Кыргызча

Чынгыз Абдыкасымов: «У Кыргызстана пока нет четкого бренда, потому что у нас отсутствует пока кыргызское самосознание»

13:51, 27 Января 2016

Кыргызстанцы нового поколения удивляют своим прагматизмом и в то же время креативным подходом к работе и жизни. Они успевают впитывать и внедрять общемировые тенденции и гармонично сочетать с национальным колоритом.

О том, как это им удается, наше интервью с директором по маркетингу брендингового агентства «Mozgami» Чынгызом Абдыкасымовым.

- Чынгыз, у вашего агентства довольно амбициозное название «Mozgami». Чем вы занимаетесь?

- Мы – брендинговое агентство, занимаемся созданием бренда компании, разрабатываем концепцию, стратегию, строим имидж компании через развитие бренда, а также занимаемся дизайном, визуализацией логотипа, брэндбука, бранчбука. Из наших крупных клиентов могу назвать компанию «Шоро». На протяжении последних 6 лет мы делаем им весь дизайн и рекламу их продукции. Мы сейчас сидим в кофейне «Куликовский», и этот дизайн тоже делали мы. Со-основатель агентства Кадыр Батырканов – арт-директор, я занимаюсь маркетингом и всем остальным.

А название «Мозгами» мы придумали, когда еще были студентами КРСУ, Кадыр и два наших друга учились на факультете архитектуры, дизайна и строительства, я на факультете международных отношений. Я был менеджером, находил клиентов, а они создавали дизайн. И когда думали над названием, кто-то вслух в шутку рассуждал: «Мы здесь собрались ребята неглупые, талантливые, у нас есть мозги. Мы все делаем мозгами!» Так и родилось это название 12 лет назад. Тогда мы были юные и неопытные, и не могли брать серьезных заказов, да и не было пока опыта предпринимательской деятельности. На какое-то время наши пути разошлись, а потом, когда мы набрались опыта, работая в разных местах, мы снова объединились и начали работать вместе.

- Как можно назвать вашу работу – вы рождаете идеи, генерируете их или воплощаете в жизнь?

- Мы все это делаем поэтапно. Мы создаем концепцию и дизайн до того момента, когда нужно реализовать. А реализует уже другая команда.

- Как можно определить, идея жизнеспособна или нет?

- Если идея никому не нравится, то она уже мертворожденная. Но бывает и так, что может ошибаться целая команда. Поэтому до запуска идеи мы стараемся ее тестировать в фокус-группах, то есть апробировать на определенной аудитории, и желательно получить комментарии и оценки, чтобы понять, будет это работать или нет. В основном наши идеи работают. До сих пор не было такого, чтобы разработанная нами реклама или бренд вызвал бы резкий негатив. Хотя бывали и противоречия. Например, мы разработали рекламную компанию для сухариков «Кытырак» компании «Шоро», она была рассчитана на детей и подростков. Мы сфотографировали молодых парней и девушек с раскрытыми ртами, и с помощью фотошопа растянули до невероятных размеров и наполнили их сухариками «Кытырак» и вписали слоган: «Хорошего помногу!» Целевая аудитория дети, подростки и молодежь до 20 лет восприняли эту рекламу на ура, не было негатива. А молодые люди старше 25-30 лет назвали рекламу неэстетичной. В результате продажи пошли хорошо, но именно среди детей и подростков.

- А как заказчики?

- Заказчики рекламы на отечественном рынке боятся смелых решений, вызывающих резонанс, чтобы идея пошла, как вирусная акция. Но благодаря фестивалю «Red Jolbors», руководители компаний постепенно понимают значимость рекламы. Но страх изменить имидж компании, и то, что потребители, возможно, начнут менять свое отношение, останавливает. То есть, рекламодатели не готовы рисковать и не уверенны, что масштабная и яркая компания отразится позитивно. Хотя если взять мировой опыт, то можно привести в пример компанию «Бентли», которая позиционирует себя как супер дорогая марка, в основном у них реклама дорогая, солидная, серьезная, но временами они позволяют себе оскорбительные выходки в рекламе, например, неприличные жесты или такие рекламные посылы как: «Если ты не можешь позволить себе «Бентли», значит ты нищеброд». Это для того, чтобы вызвать хоть какую-то реакцию у людей, пусть даже негативную. А негатив, как известно, вызывает большую реакцию, чем позитив.

- Ваше агентство прибегает в своем творчестве к вызову негативных эмоций?

- Нет. По причине того, что и сами заказчики не хотят, чтобы их товары и услуги вызывали негативные эмоции, но и корифеи копирайтинга не рекомендуют прибегать к негативным эмоциям. Мы тоже считаем, что не стоит выводить людей из себя, это не правильно, не этично и даже вредно. Мы придерживаемся, что надо работать на позитиве. Позитивные эмоции тоже работают. Хотя, через негатив можно быстрее добиться эффекта. В рекламе обязательно должен быть раздражитель. Негатив заводит человека с пол-оборота, а позитивные ассоциации вызывают улыбку, но не всегда побуждают человека к действиям, скажем, пойти и купить этот товар. А негатив чаще приводит к действиям.

- Интересно, а в отечественных СМИ все строится на негативе, этим и живут большинство газет и сайтов. Расскажите немного о рекламном рынке Кыргызстана, готовы ли наши компании вкладывать деньги в креативные идеи и в рекламу?

- Все к этому идет. Рекламный рынок Кыргызстана только начинает свои первые шаги, и можно констатировать, что крупные компании не экономят на профессионалах, на команде и идеях. Много появилось интересных идей на рекламном рынке Кыргызстана, они и позитивные, и интересные, и профессионально выполнены. Но многие стремятся к тому, чтобы сделать маркетинг без бюджета. И это ошибка. Особенно для крупных компаний. Постепенно руководители компаний понимают, что надо вкладывать в рекламу, и надо доверять новым площадкам – носителям рекламы. Переходить от билбордов к баннерам на сайтах и соцсетях.

- Считаете, что реклама в печатной продукции в газетах и журналах отомрет?

- Нет, однозначно она будет, и будет развиваться своим путем. Думаю, ничто не отомрет, все найдет свой естественный баланс. Большие билборды нужны, как и рекламные статьи и объявления в газетах и журналах, потому что многие люди еще читают печатную продукцию. К примеру, я не могу читать он-лайн-издания, у меня начинают болеть глаза, чувствую дискомфорт. Поэтому я люблю обычные печатные книги, газеты и журналы. И таких людей много, поэтому все это останется. Возможно, будет сокращаться, но не вымрет.

- Как вы думаете, есть ли у Кыргызстана свой бренд, визитная карточка?

- У Кыргызстана нет четкого бренда. Честно говоря, у нас еще нет самосознания кыргызского, так что о бренде говорить не приходится. У нас самобытный народ, по-настоящему богатая культура, и достаточно много материала, на чем можно выстроить свою идеологию, свой бренд, но никто этим не занимается, никто это не продвигает ни внутри страны, ни за ее пределами. Поэтому и народ постепенно теряет свое самосознание, и люди извне не могут понять, кто мы такие, кыргызы. Возможно, нас запомнили бы легче, если бы знали хотя бы одну вещь, которой славен Кыргызстан на весь мир. Многие пытаются продвигать юрту или шырдак, но и они ассоциируются с другими соседними странами или тюркскими народами.

- Это упущение властей, упущение творческой интеллигенции или мы не созрели, чтобы идея родилась?

- На сегодняшний день это необходимость. И это должны инициировать власти, но и народ тоже мог бы генерировать идеи, и творческая интеллигенция, которая у нас пока разрознена. Пару лет назад в департаменте туризма при министерстве экономики пытались создать бренд нашей страны, даже пригласили творческих людей на бесплатной основе, из патриотических чувств создать бренд страны. Я записался в творческую группу и оказался одним из двух или трех энтузиастов, кто пришел помочь стране. Но было всего пару встреч, на этом дело заглохло.

- При каких условиях вы самостоятельно стали бы разрабатывать бренд Кыргызстана? Или вы пока не подошли к тому возрасту, когда человек начинает проникаться своими корнями?

- Я никогда не отходил от своих корней, с детства играю на комузе, немало знаю о кыргызской культуре. Думаю, придет время и многие творческие люди, и целые компании начнут над этим работать. Это действительно актуально и является требованием времени. А если это будет госзаказ, то нужно просто выделить помещение, технически оснастить и дать предмет для изучения. То есть провести специальное исследование о том, что думает народ, что для кыргызстанцев является символом Кыргызстана. Нужно подойти к разработке бренда с учетом мнения большинства, а также экспертов из разных сфер. 

- Вы являетесь ментором в проекте «Молодежное предпринимательство» Фонда Евразия Центральной Азии (ФЕЦА). Расскажите о проектах, которые вы курируете?

- По первому образованию я международник, второе образование – финансист и маркетолог. Плюс я заканчивал курсы по бизнес-планированию и управлению. То есть можно сказать, что являюсь специалистом широкого профиля и в плане бизнеса знаю от А до Я. В рамках программы «Молодежное предпринимательство», которая реализуется ФЕЦА при финансовой поддержке «Кумтор Голд Компани»,  я отобрал двух молодых людей из Иссык-Кульской области. Первая – девушка, она технолог пищевой промышленности, написала проект на покупку холодильной камеры для хранения овощей и фруктов в больших объемах. Оказывается, в области мало таких хранилищ, в то время как почти каждая семья имеет свой сад и надел земли, выращивает яблоки, абрикосы и другую сельхозпродукцию. Поэтому для сохранности урожая перед продажей необходимы такие хранилища. Я выбрал этот проект, потому что автор – очень активная девушка, она не сидит на месте, постоянно что-то делает, предпринимает, делится новостями своего бизнеса. Второй проект создал 24-летний парень, решил выращивать грибы. Кстати, это высокорентабельный бизнес. Ребята прошли курсы по составлению бизнес-планов, написали их. Я как наставник или ментор буду отслеживать, как идет реализация проекта и давать советы, если будут какие-то непредвиденные ситуации. Сейчас мы ждем закупку оборудования, и с марта начнется активная фаза реализации проекта, так сказать, претворение в жизнь.

- Какие идеи для собственного бизнеса вы могли бы подсказать кыргызстанской молодежи?

- Во-первых, выращивание сельскохозяйственной продукции. Продовольственная безопасность в Кыргызстане до сих пор не обеспечена на 100%. Много овощей и фруктов мы завозим извне, из Китая, Узбекистана. И если границы с этими странами закроются, то нам придется голодать. Поэтому я бы предложил молодежи и землю возделывать, и теплицы строить. Это будет прибыльно и выгодно. У меня друг – Тилек Токтогазиев, который закончил КРСУ, занимается бизнесом – завозит медицинское оборудование, два года назад понял, что надо заниматься сельским хозяйством и ушел в земледелие с головой. Сейчас он очень доволен, и зарабатывает и чувствует свою нужность обществу. Во-вторых, также выгодно в Кыргызстане развивать сферу услуг. Но у меня одно пожелание к молодежи, чем бы вы не занимались, профессионально подходите к этому делу, постоянно обучайтесь и самосовершенствуйтесь.

- Как меняется современная молодежь? Она по-прежнему ждет чего-то от государства или предпочитает действовать самостоятельно?

- По-моему наблюдению современная кыргызская молодежь пытается заработать больше денег. Все по-разному, кто-то гонится за быстрыми деньгами, кто-то начинает свой долгосрочный проект. Но радует, что в большинстве своем они не сидят, сложа руки, и не обвиняют государство или своих родителей, а просто работают. Я участвую во многих старт-ап проектах, и радует, что идеи у молодых смелые, амбициозные и многие прилагают максимум усилий, чтобы воплотить свои задумки в жизнь.

Лейла Саралаева

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям