Чолпон Тентиева: «Искусство – это вкусно!»

11:10, 30 Августа

Гость редакции «Новых лиц» сегодня – прекрасный арт-менеджер, искусствовед, глава отдела маркетинга музея ИЗО имени Гапара Айтиева, основатель творческой группы «OYOUM group», организатор акции «Ночь музеев» и мать троих детей Чолпон Тентиева. Разговор наш, конечно же, об искусстве. И обо всем, что его сопровождает.

- Чолпон, скажите, недостаток финансирования – главная проблема музеев, или есть что-то поважнее?

- Музей – это всегда лицо страны, города. Куда идут туристы, куда мы сами идем, когда попадаем за границу? Поэтому важность этой «визитной карточки» в любом контексте отнюдь не эфемерна. Средств же всегда не хватает. Но жаловаться и ныть – занятие неблагодарное. Лучше отметить то, что есть. Недавно в нашем музее на государственные средства провели ремонт, в хранилище вместо рассохшихся алюминиевых окон поставили современные стеклопакеты. Это отлично, наша коллекция живописи стала чувствовать себя гораздо лучше.

Наша, музейщиков, цель – сохранить коллекцию, желательно, навечно. К тому же выставлять и пополнять коллекцию. На сегодняшний день важно и привлекать людей. Если ничего не делать, сидеть и жаловаться – ничего хорошего и не будет происходить.

- Легко ли быть музейщиком?

- На самом деле музей – это живой организм, деятельность которого обеспечивает большое число сотрудников. Хотелось бы, кстати, выразить огромную благодарность работникам, которые трудятся на протяжении многих лет самым честным и достойным образом, переживая за музей и коллекцию как за свое дитя.

Недавно у меня был личный мини-юбилей – пять лет работы в музее. Мой прошлый опыт работы, в частности организатора разных мероприятий, часто международного уровня, думаю, принес пользу. Мы ведь в буквальном смысле слова воюем за свободное время человека, работаем над созданием положительного имиджа музея, стараемся, чтобы нам доверяли.

- Идет ли сегодня зритель в музеи?

- Есть положительная динамика. Если в советскую эпоху в вопросах пропаганды изобразительного искусства был виден огромный спрос и работала модель «Спрос рождает предложение», то сегодня для привлечения интереса к работе музея мы предлагаем модель «Предложение рождает спрос». К тому же зритель нынче более информирован, любознателен, пытлив, да и мнителен, и это вносит свои коррективы в нашу работу.

Вы знаете, что нашу акцию «Ночь музеев» в мае посетили 18 тысяч человек? В 2016 году было около 8 тысяч. А в этом году мы замахнулись на огромный масштаб, проводили мероприятие в 12 точках одновременно. И зритель – наш зритель! – был.

- Как прошла акция?

- Начали в музее имени Гапара Айтиева. У входа была ярмарка прикладников. Здесь же установили сцену, на которой сменяли друг друга творческие группы, певцы и музыканты. В каждой из 12 точек была своя полноценная, яркая программа. Например, в Театре русской драмы горожане смогли окунуться в закулисный мир и посмотреть сценические наряды и реквизит, а также побывать на спектакле «Поле». А в выставочном зале Союза художников «Дубовый парк» актеры из театра «Место Д» показали спектакль-интерактив «Галерея фантазии. Без чувств». Зрители надели на глаза повязки, и весь спектакль прошел для этих энтузиастов в полной темноте. Они попытались услышать себя и окружающее пространство, оставаясь наедине с невидимыми собеседниками и музыкой. В Дубовом парке гуляющих бишкекчан развлекали уличные музыканты, там же прошли разные мероприятия для детей.

У нас очень много талантливых людей – актеры, художники, скульпторы, ремесленники и многие другие. Все они объединились, чтобы создать эту Ночь искусства. Очень радует, что с каждым годом у нас все больше участников, популярность мероприятия растет. Мы все делаем общее дело ради счастливых глаз зрителя, а также ради создания площадки для знакомства творческого люда. Мы работаем для того, чтобы как можно больше людей поняли – искусство – это вкусно. Я благодарна каждому участнику, волонтеру и посетителю Ночи! Вместе мы огромная сила!

- Чолпон, что для вас значит эта профессия – искусствовед?

- Признаюсь, что до прихода в музей я не совсем осознавала ее значимость. Часто вспоминаю слова моих родителей, которые говорили, что я буду «жить» в мире прекрасного и именно они меня направили в это русло. «Самое лучшее будущее, которое можно пожелать своему ребенку – это искусствоведение», - повторяли они. При поступлении на эту специальность я противилась, но теперь осознаю, какая замечательная у меня профессия. Кстати, мои родители – доктор и кандидат технических наук. Папа – профессор архитектуры. И они прожили более тринадцати лет в Санкт-Петербурге, а ведь находясь в этом городе, просто, невозможно не влюбиться в искусство. К сожалению, сейчас ни в Академии художеств, ни в КГУСТА нет возможности получить образование по этой специальности.

Также в стране большая проблема с реставраторами по живописи. В нашей республике единственный специалист – Таалайбек Усубалиев, который является председателем Союза художников Кыргызстана. Он самый настоящий меценат, только он приходит на помощь и реставрирует живопись за собственные средства, предотвращая процесс полного разрушения.

- О меценатах… У вас большой опыт контактов с другими музеями во всем мире. На чьих плечах чаще лежит забота о финансовом благополучии музеев – на плечах государства или добровольных жертвователей?

- Видите ли, меценаты на Западе получают налоговые льготы. У нас они ничего не получают. Если у нас будет принят закон «О меценатстве», это будет шагом к более здоровому обществу, колоссальной поддержке государственным предприятиям и в целом развитию культуры. Во всяком случае, я так думаю.

- У музейщиков небольшие зарплаты. Скажите, деньги – действительно не главное в жизни?

- Шутите? Нет, конечно. Главное – люди. Вы бы знали, как я благодарна своей профессии и направлению! Благодаря этому я вижу столько счастливых людей! Они – творцы. Нет ничего более полного, объемного, возвышенного, чем душа художника, когда он во власти своей творческой музы.

- А вот «негативная живопись» – от Босха до Мунка, так сказать – это тоже счастье?

- Это проявление потенциала художника. Вот такое. В надрыве, за гранью. И оно для культурного процесса очень важно. Потому что без него отражение действительности, настоящих переживаний будет не полным. К тому же, знаете, я вот сталкивалась с тем, что автор, рисующий мрачные полотна, в этот момент был счастлив.

- Говорят, еще художники в депрессии часто рисуют удивительно светлые полотна…

- Конечно, и так бывает. У меня нет данных какого-либо полномасштабного исследования, чтобы говорить обо всем этом предметно. Но я точно знаю, что любые выразительные формы искусства имеют право на существование.

- Знаете, когда я была подростком, мне «посчастливилось» попасть на представление, устроенное художниками. Они стояли в трусах напротив пустых холстов, ставили ноги в тазы с водой и истошно орали. Такое искусство тоже должно быть?

- Сколько лет назад это было с вами?

- Около 30…

- Ну вот видите. И вы до сих пор это помните. А что вы тогда ощутили?

- Возможность свободы… От рамок, от условностей… Но не от себя самого, своей боли, своего счастья, своего выбора, своих ценностей – это все в тот момент как раз показалось мне самым важным…

- И вы еще спрашиваете у меня после этого, имеет ли право на существование искусство перформанса, да? Все это поиск. Форма может быть почти любой. Талант не пропадет в любой форме.

- Существуют ли критерии определения таланта?

- К счастью, математических критериев нет. Но различение приходит с опытом. Это чувствуется. Но я вам скажу банальность, которая истиной быть не перестает – если к таланту не приложить огромный труд, он зачахнет.

- Обязан ли каждый образованный человек разбираться в искусстве?

- А вы этого не избежите, если вы действительно образованный человек. Другое дело, что есть люди, одаренные в областях, дистанцированных от изящных искусств. В результате они не являются фанатами живописи, музыки, художественной литературы. И в дипломатическом корпусе, и среди чиновников, и среди экономистов, очень грамотных и образованных, они есть. И я очень далека от мысли проявлять или испытывать к ним какое-либо неуважение. Но люди, любящие искусство, среди сильных мира сего всегда будут.

- Не погубит ли культуру массовая коммерциализация?

- До сих пор же не погубила. Вы думаете, что на свете когда-нибудь были времена, когда художнику не нужно было пить и есть? Или когда музыканты и литераторы не боролись за расположение власти? Или когда не было массовых упрощенных форм культуры? Да полно. Не волнуйтесь за творчество, оно найдет свою лазейку в любом обществе.

- Вы сама по себе легкий человек или тревожный?

- Думаю, во мне больше оптимизма... Анализируя разные ситуации, я чаще вижу положительный исход. Я люблю жизнь, мне интересны люди, часто узнаю их мечты, и если есть время и возможность, стараюсь приблизить исполнение. И мне жизнь отвечает взаимностью. На днях произошла одна история. Я не использую кошельки. А тут мне дочь сделала такой красный, красивый. Я туда сложила всю наличность, паспорт, все банковские карты. А на Дзержинке нечаянно положила его мимо рюкзака. И не заметила. Через некоторое время парень пишет мне в Фэйсбук: «Вы кошелек не теряли?». «Ну очень оригинальная фраза для знакомства», - подумала я. А сама ему отвечаю: «Я кошельков не ношу». И тут он начинает перечислять, что в кошельке, и до меня доходит… Он спрашивает: «Я в ЦУМе, можете приехать?». В этот момент я сама не знаю, как у меня хватило наглости ответить: «Мне далеко, давайте лучше вы ко мне, я в Раритете, заодно кофе попьем». И он приехал! Так мои неприятности обычно и заканчиваются – еще до того, как я успела их заметить. Как тут не быть позитивной? А еще мне везет на хороших людей. Я очень счастливый человек. Потому что все делаю по любви. По большой любви. Даже прощаться надо с любовью. А иначе ничего хорошего не получится.

- Давайте мы с вами сейчас на этой ноте попробуем поиграть в «Поле чудес». Я начну фразу, а вы закончите. Итак, «Пользуясь случаем…»

- Пользуясь случаем, хочу пригласить всех на открытие нашей основной экспозиции в музее ИЗО, которое случится очень скоро. Мы приготовили нечто особенное. Все секреты раскрывать не буду, скажу только, что зритель сможет воочию увидеть развитие кыргызского изобразительное искусства от самых истоков до сегодняшнего дня. И многие картины я сама видела впервые. Так что, как говорится, следите за нами в социальных сетях.

Подготовила Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям