Болот Темиров: “Если я уеду, то получится, что криминал и коррупционеры победили. Поэтому я остаюсь”

11:53, 18 Января

Девятого января в центре Бишкека в 12 часов дня было совершено нападение на редактора ресурса Factcheck.kg Болота Темирова.

Накануне редакция у себя на сайте опубликовала ряд резонансных журналистских расследований, в том числе о колоссальных тратах супруги экс-зампредседателя таможни Кыргызстана Раимбека Матраимова. С самого первого дня журналист заявил, что нападение связано с его профессиональной деятельностью. В целях безопасности Болоту Темирову предлагали уехать на время из страны. Он отказался.

О причинах своего отказа, о журналистском расследовании, из-за которого на него напали, и о том, какое будущее ждет Кыргызстан, если всех журналистов запугают, наш разговор.

- Уважаемый Болот, прошла неделя с момента нападения на Вас. Как Вы себя чувствуете?

- Сейчас намного лучше. Единственное - беспокоят зубы. Первое время я мог есть только жидкую пищу, сейчас более-менее уже заживает все. Диагноз - сотрясение мозга, так как били по голове, и многочисленные ушибы. К стоматологу я еще не ходил.

- Для нас, журналистов, Вы абсолютный герой. Если бы Вы уехали, мы бы Вас поняли. Почему Вы решили остаться?

- Это было сложное решение. Первые 3-4 дня прошли в беготне: судмедэкспертиза, больница, допросы у следователя, не было времени думать об этом. Позже у меня появилась возможность спокойно проанализировать все, что произошло, прокрутить в голове все детали, и я сделал для себя вывод – это был акт запугивания, но запугивание не только меня. Тем самым они говорят всем журналистам и всем гражданам Кыргызстана: “Против этой силы вы не попрете! Мы делаем что хотим, в любое время суток. Каждого ждет наказание!” То есть Кыргызстан - это уже не правовое государство. Бандиты пытаются нам навязать свои условия по ведению коммуникаций. Знаю, что в данной ситуации никто бы не осудил, если бы я захотел уехать. И в принципе, это было бы логичное решение. Меня приглашали по учебной программе уехать на два месяца в дальнее зарубежье, и с точки зрения безопасности это было бы лучшим решением. Но если бы я уехал, то получилось бы, что я пошел на то, что они (криминал) навязали. То есть я бы играл по их правилам, и они бы фактически победили. Но я хочу жить в правовом государстве. Я хочу, чтобы мои друзья, знакомые и все соотечественники жили в правовом государстве. Если я поддамся, то и остальные будут думать, что у них (криминала) всё получилось. Я не хочу, чтобы так было. Я для себя решил, что пойду против них. Я остаюсь.

- Ваш нашумевший пост собрал огромное количество просмотров, лайков, перепостов. Огромное количество граждан высказали Вам слова поддержки. Для Вас это большая ответственность?

- Для меня это и ответственность, и новое испытание. Было много и личных сообщений со словами поддержки. Мое обращение – это крик души. На тот момент, когда я его писал, я не осознавал этой поддержки. Я думал, что я один на один со всем этим кошмаром, который происходит в стране, и остальные люди этого не видят или, наоборот, считают это нормальным. Но, когда я увидел, что со мной согласно большинство, понял, что народ понимает, что в стране не все нормально, этот беспредел видят и другие. Просто боятся открыто говорить. Честно скажу: я не герой, я тоже очень боюсь. Но в какой-то момент я понял, что, если я буду бояться, они будут делать то, что хотят.

- Милиция довольно быстро отреагировала на нападение - возбудила уголовное дело по факту грабежа сотового телефона и даже уже задержана четверых подозреваемых. Вы верите в версию о грабеже?

- Я не верю в версию о грабеже, и этому есть несколько объяснений. Люди искали наш офис за два дня до нападения. Они поджидали меня с самого утра, а я по воле обстоятельств пришел только в 12.30. Чтобы украсть телефон, злоумышленники не будут ждать столь долгое время. Что касается задержанных, то задержали четверых, трое грабили, один был водителем. То есть для этого использовали машину. Такая тщательно спланрованная акция ради мелкой кражи? Это абсурд! Но доказать иное сложно, я знаю, что эти люди не будут сознаваться.

- Ни у кого нет сомнений, что это связано с Вашей профессиональной деятельностью. В своем заявлении Вы говорите, что Вас пытались подкупить, уговаривали не заниматься этим проектом “Фактчекинг”. Когда это началось?

- Первое расследование по бизнесу семьи Матраимовых, в частности о принадлежности торгового центра “Эльдорадо” и ещё нескольких видов бизнеса жене Искендера Матраимова, мы выпустили в конце мая прошлого года, оно было опубликовано за два дня до нашумевшего расследования “Азаттыка” и Kloop. Опубликовали первую часть и анонсировали продолжение. Сразу же после публикации на меня начали выходить люди, в том числе через моих друзей и родственников, и предлагали оказать любую финансовую и иную помощь. Я отказался и сказал, что это не входит в редакционную политику нашего ресурса. На тот момент я понимал, что я не просто журналист, а представитель профессии. Я тогда сказал: “Вы думаете, что никто не видит, когда в других изданиях появляются статьи на эту тему, а потом исчезают? Думаете, что никому не заметно, как меняется редакционная политика изданий? Если я пойду на это, как я после этого буду смотреть в глаза своим коллегам?” Поэтому я отказал.

- Сколько расследований было сделано и опубликовано ресурсом “Фактчекинг” в прошлом году?

- Мелких и средних расследований было сделано много. Большие расследования делать сложнее, на них уходит месяц или больше. Крупных расследований было проведено 5.

- Самое нашумевшее, на мой взгляд, связано с тратами супруги экс-зампредседателя таможни Раима Матраимова. Расскажите об этом расследовании подробнее. Как пришла идея? Сколько времени вы потратили? Какие сложности были?

- Это совместное расследование, мы просмотрели много информации в социальных сетях, получали информацию от источников. Несмотря на очевидность этого расследования, оно заняло много времени, была проведена кропотливая работа по поиску информации. Мы не указывали те моменты, в которых сомневались. Многие ювелирные украшения мы не смогли идентифицировать по известным брендам. Но и того, что нам удалось подтвердить, хватило. Мы взяли только фотографии супруги из соцсетей за 2015-2016 год, так как эти годы были задекларированы экс-заместителем председателя таможни Раимбеком Матраимовым. Расследование длилось больше месяца и проводилось совместно с международной расследовательской сетью Bellingcat.

- Почему это расследование имело эффект разорвавшейся бомбы?

- Там было прямое доказательство незаконного обогащения. Человек указывает в декларации одну сумму, а его траты превышают ее в десятки раз. Это наглядно показано и доказано. В других странах публикация подобных фактов послужила бы поводом для возбуждения уголовного дела.

- После публикации произошли беспрецедентные DDoS-атаки на ваш сайт и семь других сайтов, которые перепубликовали ваше расследование. О чем это свидетельствует?

- Я не нашел ни одного подобного случая в других странах, чтобы сайт, опубликовавший расследование, и потом каждый сайт, перепубликовавший это расследование, подвергся такой атаке. Причем атаковали из разных стран, из России, Казахстана, Малайзии и ОАЭ. Я выражаю всем коллегам благодарность за проявленную солидарность. Это был шок в тот момент. Мы боялись потерять свой сайт и что люди просто не увидят наше расследование. Прошло два часа, и было большое количество просмотров, но началась DDoS-атака, и сайт грохнулся. Тут же коллеги из других СМИ один за другим начали перепубликовывать наше расследование. Позже стало известно, что каждая перепубликация - это DDoS-атака на тот сайт, который выкладывал это расследование. Но все равно коллеги из “Кактуса”, Vb.kg, Kloop, Economist, Bulak.kg и другие перепубликовали это расследование, проявив настоящую солидарность и поддержку.

- Мы с Вами встретились на митинге #Reакция 2.0 как раз на следующий день после публикации вашего расследования и DDoS-атак. На митинге общественность и журналисты пытались привлечь внимание президента к этим фактам незаконного обогащения Раимбека Матраимова. После была пресс-конференция главы государства Жээнбекова, где он ничего вразумительного не ответил о том, будет ли Матраимов привлечен к какой-либо ответственности. Вам не кажется, что президент покрывает Матраимова?

- Я не могу утверждать, покрывает он или нет. Мне кажется, происходят какие-то политические процессы, которые неадекватны той ситуации, которая существует на сегодняшний день в стране. Они продиктованы не правами, законностью, заботой о гражданах, а какими-то совершенно другими мотивами, нежели сохранением государственности. Потому что вся эта ситуация – бандитизм, укрывательство преступлений - ведет к большому беззаконию. На сегодня только журналисты хоть как-то препятствуют тем преступлениям, которые позволяют себе власть имущие и люди, имеющие финансы.

- Если бы Вы встретились лично с президентом Жээнбековым, Вы могли бы на тех фактах, что уже опубликовали, убедить в беззаконии происходящего в стране?

- Я ни разу не встречался с президентом. Не знаком с ним ни как с президентом, ни как с человеком и не могу сказать, в каком русле прошла бы беседа. Может быть, как журналист мог бы взять у него интервью. Но я бы не пытался его убедить в чем-то, потому что он взрослый человек со своим личным мнением и своими мотивами, и убеждать не вижу смысла. В ходе пресс-конференции коллеги задавали эти вопросы, которые интересуют общество. Другое дело, насколько мы удовлетворены этими ответами...

- После Вашего избиения первым откликнулся брат Раима Матраимова – Искандер Матраимов. Он пожелал Вам здоровья и скорейшей поимки злоумышленников. Что в скором времени и произошло. Как оцениваете его слова?

- Я его тоже лично не знаю. Честно говоря, у меня нет никакого впечатления от его слов. Меня больше впечатлила та поддержка, которую написали тысячи граждан на мой пост и в личных сообщениях и в комментариях. Меня впечатлили люди, которые подходят на улице и выражают слова поддержки. Я понял, что не все потеряно в этой стране. У Кыргызстана есть будущее без бандитов, без преступников и без криминала.

- Хочется в это верить. Сегодня идет настоящая информационная война, с армией троллей, вбросами фейков. Можно ли методом фактчекинга победить в этой войне или хотя бы отдаленно найти правду?

- Это очень сложно. Если раньше была журналистика мнений, где требовался баланс мнений, потом появилась журналистика фактов, то на сегодняшний день и в будущем станет актуальна журналистика смыслов. То есть понять смысл, мотивы тех людей, которые придумывают невероятные истории, лишь бы заронить в людях долю сомнения в том, что говорят другие. Может быть, у них получится? У них огромные ресурсы, чтобы заглушить наши голоса, когда мы пытаемся показать реальную ситуацию в стране. Но я считаю, что можно победить в этой войне. Я раньше думал, что нельзя, так как нет никакой реакции от властей, недостаточная реакция от пользователей. Но после того поста, когда ко мне начали обращаться люди, я понял, что мы не столь глупы, как думают те, кто пытается убедить нас в обратном.

- В своем нашумевшем обращении Вы назвали имя Камчи Кольбаева – криминального авторитета. Почему Вы сделали такой вывод, что он связан с Матраимовыми?

- Я думаю, что это такое взаимовыгодное сотрудничество двух людей. И на сегодняшний день криминал, бандиты подняли голову и ничего не боятся, делают что хотят. И их покрывают уже государственные органы. Это очень страшно. Когда есть противодействие криминалу в лице государства, то страна будет развиваться даже при наличии криминала. Когда нет этого противодействия, криминал захватывает все и навязывает свои законы. Тогда людей могут в любой момент среди белого дня избить, могут убить, могут что хотят сделать, и им за это ничего не будет. И мы к этому идем, и это страшно. Я назвал его имя потому, что это так и есть. Все знают об этом, но боятся об этом сказать.

- В Вашем обращении названы имена других политиков: Ташиева, Келдибекова... Вас могут обвинить в регионализме. Имеет ли этот факт место быть?

- Я сам узгенский. Поэтому, когда начинают поднимать вопросы регионализма, мне смешно. Другой расследователь схем семьи Матраимовых - Али Токтакунов - родом из Кара-Кульджи. Меня лично в последнюю очередь интересует, откуда человек родом. Для меня важнее, что этот человек делает.

- Хотелось бы, чтобы Вы сделали какое-то обращение к кыргызстанцам. Как-то подбодрили народ.

- Я не политик и не буду делать никаких обращений. Я буду просто заниматься своей журналистской деятельностью. Буду продолжать в общественных интересах пытаться вскрыть весь гной, который скопился в Кыргызстане. Надеюсь, что это не будет впустую. И это будет подхвачено людьми, которые смогут изменить ситуацию. Я знаю, что в правоохранительных органах много профессиональных сотрудников, знаю, что во всех госорганах много патриотов, которые хотят изменить страну к лучшему. Но боятся. Сегодня засилие криминала и коррупции в Кыргызстане настолько велико, что противодействовать этому очень сложно. Мы находимся на такой стадии, что, возможно, скоро и журналиствов запугают, затопчут в землю, и не останется больше никакой надежды на то, что что-то изменится в стране.

- То есть Вы считаете, что независимые журналисты – это последняя надежда на позитивные изменения в стране?

- Только это и вижу. Потому что ни от правоохранительных органов, ни от других структур продолжения того, что начинают журналисты, нет. Показывают неопровержимые факты, раскрывают схемы, но финансовая полиция, ГКНБ говорят, что все нормально, вам показалось. Это уже стало мемом: “Дайте факты!”.

- Ну, а дальше-то что? Вот общественность эти факты узнала, но никаких мер не предпринимается. Что нам с этими фактами делать? Мирные жители могут что-то требовать?

- Если у них получится всех заткнуть, то нам будут говорить, что это проделки Запада, третьих сил, чтобы взбудоражить население, чтобы было неспокойно в Кыргызстане, в то время, как все хорошо. Если им это удастся, то они будут продолжать свой бандитизм, свои преступления, прикрываясь информационно-пропагандистским шумом.

- Какое будущее ждет Кыргызстан в таком случае?

- Я вообще не понимаю, о чем они думают. Потому что нас ждет будущее второго Афганистана. Территории будут разделены между бандитскими группировками. Придут радикалы, и тогда даже бандиты окажутся в стороне. Все, что останется, это выращивание опиумного мака, и страна станет просто сырьевым придатком. Из недр будут выкачивать сырье, а возле месторождений будут стоять вооруженные охранники частных охранных агентств, с которыми даже бандиты не смогут справляться. Это будет крах государства. Когда я был маленьким, рос в Москве, так как родители учились там в аспирантуре. Мы жили в общежитии, и там были дети из Афганистана, их родители тоже учились. Мы дружили, и они рассказывали мне о своей прекрасной родине, где было все развито, была и промышленность, и производство, и парки, и культурные объекты, их родители были богатыми, преуспевающими. Но потом они все повально бежали из страны. То же самое может ждать Кыргызстан. Все разумное население просто убежит из страны, оставив территорию на растерзание этим бандитам.

- Страшная перспектива. Будем работать, чтобы этого не произошло!

- Это реальность. Люди, которые все это делают, живут сегодняшним днем и не видят перспективу на шаг вперед. Думают, что все так дальше будет продолжаться. Нет, ребята, дальше так продолжаться не будет. Должны быть законность и правовое государство, даже бандиты должны понимать, что государство должно работать, люди в государстве должны преуспевать.

Интервью вела Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко

Видеоинтервью с Болотом Темировым Независимые журналисты - это единственная сила, которая противостоит криминалу

 

© Новые лица, 2014–2020
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям