Эмиль Ибаков: "Жыргалан станет главным туристическим брендом Кыргызстана"

11:32, 26 Июня

Жыргалан: из разрухи и нищеты к богатству и процветанию

У каждого события есть две стороны: негативная и позитивная. Четыре года назад я приезжала в далекий поселок Жыргалан, что в восточном Прииссыккулье, чтобы написать репортаж о том, как братья Жапаровы «прихватизировали» за бесценок угольную шахту, которая кормила с советских времен тысячу семей. После того, как Жапаровы похозяйничали, шахта пришла в негодность, лишив работы и средств к существованию целый поселок. Тогда Жыргалан мне показался депрессивным местом без будущего. Я уезжала с тяжелым сердцем и уверенностью, что поселок ждет такая же участь, как и десятки наших промышленных городов и поселков в глубинках: Таш-Кумыр, Майли-Сай, Кок-Янгак и другие. Как только перестали поступать дотации из центра, прекратилась добыча угла, люди остались без работы, специалисты уехали, а местные жители начали потихоньку спиваться и деградировать.

Жыргаланцы тогда, четыре года назад, еще горели надеждой, что все наладится, государство поможет, производство восстановится и заживут они как прежде. Но чуда не произошло…

Тогда я обратила внимание на потрясающую природу этого края, но больше с горечью, что в таком чудесном месте люди вынуждены влачить нищенское существование.

А буквально три месяца назад на «Фейсбуке» я увидела рекламу гостевого дома в долине Жыргалан. Построил его Эмиль Ибаков. Мы познакомились, начали общаться, и вот в начале июня я вновь оказалась в этом потрясающем месте. Посмотрела на все события и перспективу поселка с позитивной стороны. И, кажется, что у Жыргалана большое туристическое будущее.

Эмиль Ибаков: «Я адреналиновый наркоман»

Как в 51 год бросить хорошо оплачиваемую работу, обжитый дом, уехать в другую часть страны и начать все с нуля? Об этом рассказывает Эмиль Ибаков.

- Родом я из этих мест. Еще мальчишкой помогал деду пасти скот в этой долине и всегда считал, что красивее этих мест нет на земле. После школы отучился в Ташкентском политехническом, и с 1982 года работал в системе сельхозпереработки, а последние 11 лет до 2011 года - на производстве на Кара-Балтинском спиртовом заводе. Последняя моя должность была директор по производству спирта. Но в один прекрасный момент плюнул на все, приехал сюда и полностью изменил свою жизнь.


- Что послужило толчком к таким кардинальным изменениям?

 - С одной стороны, зов предков. Хотя я и жил в родном Кыргызстане, но ощущал себя мигрантом, потому что сердце мое оставалось здесь. И толчок к резкой перемене в жизни мне дало мое новое увлечение – горнолыжный спорт. В 46 лет в 2006 году мы с женой впервые встали на лыжи, и после этого у меня полностью изменились сознание и образ жизни. По статистике, в 2010 году у нас всего было 11 тысяч кыргызстанцев, активно катающихся на горных лыжах. То есть еще 7 лет назад горнолыжный спорт не был у нас популярным. А по прогнозам, к 2020 году кыргызстанцев, катающихся на лыжах, будет уже 200 тысяч. Понимаете, в какой прогрессии растет у нас популярность этого спорта?! Я тоже 11 лет назад не мог понять, что хорошего в этом катании, ну прожил же я как-то все эти годы без лыж. Но когда начал кататься активно, ощутил настоящую радость движения, открыл для себя и своей семьи другой мир. Я заметил, что многие бизнесмены, представители интеллектуального труда и даже президенты государств с удовольствием занимаются горными видами спорта, потому что происходит настоящая перезагрузка сознания.

Но самое главное, увлечение горными лыжами финансово дисциплинирует. Раньше я не знал, что подарить жене, сыну или дочерям. А сейчас я с удовольствием коплю деньги на то, чтобы приобрести им новые лыжи, или костюмы, или средства защиты. А дисциплинирует, потому что все это стоит очень дорого, и волей-неволей начинаешь экономить. И ждешь начала лыжного сезона с большим нетерпением, чтобы испробовать новинку и покататься.

- Все-таки я не совсем улавливаю связь между вашим увлечением горными лыжами и развитием туризма в долине Жыргалан.

- Ну, тогда еще немного статистики. На третьем месте по прибыльности, после продажи золота и оружия, стоит горный туризм. Например, 40% ВВП Австрии дают горнолыжные курорты.

Но об этом я узнал позже. Вначале мы просто планировали открыть гостиницу в Караколе, чтобы финансово оправдать увлечение горнолыжным спортом своей семьи.

У нас в Караколе был небольшой уютный дом. К идее гостиницы мы пришли после того, как увидели большой спрос среди любителей горных видов спорта на комфортные условия. Мы его перестроили, так появился гостевой дом «Алаколь – Каракол». Мы начали принимать туристов, сопровождать их и сами тоже катались. Признаюсь, горнолыжный спорт очень дорогой. Скипасс на один день катания в Караколе и подъема на фуникулере стоит 1200 сомов. Но когда становишься адреналиновым наркоманом, а я именно им и стал, без этого не можешь жить. И люди, которые работают в туристической индустрии, все это учли, потому что сами прошли через все и знают, что человек становится зависимым от экстрима, скорости или просто от лицезрения горных пейзажей.

У меня быстро появились единомышленники, я изучил, что такое скитур, фрирайд, привозил сюда туристов из России и с ними начал ходить в туры.

Скитур - прохождение маршрутов по пересеченной местности на специальных лыжах, включающее подъемы и спуски. Представляет собой комбинацию горного и простого туристического лыжного похода, а также возможность кататься на горных лыжах на таких склонах, до которых невозможно добраться на подъемниках. Подъем осуществляется пешком на лыжах.

Фрирайд - катание на сноуборде или горных лыжах вне подготовленных трасс и, как правило, вне области обслуживания горнолыжной индустрии. Считается, что именно при катании по нетронутому снегу наиболее полно раскрываются все возможности сноуборда и горных лыж.

- Любителям экстрима нужны были склоны с нетронутым снегом, поэтому я начал привозить туристов сюда в Жыргалан, - продолжает Эмиль-байке. - Но ездить из Каракола каждый день сюда 60 километров было накладно и по времени затратно. Поэтому мы решили построить дом в Жыргалане. Сначала мы его использовали как базу, только для ночевки клиентов, чтобы каждый день не возвращаться в Каракол. Но со временем мы оценили красоту местной природы и увидели новые возможности для развития бизнеса и в летний период. Это кумысолечение, пешие треки по горам.

-Какую модель Вы взяли для развития бизнеса? Где обучались?

- Мы обучались на практике. Что-то интуитивно делали, что-то смотрели у других работников туристической сферы. А потом узнали, что USAID BGI объявил конкурс проектов, мы подали заявку на развитие туристического потенциала долины Жыргалан. Кроме нас заявки подали 52 команды, жюри выбирали только три проекта. К счастью, нашу заявку поддержали. Это произошло летом 2015 года. Финансы, которые мы выиграли, пустили на обустройство домов, строительство канализационной системы, установку современных туалетов, а также провели горячую и холодную воду. Сейчас львиная доля уходит на раскрутку этих мест. Например, привозим известных блоггеров со всего мира, организуем различные тренинги и мастер-классы. Одним словом, сейчас идет агрессивная реклама долины Жыргалан. Уверен, что через два-три года это место станет настоящим туристическим брендом Кыргызстана.

- Какие плюсы отдыха в Жыргалане?

- Во-первых, здесь девственная природа. Нигде нет автотрасс, промышленных предприятий в радиусе 300 км. То есть по-настоящему чистая экология. Когда-то здесь была угольная шахта Жыргалан, но она уже не действует, как прежде, и никакого вреда окружающей среде не наносит. Во-вторых, всю долину на 360 градусов окружают прекрасные горы. И турист может выбрать любой маршрут, в любую сторону. Все маршруты идут по гребням гор, то есть он может любоваться восхитительным видом, а не только идти по нижней точке ущелья. Здесь раскрываются большие панорамы. Высота старта хорошая - 2300 метров над уровнем моря, но главный плюс: из-за мягкого климата человек быстро адаптируется. Уже на второй-третий день можно делать небольшие восхождения до 3000 метров.

- Что было самое сложное, когда Вы начинали?

- У нас две гостиницы: в Караколе и здесь. И, честно говоря, никаких преград от государства или местного населения мы не видели. Я думаю, просто надо уметь разговаривать и с представителями власти, и с местными жителями. Никто нам никаких препон не ставит, но и никто не помогает. Если бы государство помогало хорошими кредитами, с низкими процентами, была бы большая помощь. Ведь чтобы стать туристической Меккой, мало сделать безвизовый режим, надо создать еще и условия для иностранных туристов. А из-за того, что у нас плохие дороги, слабая инфраструктура, к нам в основном бэкпэкеры приезжают. Бэкпэкер - это турист, который путешествует за небольшие деньги, без помощи туроператоров, всего лишь с одним рюкзаком за плечами. Такие туристы самые отчаянные и не особо платежеспособные. А нам ведь заработать надо, чтобы развивать бизнес и туризм.

- А что нужно сделать, чтобы привлечь более богатых туристов?

- Еще раз повторю, нужны хорошие комфортные условия. Но без помощи государства, в одиночку, мы многие вопросы решить не сможем. Например, если бы государство помогло проложить водопровод и канализацию в селе, отремонтировать улицы, тогда бы частный сектор сам расцвел. Участие в таких проектах государства обязательно.

- Есть какое-то сотрудничество с Министерством туризма?

- Министерство туризма нам помогает, чем может, где-то нас рекламируют, про горы наши рассказывают. Мы не можем чего-то требовать, потому что понимаем, что министерство у нас небогатое. Но мы всегда открыты к сотрудничеству.

- Как местное население относится к Вашим потугам развивать туризм в их селе?

- Местное население воспринимает адекватно, нормально. Нет враждебности. Хотя и без энтузиазма. И понять их можно: никто не захочет, чтобы кто-то вторгался в их девственную природу. Но они немного ошибаются, думая, что турист - это тот, кто засоряет место. Это мы сами, местные, засоряем. А иностранцы настолько бережно относятся к нашей природе, что, даже если курят, с собой окурки приносят в мешочке и бросают в урну. Бывает, что сами организуют экопоходы и собирают в лесу бутылки, которые бросают наши же чабаны.

- То есть надо работать и с местным населением, повышать их культуру по отношению к родной природе?

- Да. Но самое главное, что народ у нас быстро обучаемый. Многие интересуются и хотят зарабатывать на туризме. В мае с помощью проекта USAIDBGI мы обучили 75 человек горному треккингу. Это все члены Дестинации Южный берег, Нарын, Ош, Каракол и ребята, которые проявили большое желание обучиться новой профессии. Мы их в три потока обучили на нашей базе. Их тренерами были лучшие специалисты по альпинизму, заслуженные мастера спорта, горные гиды, тренеры: Павел Воробьев, Михаил Даничкин, ВячеславМирошкин.

Ровно год назад мы создали Общественное объединение «Дестинация долина Жыргалан». Сейчас в объединении 5 гостевых домов. На днях будем проводить собрание и примем еще несколько новых членов.

Это некоммерческое, неполитическое объединение, мы занимаемся привлечением туристов, улучшаем инфраструктуру поселка, обучаем местных жителей. В прошлые годы мы провели два зимних фестиваля. В августе планируем организовать еще один постоянный фестиваль «Жыргалан Фест», в котором примут активное участие местные жители. Кроме того, мы встречаемся с экологами, они изучают состояние леса и пастбищ, дают рекомендации, они также обучают людей чистоте, культурному поведению на природе.

На сегодняшний день главной задачей объединения является добиться включения нашего поселка в план Министерства транспорта и дорого по асфальтированию наших дорог. Это стало бы огромной помощью государства в плане развития туристического потенциала нашей долины.

- Такое впечатление, что потенциал от развития туризма в долине намного больше, чем от добычи угля. Люди могут на гостеприимстве заработать в разы больше, чем адским трудом под землей с риском для жизни.

- Конечно. Тем более, если учесть, что шахты никогда не были рентабельными. При Союзе они всегда были дотационными. И организовывали их не потому, что это было выгодно, а в большей степени, чтобы местное население было занято трудом. А если в нашем маленьком поселке обустроить инфраструктуру, построить хорошие гостевые дома, мы за пять лет превратимся в самое популярное туристическое направление Кыргызстана. И в бюджет области будем платить хорошие деньги, и народ будет жить достойно. Все зависит от нас самих, от нашего трудолюбия и небольшой поддержки государства, - заключает Эмиль Ибаков.

И как бы фантастично ни звучала эта перспектива, но ей веришь, потому что природа в долине Жыргалан поистине сказочная: на склонах величественных гор вековые ели вполсотню метров высотой, бурные реки с хрустально-чистой родниковой водой и свежий горный воздух с запахами разнотравий. Вся живность здесь добротная, сочная, упитанная. Все краски яркие. И каждый пейзаж в любой точке долины словно просится стать картиной или фотографией в журнал о путешествиях.

Но для того чтобы долина Жыргалан превратилась в подобие австрийского Тироля, работы предстоит много, и в первую очередь по изменению сознания населения. Главная мысль – никто ничего не изменит, никаких дотаций из центра не будет, пока сами местные жители не начнут трудиться в поте лица. И у них обязательно получится. Научились же они добывать уголь из-под земли, значит, и гостей из Канады, США, Арабских Эмиратов, Европы и России принимать научатся.

Лейла Саралаева

Фото Даяны Оселедко 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям