Анарбек Исмаилов: «Текебаев ведет политическую игру»

13:00, 16 Сентября 2016

Как скажутся предлагаемые поправки в Конституцию на жизни рядового кыргызстанаца? Почему Омурбек Текебаев так рьяно критикует вносимые изменения? И действительно ли Атамбаев хочет узурпировать власть? На эти вопросы отвечает Анарбек Исмаилов, заместитель полномочного представителя Президента в Жогорку Кенеше, заведующий отделом правового обеспечения Аппарата президента Кыргызстана.

- Анарбек Касымович, президент Атамбаев, выступая на пресс-конференции, заявил, что поправки в Конституцию сделают невозможным возвращение Кыргызстана к темному прошлому. Что он имеет в виду? Какие механизмы уберегут нас от возвращения к негативному опыту прошлых лет?

- У нас есть две большие проблемы. Первая – недостаточная структурированность или отсутствие норм, которые позволяли бы стабильно работать парламенту и коалиции большинства. В результате, если коалиция парламента не может быть устойчивой, то не может быть устойчивым и правительство. Следовательно, получается так, неустойчивое правительство проводит неустойчивую политику, как внутреннюю, так и внешнюю, отсутствует преемственности власти, что ведет к зависимости такого правительства от внешних обстоятельств. Правительство, по идее, зависит от парламента, а парламент фрагментирован на разного рода политические группки, которые не объединены ни партийной дисциплиной, ни тем более правовой культурой. Поэтому, чтобы парламенту сохраниться, нужна какая-то подпорка. И этой подпоркой является президент, потому что он единственный на сегодняшний день стабильный орган власти. Такая ситуация ставит исполнительную и законодательную власть в зависимость от личных качеств президента.

При сохранении подобной ситуации возможно, что новый президент получит возможность подмять под себя правительство, играя на разных интересах парламентариев, и не позволит им объединиться, тем самым фактически сконцентрирует в своих руках всю власть. В конце концов, президент сможет путем изменения Конституции узурпировать власть.

Вторая проблема – помимо того, что парламент и правительство сами по себе слабы в силу недостатка в текстах Конституции, есть еще одна большая брешь, которая позволяет вторгаться в политику страны не только президенту изнутри, но еще и извне, третьим лицам международного уровня.

- В чем эта брешь?

- В том, что мы сами себе навязали приоритет международных норм над собственным законодательством. Позволили статьей в Конституции вторгаться очень изящно, под флагом защиты прав человека, в вопросы безопасности своей страны. Во-первых, путем прямого воздействия, как это указано в ст. 41 Конституции, где говорится, что решение международного органа в области прав человека будет нами исполняться беспрекословно. А во-вторых, косвенно вторгаться, используя такой мощный инструмент, как Конституционная палата. Поскольку наша Конституция возвела права человека в ранг самой высшей ценности, плюс отдала международным договорам приоритет, тем самым Конституционная палата, если строго следовать конституционным нормам, вынуждена будет принимать решения о неконституционности тех или иных законов, направленных на стабилизацию ситуации.

В любом случае есть серьезный риск, что нормальные стабилизирующие законы так или иначе могут быть интерпретированы как нарушение прав человека. В силу этих опасений есть необходимость изменить ряд норм Конституции. Тем самым, вносимые изменения стабилизируют парламентскую систему, углубив ее. Ведь у нас сегодня недозрелый парламентаризм, в силу ряда причин, и в первую очередь из-за ошибок в Конституции, плюс невысок уровень правовой и политической культуры. И второе – мы закрываем брешь для влияния извне на нашу жизнь.

- Почему именно сейчас нужно вносить поправки, когда президенту Атамбаеву осталось работать у руля государства еще год? Противники этой идеи считают, что можно год пообсуждать, а потом выносить этот вопрос на референдум, вместе с президентскими выборами.

- На самом деле внести изменения мы должны были давно. В прошлом году была попытка внесения изменений в Конституцию, но из-за предстоящих парламентских выборов по новым процедурам она была отложена. Это во-первых. А во-вторых, надо по-человечески понять президента. Дело в том, что он, как любой нормальный человек, не хочет идти на непопулярные меры и хотел бы остаться в истории Кыргызстана, как единственный президент, который не трогал Конституцию. Это если смотреть с точки зрения личной комфортности. Но любой ответственный политик, который мыслит категориями не личного комфорта, а задумывается о будущем государства, возьмет на себя этот груз, даже будучи обвиненным в попытке узурпировать власть. Но учитывая необходимость обеспечения безопасности страны и ее стабильного развития, стабильного функционирования государства, видимо, этот тяжкий груз должен быть взят на себя Атамбаевым.

- Омурбек Текебаев и другие противники утверждают, что процесс внесения поправок ведется в режиме секретности. Они напоминают, что даже Акаев и Бакиев соблюдали правила приличия и формировали Конституционные совещания. Почему сейчас этого нет?

- Такие ссылки на прошлое в данном случае несколько некорректны. Когда мы говорим об акаевских и бакиевских изменениях, речь идет о новой редакции Конституции, то есть, по существу, о новой Конституции. И в 2003, и в 2007, 2008, и позже в 2010 годах. Там была необходимость в создании Конституционного совещания, поскольку менялась вся Конституция, соответственно, были затронуты кардинально правовая и политическая системы страны. Сейчас речь идет о сравнительно малом числе изменений, которые точечно корректируют некоторые положения Конституции, которые заложили парламентаризм в нашей стране. Но те умолчания, которые существуют в ныне действующей Конституции, реально мешают стабильной работе парламента и, соответственно, правительства. О секретности речи не идет. Тем более сам Текебаев, когда участвовал в разработке этих изменений в прошлом году, не требовал созыва Конституционного совещания. А тогда ставился принципиальный вопрос, речь шла об отказе от императивного мандата, о внесении в Конституцию нормы, которая позволяла бы отзывать депутата, исключая его из фракции. Таким образом, в данном случае Текебаев несколько лукавит.

- Противники утверждают, что авторы поправок посягают на независимость судей, когда предлагают отказ судей от тайны личной жизни. Плюс значительно ослабляется роль Конституционной палаты. Как прокомментируете?

- Когда говорят о возможности изучения личной жизни судей, то это и сегодня происходит. Достаточно прочитать действующую Конституцию и основанный на ней закон о статусе судей, а также ознакомиться с процедурами, которые предшествуют назначению или избранию судьей, работой по отбору судей. Там изучение личности претендента на должность судьи тоже поставлено на жесткую основу. И тут ничего сверхнового нет. Но оговорюсь, что в последних редакциях эту норму убрали.

Что касается Конституционной палаты, то здесь вопрос в том, что усложнение рассмотрения вопросов неконституционности того или иного закона не лишают палату права ставить последнюю точку. Окончательное решение в любом случае принимает Конституционная палата. Другое дело, что меняется процедура принятия решения двумя третями или тремя четвертями. Критики заявляют, что усложнение процедуры принятия решений – это некий прецедент. Но это неправда. В мире есть абсолютно схожие ситуации. Например, в Монголии. А есть Конституции, которые предусматривают право парламента вообще отменить решение Конституционного суда. Так что выбор широк. В данном случае авторы выбрали самый мягкий вариант, по которому сначала выносят предварительное заключение, а в случае, если в течение трех месяцев по нему не поступят какие-то доводы, решение снова подтверждается двумя третями голосов. Все. Окончательная точка ставится Конституционной палатой.

- Текебаев утверждает, что перенос политического центра от президента к премьер-министру делается командой Атамбаева с целью продления политической жизни Атамбаева. То есть, сам он уйдет в отставку в положенный срок, но будет неконституционным руководителем страны через людей во власти – премьера, генерального прокурора, главу ГНКБ, Счетной палаты и т.д. Фактически, президента обвиняет в попытке узурпации власти.

- А что мешает Атамбаеву сделать это без внесения поправок в Конституцию? Если бы он хотел этого, он нашел бы более простые и незаметные для обывателей схемы. Это обвинение абсолютно бессмысленно в контексте внесения поправок в Конституцию. Оно вообще бессмысленно. Президент открыто и честно заявил о том, что он не собирается ни баллотироваться в парламент, ни становится премьером, ни занимать какую-либо другую должность. Кроме того, есть такая фраза: «Человек предполагает, а Бог располагает». То есть, какие бы стратегии и тактики политики не предприняли, есть риск, что ничего не получится. Поэтому предполагать можно все, но в реальности расклад политических сил к этому не ведет. Что касается сторонников Атамбаева, которые занимают ключевые должности, то ничего в этом плохого нет. Каждая политическая сила, в том числе и «Ата-Меккен», делает все, для того, чтобы сохранить власть. В этом природа политической борьбы. Что касается узурпации власти, то это бред. Все наоборот, результате изменений генпрокурор и правительство становятся независимыми от института президента. И благодаря этим изменениям парламент и коалиция станут стабильными. Что в этом плохого?

- Текебаев заявляет, что отставки Бабанова и Сатыбалдиева были совершены партией «Ата-Мекен» в сговоре с Атамбаевым, чтобы укрепить власть президента, которая на тот исторический момент была слаба. Как прокомментируете?

- Я воспользуюсь той же гиперболой, которую применяет Текебаев. Он говорит, что Конституция дает определенный коридор, в рамках этого коридора вы можете использовать любые комбинации, технологии ради достижения собственных целей. Каждая политическая партия, каждая политическая сила, которая намерена бороться за власть, использует те механизмы, которые разрешены законом. Все что запрещено, не может быть использовано. Что нарушил президент Атамбаев? Даже если то, о чем говорит Текебаев, правда? Ничего. Ни одного закона.

- Почему тогда такая мощная критика и неприятие предлагаемого референдума у Текебаева? Он ведь был одним из разработчиков изменений в Конституцию в прошлом году. А сегодня он вытаскивает какие-то подноготные секреты, чтобы опорочить Атамбаева.

- Это политическая игра. Очевидно, что что-то его не устраивает в предлагаемых поправках. Мне сложно судить о его цели. Но понимаю, что как политик он должен использовать любые средства и факты в целях достижения своих интересов. Может быть, это пиар в преддверии предстоящих президентских выборов. А может быть, цель другая. Дело в том, что постоянная политическая нестабильность выгодна маленьким партиям. Потому что сегодня нет четкой разделительной линии между оппозицией и пропозицией, нет четко сформулированных политических интересов, следовательно, вступают в силу субъективные отношения. А чем больше таких субъективных отношений, тем больше они порождают нестабильность правительства и ошибки. Ошибки в правоприменительной, законотворческой, политической сферах. А ошибки – это хлеб для оппозиционеров. И чем дольше будет продолжаться эта непонятная нестабильная ситуация, тем лучше для малых партий, которые не мыслят стратегическими интересами государства. Они мыслят мелкими категориями – как бы выжить на политическом Олимпе, как сохраниться, а может, и подзаработать на каких-то полях. Нестабильность им выгодна. Еще это выгодно правозащитным организациям. Постоянная кадровая чехарда из-за смены правительства ведет к нестабильности, соответственно, государственные органы не способны целенаправленно и спокойно выстроить свою работу и повысить эффективность. Соответственно, появляется повод для критики, внимания СМИ, получения грантов и всего остального.

- Как скажутся предлагаемые изменения в Конституцию на жизни отдельного рядового кыргызстанца?

- Если мыслить интересами рядового кыргызстанца, то ему безразлично, какая структура во власти или каковы процедуры принятия того или иного решения Конституционной палаты. Главное, чтобы в стране царил мир, бесперебойно был свет, газ, была безопасность, создавались рабочие места, и государство работало в его интересах. А когда государство все время лихорадит то митингами, то революциями, нормальному законопослушному гражданину жить не комфортно. Это выгодно только бандитам, хапугам и мародерам. Поэтому мультипликативный эффект от этих поправок будет такой, что конструкция государства будет более стабильной и политических потрясений не будет. В любом случае выиграет обычный гражданин, который сможет строить свою жизнь в долгосрочной перспективе, развивать свой бизнес, жить достойно. Поэтому большинство кыргызстанцев поддерживают разумные идеи, которые ведут к стабильности государства.

Лейла Саралаева

  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям