Гульмира Шакирова: «Лекарственное обеспечение в Кыргызстане – минное поле»

10:08, 12 Июня

 Главу Департамента лекарственного обеспечения и медицинской техники при Минздраве КР Гульмиру Шакирову коллеги характеризуют как человека в высшей степени принципиального. Читателям она наверняка знакома по работе в Государственной службе финансовой разведки и Фонде обязательного медицинского страхования.

 За полтора года службы в департаменте она продвинулась по части наведения порядка в ведомстве, как никто другой до нее. Естественно, на такой должности и с подобным подходом к работе невозможно не нажить недоброжелателей, а где-то даже врагов.

 Мы встретились в скромном кабинете генерального директора департамента. Гульмира Абидиновна согласилась дать несколько комментариев по животрепещущим вопросам.

 - В СМИ сегодня очень много инсинуаций по поводу того, что Департамент лекарственного обеспечения возглавляет не фармацевт. Вы ведь финансист?

 - Да, верно, именно финансист, но с опытом работы в медицинской сфере. Я читала и слышала эти претензии. Они рождаются, как мне кажется, от недопонимания должностных обязанностей. Надо отметить, что должность эта является политической. На практике политические должности, как правило, занимают менеджеры, чья цель - организация менеджмента и развитие организации, с опорой на команду профессиональных узкоспециализированных экспертов.

Конкретно в нашем случае фармацевты руководят экспертизой. У меня два заместителя, оба фармацевты и имеют стаж работы в области фармацевтики свыше 10 лет. 

Что касается организации, то департаментом может и должен руководить менеджер, имеющий опыт работ в финансовых, бухгалтерских, юридических, кадровых, административных, политических, инфраструктурных вопросах. Поскольку любое направление не может развиваться в условиях современности без должного понимания указанных выше направлений.  

 Я бы не хотела бросать «камни в огород» предыдущих руководителей, но должна сказать, что с назначением на эту должность я оказалась, как говорится, «у разбитого корыта» посреди минного поля. Сотрудники департамента зарплату получали в конвертах, счета были открыты в коммерческих банках, само ведомство не было в системе государственного казначейства. Никто толком не видел, куда какие средства уходят. А главное звено экспертизы, лаборатория, не оснащалась в должной мере, и на ее развитие не направлялись средства. Кадровый вопрос был запущен. К примеру, встречались случаи, когда на должность временно отсутствующего по декрету работника на постоянной основе был нанят другой человек. 

С июня 2017 года у нас внедрена информационная система «1С Бухгалтерия». Работа бухгалтерии переведена на международные стандарты финансового учета. Система закупок переведена на тендерную основу в соответствии с Законом КР «О государственных закупках». Обеспечен перевод персонала на зарплатный проект по карточкам, с безналичным расчетом. Была проведена большая работа по упорядочению и оптимизации штатной численности. Тут надо отметить, что несмотря на утвержденную штатную численность в количестве 105 человек, заработная плата начислялась на 139 человек. Было такое понятие, как «внештатный сотрудник». На сегодня такое понятие ликвидировано, а заработная плата начисляется только тем, чья должность предусмотрена в штатном расписании. Это притом, что на нас были возложены дополнительные функции по контролю за законным оборотом наркотиков.

В целях обеспечения прав сотрудников в соответствии с Трудовым кодексом КР со всеми штатными сотрудниками были перезаключены бессрочные трудовые договоры. Хотя до этого практиковалось заключение срочных договоров, что нарушало права работников.

Были изысканы и заложены в бюджете текущего года средства на развитие и переоснащение центральной лаборатории.

Все это вместе взятое стало результатом менеджерского подхода, что, к сожалению, не всегда обнаруживается у специалистов узкого профиля. 

      - Кстати, почему полтора года назад возникла проблема с переводом департамента в подчинение республиканского бюджета?

 - Мне было бы проще сделать это одним махом. Но сотрудники стали бы вмиг госслужащими без классных чинов, а значит, без надбавок. На зарплате в 5 тысяч сомов никто из профессионалов высокого уровня не остался бы. Я потеряла бы коллектив. Окончить институт по специальности «фармацевт» недостаточно, чтобы стать экспертом. Наши специалисты мало того что имеют колоссальный опыт, они по нескольку раз в год проходят серьезное обучение. Я не могла просто отказаться от услуг опытных специалистов и уничтожить департамент. Поэтому были такие проблемы.

 - Сколько процентов потребности в лекарствах мы покрываем самостоятельно? Кыргызстан ввозит много препаратов?

 - Три процента. Только три процента от потребности производится в стране. Представьте себе объем импорта - 97%.

 - А почему ДЛО в прошлом году на полгода приостанавливал регистрацию новых препаратов?

 - Это связано с главным для нас событием 2017 года. Им стало включение наших услуг в Реестр государственных услуг. Тем самым деятельность департамента была возвращена в правовое поле. Ведь наши услуги на протяжении многих лет не входили в Реестр государственных услуг, что позволяло не учитывать средства в составе государственного бюджета.

В настоящее время все средства ДЛО находятся на специальном счете в казначействе и учитываются в составе бюджета. То есть каждая наша копейка теперь на учете. Да, был колоссальный риск с этой приостановкой, но мы решились на него – и сделали все правильно. Если уж наводить порядок, так начинать надо с себя.

 - Сейчас нормативная база в области лекарственного обеспечения соответствует реалиям дня сегодняшнего?

 - В 2017 году были приняты три закона Кыргызской Республики в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий. Это я считаю нашей большой победой. Но мало принять закон, нужны механизмы его реализации, иначе это будет неработающий правовой акт. Поэтому на сегодняшний день готовится порядка 18 подзаконных актов, направленных на обновление и улучшение сферы в целом. В том числе разработан и на стадии внесения на согласование проект Положения о Департаменте лекарственных средств и медицинских изделий, нормы которого были пересмотрены с учетом действующего законодательства Кыргызской Республики. Все подзаконные акты разрабатываются с широким привлечением заинтересованных органов, специалистов соответствующего профиля, при поддержке экспертов ВОЗ.

 - В СМИ раздаются голоса о том, что ваше ведомство тормозит принятие этих нормативно-правовых актов…

 - Вопрос по изменению системы проведения экспертизы - весьма серьезный вопрос. В этих условиях, считаю, не должно быть места вынесению непроработанных документов. Это может в последующем обернуться многомиллионными рисками для нашего бюджета. Претензии эти – от недооценки важности всех экспертиз. Как я уже обозначила, подзаконные акты разрабатываются с широким привлечением специалистов соответствующего профиля, при поддержке экспертов ВОЗ. То есть привлечены все заинтересованные стороны, и ведется всесторонняя работа.

 - Планируете ли Вы ужесточать списки препаратов, отпускаемых только по рецепту?

 - Этот список составляют эксперты на базе клинических исследований, как и прочие списки разрешенных препаратов, препаратов, рекомендованных в клинических протоколах. Мы никак не собираемся диктовать какие-то условия экспертам. А вот лоббировать ужесточение ответственности за отпуск без рецепта препаратов из рецептурного списка и прочие подобные нарушения будем, безусловно. Поскольку это является элементом защиты здоровья граждан.

 - Слышала, что Вы добились полного электронного учета медицинского оборудования, находящегося на балансе наших больниц и поликлиник…

 - Да. Электронная база готова и работает с марта прошлого года. Любой пользователь сегодня может посмотреть ее на нашем сайте pharm.kg в разделе «Оснащение организаций здравоохранения медицинской техникой». Там указано место работы того или иного оборудования и его статус, степень износа. Теперь и у Министерства здравоохранения есть возможность эффективно планировать закупки оборудования. Ведь раньше как бывало? Поставят где-нибудь в глубинке современный аппарат, например, для рентгеновского обследования. Там не обучили специалиста, что-то не досмотрели, вовремя не обслужили – и, пожалуйста, оборудование стоит себе, пылится. Год стоит, два. Потом его тихонько списывают, и, глядишь, появляется этот аппарат в какой-нибудь частной клинике здесь, в столице. Деньги при этом сами понимаете, где. Теперь такое невозможно. Списать оборудование без экспертного заключения нельзя. Все на виду, по регионам, по наименованию оборудования – как хотите, смотрите. Практическая польза для пациентов тоже огромная. Например, любой человек может узнать, к примеру, где находится аппарат для томографии, в рабочем ли он состоянии. А то ведь бывает, люди по незнанию едут в Бишкек, везут больного человека через всю страну, хотя можно было в областном центре пройти обследование. Но районный врач не знал и направил в центр. Теперь такое исключено.

 - Еще бы электронный учет лекарств на таком уровне выстроить…

 - А это наш основной проект на сегодня. Ситуация действительно аховая, в Кыргызстане легальный оборот лекарственных средств составляет 14 миллиардов сомов, а нелегальный - 30-40 миллиардов сомов, по оценкам экспертов ВОЗ. И лекарства с просроченным сроком годности могут попасть к потребителю, и нелегально ввезенные с нарушением условий хранения, и просто контрафактные препараты. Это совершенно недопустимо, когда речь идет о здоровье человека.

Но мы знаем, как с этим бороться. Турецкий опыт меня вдохновил. Там каждый препарат снабжен специальным штрих-кодом, который позволяет любому пользователю смартфона его отсканировать и проверить по базе данных – и срок годности определить, и увидеть, откуда и как он ввезен. Мы нашли некоторые средства – Всемирный банк готов оказать техническую поддержку на грантовой основе. Разумеется, понадобятся и государственные вложения, и не только денежные, огромный технический ресурс нужно задействовать. Но мы обязательно реализуем аналогичный проект.

 На самом деле это последний, четвертый этап грандиозного проекта по внедрению электронного учета лекарственных средств. Я не буду утомлять читателя подробностями, но это очень большая и серьезная работа. Прошлое правительство, кабинет Сапара Исакова, планировало начать претворять в жизнь эту систему после реализации проекта «Безопасный город». Но правительство ушло в отставку, наш вопрос на какое-то время повис. Сегодня работа по проекту Национальной базы данных лекарственных средств вновь оживилась, мы нашли понимание и поддержку в новом кабинете министров! В скором времени беспредел на рынке лекарств закончится, я уверена!

 - Но Вы «наступите на хвост» настоящей фармакологической мафии. Мало ли где сидит ее лобби? Не боитесь?

 - Мы уже нажили большое количество недоброжелателей и врагов. Но, как гласит народная мудрость: «Глаза боятся, руки делают». Мы продолжаем работать несмотря ни на что.

 - Когда я вижу достаточно хрупкую женщину в государственном кресле, которое атакуют со всех сторон, и вижу, как она справляется с атакой, я всегда задаю себе вопрос: на чем держится ее мотивация? Как Вы это делаете?

 - Знаете, держится на том, что встречаю хороших и честных людей во всех вышестоящих структурах. А еще – на наших профессионалах. На людях в департаменте, некоторые из них по 30 лет отдали этой работе, некоторые пришли недавно, но уже сумели заявить о себе как набирающие вес профессионалы. Честные и профессиональные кадры в Кыргызстане есть везде. Это дает мне надежду и мотивирует больше всего. Да, в прошлом году наш коллектив пережил 14 проверок. Прокуратура, ГКНБ, депутатские комиссии, налоговая – кого только не было в числе проверяющих. Мы отправили ответы на запросы различных инстанций на 14 с лишним тысячах листах. В человеко-часах мне даже страшно называть цифру. Больше половины рабочего времени коллектива отнимают эти проверки. Это так. Но наш мир не оскудел на истинных профессионалов и честных добросовестных людей. Поэтому я продолжаю работать.

Не хотелось бы заканчивать на плохой ноте, но надо признать, что есть и нечистые на руку кадры. По результатам принятых мер в отношении них эти люди становятся недоброжелателями, хотя вернее будет сказать «врагами», причем принципиального характера. С моим приходом в ДЛОиМТ сменилось порядка 50% руководящего состава. Их места заняли сотрудники из числа внутреннего резерва, то есть мы стараемся обеспечить профессиональный рост кадров. Как итог, недоброжелатели не упускают возможности очернить нашу деятельность. Более того, они стараются на разных уровнях воспрепятствовать нашей деятельности. Указанные выше проверки, думаю, также возникли не просто. Но хотелось бы сказать, что работа по улучшению кадрового потенциала ДЛОиМТ будет продолжена. А в отношении тех, чья деятельность будет каким-то образом связана с коррупционными рисками, будут приняты соответствующие меры.  

 

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям