Чынгыз Айдарбеков: «У меня есть моральные обязательства перед своими предками и перед своей страной»

18:49, 17 Октября 2022

Сегодня, Чынгыз Айдарбеков, экс-министр иностранных дел, а ныне председатель комитета ЖК по международным делам, фактически в одиночку противостоит тем силам, которые поспешно и в обход регламента, пытаются продавить передачу Кемпир-Абадского водохранилища Узбекистану через парламент.

На разных уровнях кыргызстанцы сегодня борются за то, чтобы наше водохранилище осталось нашим. Сами жители близлежащих сел пытались установить на берегу водохранилища юрты, в знак протеста, но милиция юрты разрушила. Журналисты и блогеры ежедневно обсуждают эту тему. За это звучат угрозы со стороны власти о жесткой расправе.

15 октября прошел Курултай, на котором около 1000 кыргызстанцев единогласно высказались за то, чтобы процесс передачи водохранилища был приостановлен, и созданная комиссия защищала наши интересы. Но и тут власть пыталась помешать проведению Курултая, не пропуская автомобили с участниками, через тоннель по дороге Бишкек - Ош.

Что касается парламентского уровня, то, как известно, комитет по международным делам, в котором председательствует Чынгыз Айдарбеков, не подписал решение о Соглашении. За это Айдарбекова могут отстранить от этой позиции и на его место поставить более лояльного.

О том, что происходит в стенах Жогорку Кенеша, наше интервью с депутатом Айдарбековым.

-  Чынгыз Азаматович, заседание комитета, которое состоялось 10 октября и продлилось до 21.00, имело ли изначально в повестке дня вопрос о Соглашении по Кемпир-Абадскому водохранилищу?

- Вопрос о делимитации отдельных участков кыргызско-узбекской границы первоначально звучал так: «Заслушивание и обсуждение информации правительства о делимитации отдельных участков кыргызско-узбекской границы». О Соглашении вопроса не было. А возник он уже вечером по предложению полномочного представителя президента и при поддержке некоторых членов комитета по международным делам. При наличии кворума этот вопрос они имели право поднять. По процедуре нарушений не было. Но я депутатов проинформировал, что по регламенту нам должны своевременно предоставлять документы, и этот пакет документов должен быть полным.

- Среди журналистов ходят такая информация, что заседание по вопросу Соглашения проводилось под давлением и в каком-то кабинете, откуда вас не выпускали…

- Нет, такого не было. Мы рассматривали этот вопрос с 11 часов дня, выходили в открытый эфир. Поздно вечером члены комитета попросили провести отдельно заседание, уединиться. Мы туда ушли, начали совещаться. Далее я предложил продолжить работу в зале, чтобы выйти в эфир и показать итоги рассмотрения. Но депутаты предложили выпить чаю и там же продолжить совещание. Мы провели последующее заседание в кабинете у одного из заместителей председателя комитета. Заседание длилось до 21.00 вечера.

- Получается и члены комитета не были ознакомлены со всеми документами и протоколами?

- Проект «Договора о делимитации отдельных участков кыргызско-узбекской границы» поступил в комитет в прошлый понедельник в 10.10 утра. И сразу же автоматически этот документ был роздан всем членам комитета. Работу комитет начал в 11.00. По регламенту документы должны быть предоставлены за три дня. Об этом я сообщил всем членам комитета и подчеркнул, что документы только сегодня поступили. Это всё звучало в открытом эфире. При рассмотрении третьего вопроса по предложению полномочного представителя президента и поддержавших депутатов, шел этот документ – дача согласия на заключение Соглашения. Я ещё раз депутатов проинформировал, что по регламенту не все документы предоставлены и нам нужно это внимательно посмотреть. Но депутаты большинством голосов поддержали предложение рассмотреть этот вопрос.

- Известно, что 4 депутатов проголосовали против «Договора» и 6 «за». Вы можете назвать фамилии членов комитета, которые проголосовали «за»? Или это секретная информация?

-Это не секретная информация. По идее мы должны были провести голосование в открытом режиме. Здесь ничего такого нет. Единственное, здесь есть моральная сторона. Каждый член комитета пусть сам озвучит как проголосовал. Я свою позицию заявил. Я – против.

- Объясните свою позицию?

- У меня есть моральные обязательства перед своими предками, которые участвовали в создании Кыргызской Республики, стояли у истоков современной кыргызской государственности и той территории, которая у нас с 1924 года. Благодаря их усилиям, их работе, мы живем в Кыргызской Республике. Мой дед был первым кыргызом министром здравоохранения. Я осознаю свою ответственность перед народом, перед своими предками, перед потомками. Не читая документов, я не могу принимать решения. Это неправильно. Это будет необъективное решение. Тем более, чувствуется, что сейчас хотят взвалить всю ответственность за это решение на депутатов Жогорку Кенеша. Но депутаты не принимают напрямую участия в переговорных процессах между правительственными комиссиями по делимитации. Мы не входим в состав комиссий, не участвуем в переговорах, не знаем специфику вопроса, деталей. Единственное, что мы можем сделать, это провести анализ, когда нам предоставят документы. Но если документы не в полной мере предоставлены, как мы можем дать оценку? Принимается судьбоносное решение. Это очень большая ноша, очень большая ответственность перед своим народом, перед своей страной. Поэтому такое решение, я лично, принять не могу, не изучив документы.

- Ещё один момент, депутат Улан Бакасов не присутствовал на голосовании в комитете. Кто-то проголосовал за него «за». Вы не знаете его позицию?

- Я не знаю его позицию. Он участвовал на общем заседании. Но при голосовании его не было. Один из депутатов заявил, что ему передано право голоса.

- Если решения комитета нет, может ли документ иметь юридическую силу?

- По Конституции, по законам о международных договорах есть ряд соглашений и договоров, которые должны проходить согласование с парламентом, а точнее с комитетом по международным делам - это вопросы финансового характера, обороны и безопасности и делимитации госграниц. Перед тем, как подписывать соглашение есть такая процедура, как согласование с комитетом ЖК. Комитет может дать согласие, а может не дать. Но по новой Конституции президент может подписать этот документ без дачи согласия комитета.

- Почему в таком случае Садыр Жапаров сам не хочет подписать это Соглашение?

- Этот вопрос не к нам, а к президенту и его администрации.

- 15 октября на берегу Кемпир-Абадского водохранилища прошел народный Курултай. Многие политики озвучили информацию, что вас хотят отстранить от председательства комитетом, чтобы провести этот документ. Правда ли, что на вас оказывается давление?

- Я выступил против Соглашения. И не подписал решение комитета. Что касается поста председателя комитета по международным делам, то этот вопрос обсуждается сейчас среди депутатов и фракций. К среде этот вопрос в какой-то форме созреет.

- Вы чувствуете, что вас хотят убрать, потому что вы непокорный?

- У нас среди депутатов есть дружба, есть понимание, что мы единый, демократический институт. Но у нас 90 депутатов и каждый депутат волен принимать решения основываясь на консультации со своими избирателями, со своей совестью, со своими принципами. Если возникнет такой вопрос, относительно выражения мне недоверия либо моего уходя по собственному желанию, я должен буду всё тщательно взвесить. Не хотелось бы разделять наш парламент, моих коллег.

- Но по собственному желанию вы не планируете уходить?

- Я не вижу со своей стороны никаких нарушений. Я вел заседание в соответствии с регламентом Жогорку Кенеша. А решение одобрить или не одобрить Соглашение, это сугубо личная позиция каждого депутата.

- Вы чувствуете некую спешку и продавливание этого вопроса со стороны власти?

- На нашем открытом заседании принимали участие аксакалы, эксперты, бывшие спикеры, руководители высокого звена Кыргызской Республики. Было много высказано мнений, в том числе противоположного характера. Слушая таких известных личностей, задаёшься вопросом: «А действительно ли всё соответствует историческим документам, которые были ранее пописаны и зафиксированы или нет?» и для того, чтобы дать этому оценку, нам нужно самим изучить документы. Но нам их не предоставили.

- Есть ли основания для подобной секретности?

- Вопрос делимитации границ – это вопрос судьбы страны, вопрос территориальной целостности. До того, как мы подпишем и ратифицируем тот или иной документ, эта территория окончательно не оформлена. Это нормальный переговорный процесс между правительствами сторон. Он может длится год, два, может десятилетиями. Если принимается взвешенное решение правительствами обеих сторон, а это всегда поиск компромисса, после этого приносят депутатам.

- Я, как журналистка и гражданка Кыргызстана, вижу, что при рассмотрении данного вопроса есть поспешность. Мы можем констатировать поспешность и излишнюю засекреченность? Даже вам, комитету ЖК, не предоставляют документы. Это ведь ненормальная ситуация!

- Я могу констатировать тот факт, что я лично, Председатель комитета по международным делам ЖК, не видел полностью всех документов…

- А это нонсенс!

- Совершенно верно. Документы должны быть предоставлены. У депутатов есть доступ к секретным документам. Они должны ознакомиться и принять взвешенное решение. Что касается секретности протоколов между сторонами, в этих переговорах принимают участие представители различных министерств и ведомств и документы, насколько я знаю и понимаю, не носят закрытого характера.

- Давайте ещё раз уточним, несмотря на то, что голоса разделились «за» 4 и 6 «против», вы решение комитета не подписали? Что по регламенту последует?

- Нет, решение я не подписал. Потому что при подписании этого документа, я бы противоречил своей позиции. По регламенту этот документ может подписать заместить председателя комитета.

- Теперь хотят вас отстранить от должности председателя комитета и поставить более послушного?

- Я не знаю какие варианты рассматриваются, но допускаю, что такое возможно.

- А дальше что с документом?

- После того, как комитет подпишет решение, Договор по делимитации должен быть подписан между главами государств. Сейчас наш президент не подписал этот документ. Документ находится на уровне правительств сторон.

- Хотя по новой Конституции президент может подписать и без решения вашего комитета?

- По новой редакции президент может это сделать. Это уже администрация президента должна посмотреть, всё взвесить и принять соответствующее решение. После того, как президент подпишет этот документ, он поступит на ратификацию в Жогорку Кенеш. Сначала этот документ должен пройти через комитеты, после этого будет внесен на рассмотрение в палату.

- А если президент подпишет, а депутаты не ратифицируют?

- Он тогда не вступит в силу.

- То есть у нас ещё есть лазейки сохранить наше водохранилище?

- Есть юридические механизмы. В Советском Союзе принимались решения об обмене некоторыми территориями, о передаче некоторых территорий, передачи во временное пользование некоторых территорий. Правительства подписывали документы, и есть много фактов, когда на тот момент действовавший парламент не принял эти документы и они не вступили в силу. И не считаются вступившими в силу.

Интервью вела Лейла Саралаева

 
© Новые лица, 2014–2023
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям