, тарифах и лжеэкспертах

- Когда стало известно о том, что договор с Россией о строительстве Камбар-Аты и Верхне-Нарынской ГЭС будет денонсирован, было много критики в адрес Кыргызстана. Расскажите, почему так произошло?

- Мне трудно было защищать в парламенте вопрос денонсации, потому что я стоял у самых истоков рождения этого договора. Я помню все этапы проработки этого договора и то, как перед подписанием 19 сентября 2012 года с 12 часов ночи до 7 утра обсуждали с российскими коллегами и никак не могли согласовать последний пункт. Это было очень хорошее соглашение, идеальные условия, и у нас были твердые намерения выполнить все обязательства. К сожалению, политические процессы, экономические санкции и экономический кризис невозможно было предугадать. В результате проект начал дорожать, потом из-за санкций банки России не смогли вовремя выдать деньги, что и привело к денонсации. Что касается земельных участков, за что нашу сторону упрекают, то все участки, которые были необходимы под строительство именно на том этапе, были выделены. А по Камбар-Ате пошло затягивание процесса. Каждый шаг начали подвергать юридической экспертизе, время ушло. Однако, думаю, это соглашение останется в истории как одно из самых успешных.

- Много шума из-за объектов, которые уже успели построить на Верхне-Нарынской ГЭС на 37 млн. долларов. Говорят, был перерасход средств?

- Очень много подозрений, но у нашего энергохолдинга нет полномочий проверять. Сегодня работает депутатская и правительственная комиссии. Должен быть проведен независимый аудит, оценка. Но Кыргызстану в любом случае предстоит выплатить эти израсходованные средства.

- Всех кыргызстанцев интересует, будет ли повышение тарифов?

- Повышения тарифов не будет. На сегодняшний день немало критики по повышенным в августе прошлого года тарифам, когда было введено, что за потребленную электроэнергию до 700 квт/ч следует оплачивать 77 тыйынов, свыше –2 сома 16 тыйынов. Так вот, люди жалуются, что много платят за электроэнергию, кто-то говорит, что 700 квт/ч не хватает, энергетиков обвиняют, что народ мучается из-за ограничения. Мы сделали анализ потребления электроэнергии и выяснили, что на сегодняшний день 96% бишкекчан потребляют электроэнергии до 700 квт/ч, и только 4% богатых людей, у которых большие особняки, полы с подогревом и сауны, превышают лимит. Даже в холодное время года до 70% кыргызстанцев потребляют меньше 700 квт/ч. То есть 70 процентов бишкекчан потребляют 25% электроэнергии, а 30% богатых – 75% электроэнергии. Вот перекос. Кто богаче, тот и платит за свое потребление.

- Хотите сказать, что новые тарифы оказались оправданны?

- Да, вполне. Если посмотреть на ситуацию с жителями высокогорья, то и у них по потреблению такая же картина – 75% граждан укладываются в лимит до 700 квт/ч.

- Говоря о критике, нельзя не упомянуть некоего эксперта Эрнеста Карыбекова, который раздавал направо и налево комментарии, а сейчас под следствием по делу о подготовке госпереворота. Появились люди, которые утверждают, что его преследуют за правду. Однако специалисты от энергетики заявляют, что все его оценки и мнения были непрофессиональны и не в интересах Кыргызстана. Как вы прокомментируете ситуацию?

- Та имнформация, которую он озвучивал, не соответствует реальной ситуации в энергетике. К сожалению, наше общество не верит тем людям, которые работают, развивают отрасль и проводят реформы. Зато они слепо верят любому, кто назовет себя экспертом. В результате, лжеэксперты иногда несут настоящую ахинею и морочат голову общественности, а наш народ не правде верит, а слухам. И такие люди формируют повестку дня, вводя народ в заблуждение, а общество же думает, что они правду в народ несут. Но если они такие умные, пусть приходят и работают. Мы готовы предоставить им площадку. Но эти люди не хотят работать на уровне среднего звена, они сразу в управленцы метят. Однако мы не можем отдавать отрасль человеку только потому, что он «хорошо» критикует. Пусть на деле покажет и докажет, что умеет работать. И, к слову, на сегодняшний день таких лжеэкспертов много. Поэтому я призываю население верить производственникам, а не болтунам. Мы не обманываем, мы называем вещи своими именами. Если мы говорим, что надо временно потерпеть, то это обоснованно. Мы работаем над выправлением ситуации, и не будем продавать и предавать интересы государства.

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям