Чыныбай Турсунбеков: «Стараюсь сохранять объективность и нейтралитет»

09:06, 25 Ноября 2016

Заседания Жогорку Кенеша с недавних пор стало интересно смотреть – столько скандалов, столько экспрессии и эмоций, настоящее живое шоу. Однако на спикера Жогорку Кенеша Чыныбая Турсунбекова недавно обрушилась критика депутатов, причем в равной степени как членов коалиции большинства, так и представителей оппозиции. Мы решили выяснить, в какой атмосфере приходится работать и самому спикеру, и депутатам парламента.

- Чыныбай Акунович, в последнее время часто слышу мнение о том, что кыргызский парламент наконец становится похож на настоящий парламент, где идет битва мнений и различных точек зрения, бурные обсуждения и споры. Как Вам работается в последнее время?

- Парламент - это живой организм, и спикер парламента должен тонко чувствовать атмосферу зала. Поэтому я стараюсь чувствовать, думаю, у меня это получается. Если спикер будет действовать необъективно, продвигая интерес только одной стороны, не выслушивая и не давая слова другой стороне, то это приведет к конфликту. И этот конфликт обязательно выйдет за стены парламента, разделит народ на две части и выведет людей на митинги. Поэтому, чтобы была стабильность в стране, нужна стабильность в парламенте. Моя цель как спикера Жогорку Кенеша - чтобы парламент работал стабильно. Тогда эта стабильность распространится по всему Кыргызстану. Я стремлюсь, чтобы люди доверяли парламенту, видели, что в стенах Жогорку Кенеша обсуждаются все острые вопросы, ничего не скрывается, никто никому не затыкает рот, все точки зрения озвучиваются. Вот тогда люди будут удовлетворены работой парламента.

- Как Вы думаете, новая коалиция большинства будет устойчивой?

- Как показал опыт создания прошлых коалиций, устойчивость подобного политического образования предугадать сложно. В прошлом созыве мы несколько раз создавали коалиции с разными конфигурациями, даже пошли на создание коалиции из четырех фракций, в надежде что она будет более устойчивой. Более того, туда вошли более 80 депутатов. Но и она развалилась. Это говорит о том, что устойчивость коалиции зависит не от того, сколько партий в нее войдут, и не от того, какие фракции туда войдут. А как члены коалиции большинства, представители разных фракций между собой находят общий язык.

- Как удалось с «Бир Болом» найти общий язык?

- На самом деле общий язык и общие интересы можно найти с любой фракцией. Есть фракции, численность которых больше, а есть где в разы меньше. Поэтому такие фракции знают, что можно войти в коалицию, но с меньшими условиями. Иногда судьба коалиции зависит не от всего состава коалиционного большинства, а от определенных депутатов, прежде всего от лидеров коалиции. Поэтому никогда нельзя заранее сказать об устойчивости или неустойчивости коалиции.

- Среди депутатов ходили слухи, что оппозиционные фракции ведут какую-то подрывную работу, и правительство может быть не утверждено, что послужит развалу коалиции и новому формированию уже другой партией. Когда до Вас доходят подобные слухи или Вы слышите информацию о чьем-то злом намерении, как себя ведете?

- У нас в парламенте очень много опытных политиков, они стараются повернуть историю развития парламента в другое русло, в то, которое выгодно им или их партиям. Есть даже такие депутаты, которые заседают в Жогорку Кенеше более 20 лет и очень преуспели в парламентских интригах, причем используют самые разнообразные парламентские инструменты. Но в последние годы коллеги уже изучили все эти методы и инструменты. Поэтому уже заранее могут определить, какие политические игры ведут эти политики, с какой целью, и могут быстро реагировать, чтобы обезвредить попытки таких парламентариев.

- Самую острую дискуссию вызвали документы из Белиза, в которых замешаны три депутата «Ата Мекена». Как Вы думаете, это настоящие документы или провокация?

- На этот вопрос должны ответить правоохранительные органы. В первую очередь - Генеральная прокуратура. Поэтому я воздержусь от комментариев. Параллельно необходимо изучить историю Белиза, почему-то многие острые вопросы связаны с этим государством.

- И, тем не менее, не могу не спросить по поводу заседания, посвященного документам из Белиза. В Ваш адрес прозвучала критика со стороны обеих сторон, одни упрекали, что Вы не прекратили обсуждение этой темы, другие - что Вы четко следовали регламенту и не давали выступать дольше обычного. Раз уж недовольны обе стороны, значит, Вы вели заседание объективно. А Вы что скажете по этому поводу?

- В парламенте две силы – меньшинство и большинство. На том заседании как раз эти две силы столкнулись лбами. А спикер должен быть арбитром в этом вопросе. Арбитр должен вести заседания так, как прописано в правилах. Но, к сожалению, если в этой борьбе победителя нет, то обе силы винят в своем проигрыше арбитра. Потому что каждая сторона считает, что их аргументы весомее, а из-за неправильного судейства арбитра они не выиграли в споре. Поэтому и звучала критика от обеих сторон. Я же старался вести заседание исключительно в рамках регламента. Но когда одна сторона не хочет слышать аргументы другой стороны, требуют прекратить обсуждение или выступление. Когда недовольна другая сторона, то и у нее аналогичные требования. Когда депутаты выходили за рамки регламента, я давал возможность залу, чтобы сами депутаты своим решением сказали последнее слово, давать или не давать слово тому или иному депутату, увеличивать время выступления или нет. А так как я хорошо чувствовал атмосферу зала, поэтому старался быть максимально беспристрастным и нейтральным. Многие депутаты терпеливо ждали своей очереди для выступления, но некоторые готовы были с кулаками наброситься на меня. Вызывает большое сожаление, что некоторые депутаты проявляют подобное неуважение и нетерпение, поддаются своим эмоциям. Все это показывают по телеканалам, в результате страдает имидж всего парламента.

- Вы знаете все подводные камни парламента, понимаете, какие интересы кем из депутатов движут, кроме того, Вы выходец из конкретной партии и понимаете, что именно в интересах Вашей родной партии, а что противоречит ее интересам. Как Вам удается сохранять нейтралитет в подобной ситуации?

- Конечно, бывает и внутренняя борьба, иногда действительно все клокочет внутри, но я научился сохранять нейтралитет, смотреть на ситуацию не в интересах одной фракции и 38 депутатов, а в целом, в интересах всего парламента, всех 120 депутатов и 6 фракций, а значит, в интересах всей страны. Такими справедливыми действиями я приношу пользу и своей партии. Это моя обязанность, и это я четко понимаю. Как я уже ранее говорил, я не хочу, чтобы парламент становился очагом напряженности и конфликта, и чтобы потом этот конфликт распространился на всю страну. Представьте, если бы я в тот день «гасил» выступления всех представителей оппозиции – Текебаева, Саляновой, Шыкмаматова, о ком шла речь в документах, в результате возмущались бы не только эти трое, а все депутаты. Тогда в этот скандал включилась бы и общественность, меня обвинили бы в защите интересов только одной стороны, и я бы стал, по общему мнению, тенденциозным спикером, и это привело бы к парламентскому конфликту. Поэтому я, думая о будущем страны и общества, веду заседания максимально объективно и нейтрально.

- У обывателей сложилось впечатление, что все скандалы, споры и интриги в парламенте возникают из-за поправок в Конституцию.

- Я так не считаю. Здесь большую роль играют амбиции ряда политиков. Политики борются за свое место в истории Кыргызстана. Но это невидная часть айсберга. А видная - это Конституция, красивые слова, общественные интересы.

- Что самое важное в изменениях в Конституцию?

- Я однозначно выступаю за реформу Конституции, потому что это еще один шаг к истинному парламентаризму. После внесения поправок в Кыргызстане будут две руководящие силы, которые будут уравновешивать друг друга: парламент и президент. Мне импонирует, что возрастает роль премьер-министра, но в то же время он одной ногой остается в парламенте и будет участвовать в принятии очень важных вопросов, его политика будет превалировать в парламенте, многие вопросы он будет инициировать и будет считать себя частью этого парламента. И самое главное, будет более независим от президента. Кроме того, в результате конституционных реформ каждая ветвь власти будет знать свое место, уменьшится число конфликтов, и в то же время сохранится равновесие. Если равновесие политическое будет сохранено, то и страна будет развиваться мирно и стабильно.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям