Ирина КАРАМУШКИНА: «Партия избавится от трусов и предателей»

21:04, 1 Ноября

Это интервью делалось незадолго до громких решений об исключении из СДПК Исы Омуркулова, требований привлечь к уголовной ответственности саму Ирину Карамушкину. Но, возможно, оно позволит читателю восполнить информационные дыры и дополнить общую картину происходящего вокруг СДПК, ее лидера, власти в целом.

- Как прошла ваша поездка в Москву?

- Я считаю, что очень продуктивно. Россия сделала очень хороший политический шаг, объединив как оппозиционные, так и провластные политические партии азиатских стран. Там я, например, встречалась с представителями социал-демократической партии Узбекистана. Хотя, раньше никаких контактов с этой партией у нас не было. Мы должны были услышать друг друга. Сегодня, когда идет противостояние между США и Россией, мир надо спасать, консолидируя силы. Россия в этих условиях должна искать выход. С руководством каждой делегации встречался Дмитрий Медведев. Наверняка такая встреча была между ним и Алмазбеком Шаршеновичем.

Кстати, Атамбаева очень хорошо приняли. На высшем уровне. Несмотря на то, что он экс-президент, Москва ценит его порядочность, смелость. Там отметили, что Атамбаев не боится отстаивать суверенные интересы Кыргызстана и если надо, делать замечание даже могущественному соседу. И подчеркивают, что Атамбаев хоть и эмоционален, но его выступления выверены, искренни и правильны. И, кстати, недавно, мы все были свидетелями, как президент Казахстана Назарбаев, выступая перед своим Правительством, сказал: “Когда мы перекрыли дороги кыргызам, они не поникли, а боролись!” То есть, он тоже отметил, что наша страна при А.Атамбаеве стала более свободной и имеющей своё влияние в Центральной Азии. Многим это не нравится, но однозначно ценится.

- А как себя там чувствовал Атамбаев?

- Он чувствовал себя очень уверенно и свободно. Мы же по партийным делам приехали. К нему подходили другие делегаты, которые узнавали его. Он гордился тем, что наша страна намного дальше ушла в плане свободы мысли, передвижений, критики руководства страны и контроля народа над парламентом. У нас не только  могут критиковать президента, членов правительства, но и на “открытых площадках” принимать участие в обсуждении законопроектов, вносить предложения в программы правительства, приглашать и требовать отчета за работу правоохранительные органы, генеральную прокуратуру. Даже хотят ввести общественный контроль за исполнением закона «Об органах национальной безопасности». Конечно, есть шутники, которые с помощью фотошопа первой леди или депутатам синий пакет с устуканом пририсовывают. И за это никакого наказания нет. Все это укрепилось при Атамбаеве.

На фото: Такие фейковые картинки появились в соцсети...

- В самолете по пути в Москву у экс-президента была встреча с Нариманом Тюлеевым…

- Я спросила у Алмазбека Шаршеновича: «Зачем Вам нужна была эта встреча, ведь он очень нелицеприятно о Вас отзывался?» Атамбаев ответил, что видел, как прошел Тюлеев. «Я ему сказал: «Иди сюда. Раз уж так получилось, что мы вместе летим, давай поговорим – чем ты недоволен? Я ему объяснил очень многие вещи. Потом спросил: разве я не прав? Очень многое зависит от того, какое окружение есть у президента. Не боится ли оно говорить правду. А перепроверять каждого я не могу. Потому что мне надо было страну выводить из кризиса после событий 2010 года. Обеспечить стабильность, развитие. Я очень сожалею, что плохо просмотрел список кандидатов в депутаты ЖК от партии. Можно было включить туда других людей. Но поверил тем, кто рекомендовал. Поэтому публично и попросил прощения у народа. Но я очень много осмыслил и пережил».

По этому ответу Алмазбека Шаршеновича я поняла, что разговор между ним и Тюлеевым был серьезный. Но заметила: «Ну и зря Вы ему душу излили». Считаю, что Тюлеев непорядочно поступил, когда выложил эту фотографию и интерпретировал разговор так, как ему было нужно.

- Много разговоров было о том, вернется ли экс-президент на родину. Как сам Атамбаев оценивал эти обсуждения?

- Заметьте, когда он вернулся, это так бурно злопыхателями не обсуждалось, как его отъезд. Почему? Искусственно кем-то создаются настроения против Атамбаева. Появились манипуляторы, а подпевать им всегда есть кому, в том числе и в соцсетях. В Москве я ему сказала: «Алмазбек Шаршенович, там уже пари заключают – вернетесь Вы или нет». Он ответил: «Мне не понятно... И обидно, конечно… Неужели я за семь лет хоть копейку взял из бюджета? Вот я построил дом. А почему я не мог этого сделать? Где доказательства, что я взял на это строительство деньги из бюджета или иностранных инвестиций? Я заработал эти деньги, так как занимаюсь бизнесом с 90-х годов. Я не строил этот дом в центре столицы, забрав территории парков, или на берегу Иссык-Куля, где уже давно нельзя строить. Дом находится в родовом селе. Чем же я так провинился? Почему меня так ненавидят? Что я такого сделал? Почему я не должен возвращаться? Вернусь. У меня там дети, внуки. Готов отсидеть, если докажут, что я в чем-то виноват». Я ему ответила: «Не обращайте внимания. Адекватные люди видят разницу между Бакиевым и Вами. Видят, какова ситуация сейчас. Понимают, что эти лже-конференции – акция, направленная против Вас. Вас ждут. Вы и партия - это уже новейшая история страны. И мы будем двигаться дальше!».

- Вам не кажется, что все вопросы, которые Атамбаев задает сейчас – это бумеранг тех дел, которые он не сделал, не доделал или сделал с ошибками?

- Давайте возьмем для примера судей и прокуроров. Бабанов, например, в свое время подавал на меня иск за то, что я как депутат на сессии от имени гражданки огласила информацию про него. Хотя, я имела на это полное право по Закону «О статусе депутата» и  Конституции. Судья Свердловского рай суда Жаркеева, на которую, кстати, сейчас заведено 2 уголовных дела, рассматривала этот иск. И решила, что я должна заплатить Бабанову 250 тысяч, а его адвокату 30 тысяч за якобы нанесенный моральный ущерб. Таким образом был создан прецедент. Что судьи творят? Куда смотрит Совет судей? Два года мы судились. Иск дошел до Верховного суда.

- Что мешало Атамбаеву изменить судебную систему так, чтобы она была справедливой?

- Реформу судебной системы тогда начали. Но то ли он в нее не погружался… То ли у нас все работает по принципу «хотели как лучше, а получилось, как всегда»… Было много красивых речей. На своем примере я увидела, что ничего не поменялось.

Сопротивление было, и до сих пор оно есть на местах. И не только в части реформы судебной и правоохранительной систем. В первые годы президентства Атамбаева его указы не исполнялись на местах. Потому что у него было много врагов из числа реваншистов и тех, кого посадили за махинации с бюджетом и землями или Мегакомом, например.

- Слушая ваши интервью, выступления, ответы на мои вопросы, у меня складывается впечатление, что Вы не даете Атамбаеву право на ошибки…

- Такое право у него, безусловно, есть. Он признал публично, что не занимался досконально кадровым вопросом, начиная с формирования списка кандидатов в депутаты от СДПК. И не снимает с себя ответственности. Более того, он считает, что все происходящее ныне в партии - тоже его ошибка. Но для меня важно то, что Алмазбек Шаршенович делает работу над ошибками. Конечно, он, находясь на таком высоком посту, нес ответственность за страну, за народ, за партию. И сейчас ему не прощают тех ошибок, которые он совершил. Но только тот, кто не работает - не делает ошибок.

- Как эта рефлексия отражается на его эмоциональном состоянии?

- Он переживает. По нему это видно. Для него стало сильным ударом то, что сегодня происходит внутри партии. На последней городской партийной конференции он сказал: «Я думал, что мой опыт пригодится стране. И что я такого сказал на последнем съезде? Мы с Сооронбаем Шариповичем договаривались перед выборами, что в случае избрания на пост президента, его брат Асылбек Жээнбеков должен сдать мандат». Атамбаев ярый противник клановости в системе управления государством. При нем его родственники работали в госструктурах? А сейчас уже целые схемы выстроили: где брат, а где сват ... В общем, договоренность соблюдена не была. Вот оттуда все и пошло. Ладно, убирают все атамбаевские кадры… Это еще можно понять. Каждый руководитель хочет работать со своей командой. Но в руководстве страной должна быть преемственность. А сегодня хаят все, что сделал Атамбаев. Хотя, на сегодняшний день пока ничего нового не видно. Продолжается то, что начато экс-президентом.

На фото: Алмазбек Атамбаев многое осмыслил и пережил.

- Так это же и есть преемственность?

- Да, но нужно начинать и что-то новое. Строить вторые развязки дорог. Или ужесточить и усилить правоохранительную, судебную реформу.

- А считает ли Атамбаев своей ошибкой выбор преемника?

- Он не ожидал, что так будет… Что сотрудники нацбезопасности  будут приходить к нашим женщинам-партийцам домой, что молодёжи из СДПК будут приходить СМС с угрозами.  Он на это отреагировал так: не там врага ищут. Те же Сапар Исаков и Кенешбек Кулматов, которые сейчас в СИЗО сидят, работали на выборах на одного кандидата. И теперь получается, что придя к власти, новый президент не доверяет ни Атмабаеву, ни СДПК. И экс-президент считает, что в этом есть и его вина.

- На ваш взгляд, постигнет ли СДПК участь партий «Алга, Кыргызстан!» и «Ак Жол»?

- Нет. Те партии создавались под президентов. Нашу партию создавала группа людей. И народ поддерживал. Никого «за шкирку» в партию не тащили, у всех был осознанный выбор. Первоначально было 5 учредителей. Сейчас из них остался только Алмазбек Шаршенович. СДПК переживала много тяжелых дней. Бывало, что и убивали наших депутатов, как Руслана Шаботоева или сына Ж.Жээнбекова. Но партия росла! И сейчас она выстоит.

- В регионах проходят конференции «СДПК без Атмабаева». Почему нынешнее руководство партии не проводит региональные конференции в ответ?

- На последнем заседании политсовета поднимался вопрос о том, что многие отошли от партии, боятся даже посещать заседания политсовета, кого-то припугнули, кто-то сам прогнулся. И для того, чтобы знать, с кем мы дальше двигаемся, есть намерение провести чистку в партии. И никаких контр-конференций проводиться не будет. Те, кто сейчас проводят конференции «СДПК без Атмабаева» не могут внятно объяснить, почему же нужно изгонять из партии экс-президента. А они сами давно уже вышли из партии или были исключены из ее рядов.

- Но они тоже ставят вопрос о чистке в партии. Об избавлении партии от прилипал. Кто же эти прилипалы с вашей точки зрения?

- Я никогда термина «прилипала» не употребляла. Для меня это чуждый термин…

На фото: Ещё год назад Иса Омуркулов казался надежным соратником.

- Хорошо, Иса Омуркулов – это тот, от кого должна очиститься партия?

- Партия избавится от тех, кто трусит и не выполняет партийные директивы, кто забыл про наши обещания народу и про партийную дисциплину. От тех, кто сомневается и поддался на искусственно созданный раскол. Зачем нам нужны эти «дрожащие фейк- партийцы»? Партия будет развиваться, но без тех, кто сам себя отторг от СДПК и считает, что ему не по пути с Атмабаевым. Пусть создают свои партии. Пусть даже назовут их «СДПК-2». Повторюсь, никаких контр-конференций проводить мы не будем. В ноябре у нас начнется обмен партийных билетов. И тот, кто не хочет быть с нами далее, пусть пишет заявления об уходе. Никого держать не будем. Начнем от количества переходить к качеству.

- А Иса Омуркулов?

- Что касается Исы Омуркулова… Мне его позиция не ясна. Он чего-то испугался? Многие наши партийцы, имеющие бизнес, сейчас отходят от партии. Один из них мне прямо сказал, что на него жестко стали давить. Кого сегодня давят? Тех, кто имеет «хвосты», нечестно ведет свой бизнес. Почему не оказывают влияния на меня или на Мадеминова? Конечно, если захотят, под любого из нас подведут статью.

А Иса Шейшенкулович внес свой вклад во внутренние процессы, происходящие сейчас в партии. Может быть, он хотел подыграть одному, а проиграл другому. Например, когда на политсовете был поставлен вопрос об исключении из партии Кожобека Рыспаева за нарушение партийной дисциплины, фракция должна была поддержать решение политсовета. Ведь фракция от партии, а не наоборот. Политсовет является высшим руководящим органом. И Иса Омуркулов должен был настоять на этом. А он повел дело так, что фракция выступила против решения политсовета. Это нарушение устава. И на заседания политсовета он перестал ходить. А как руководитель нашей фракции он обязан это делать.

- На примере ситуации с К.Рыспаевым, вы не боитесь остаться в меньшинстве во фракции?

- Знаете, тогда 4 человека поддержали решение политсовета, четверо воздержались. Я в числе последних оказалась потому, что была в отъезде. Но до этого я выступала за решение политсовета. Так вот, 8 человек остались сегодня на стороне Атамбаева, грубо говоря. Я предложила, пусть всех остальных исключат из партии. Пусть они будут беспартийными. Конечно, я утрирую…

- Ваша фракция является краеугольным камнем в правящей коалиции, развалив фракцию, разваливают коалицию…

- Предположим, нет больше СДПК. С кем и как будет вестись работа в парламенте?

- Свято место пусто не бывает. Найдут…

- Я не вижу другой проверенной партии в парламенте. Поэтому мы не боимся остаться в меньшинстве.

- Прогнозируете ли вы изменение статуса вашей фракции и ее выход из коалиции?

- Не могу вам сейчас это сказать. Думаю, что президенту сейчас нужна СДПК. Сегодня наша фракция – это его опора. Он опирается сначала на фракцию, потом на коалицию. Пока я не вижу серьезных причин для выхода фракции из коалиции. Если только фракция действительно развалится… Думаю, СДПК нельзя отправлять в оппозицию.

- Почему?

- Это намного опаснее, чем СДПК во власти.

- Насколько далеко может зайти противостояние двух лидеров - бывшего и нынешнего президентов?

- Вся страна не должна страдать от этого противостояния. Сейчас оно уже пошатнуло устои партии. Этим могут воспользоваться другие силы. Многим удобно закопать СДПК. Поэтому они и поддерживают сложившееся противостояние. Я надеюсь на мудрость Сооронбая Шариповича и Алмазбека Шаршеновича. Они должны понимать, что раскол СДПК может привести к власти другие далеко не конструктивные силы. Они должны перебороть себя и найти взаимопонимание. Я так говорю не потому, что дело касается СДПК. А потому что у нас сейчас есть все возможности развивать страну. Мы все хотим процветания. От них двоих это зависит напрямую. И если они будут противостоять друг другу, то в партии, конечно, произойдет раскол, как это было в РСДРП.

Мне бы хотелось поговорить об этом и с Сооронбаем Шариповичем. Я записалась к нему на прием, но пока попасть не могу. Мне бы хотелось узнать, знает ли он, что происходит вокруг наших простых партийцев.

В общем, от противостояния никто не выиграет. Даже если Атамбаева «закроют». Он все равно будет развивать партию. Это его детище. Атамбаев готов на диалог.

- Что же мешает?

- Асылбек Шарипович стал камнем преткновения между ними. Хотим мы того или нет, он оказывает большое влияние на депутатов парламента. Это очевидно. Может быть, он хочет помочь своему брату. Партийцы перестают быть самостоятельными при принятии решений. Все равно депутаты голосуют так, как это уже кто-то запланировал.

- А при Атамбаеве депутаты были свободны в своих решениях?

- Тогда мы чувствовали себя одной партией. А сейчас мы чувствуем, что решение принимается где-то, а нас только ставят в известность.

- Любое примирение – это взаимные уступки. На какие уступки готов пойти Атамбаев?

- Чтобы освободили Кулматова. Это первое…

- Это не уступка, а требование…

- Да, требование. Но Атамбаев считает, что Кулматов заключен под стражу абсолютно без причин. Второе гражданство доказать не смогли. Деньги гранта были потрачены на школу. И потом, почему не сажают тех, кто реально замешан в коррупционных схемах? Я лично направляла нынешнему президенту материалы по «Мегакому». Кто, как, кого подкупал… Почему по этим документам уже полгода нет никаких действий? Есть и другие примеры, когда нанесен куда более существенный ущерб, но никаких мер не принимается. Это вызывает недоумение.

- Я все же возвращаю вас к вопросу об уступках…

- Не могу что-то сказать. Чаще всего я слышала от Алмазбека Шаршеновича именно про Кулматова. Да, это требование. Но ведь за 4 месяца ни по Кулматову, ни по Исакову, ни по Артыкбаеву следствие не предъявило внятного обвинение. А к Атамбаеву приходят матери, родители, жены, дети этих людей. И говорят: почему Вы молчите, почему ничего не делаете? А как он должен поступить?

- Есть еще какие-то предварительные условия?

- Конечно, экс-президент хотел бы, чтобы ему дали спокойно развивать партию, готовиться к выборам и не делали из него врага народа.

- Бывший президент Роза Отунбаева занимается очевидной и полезной работой для нашего общества. Почему бы Алмазбеку Шаршеновичу при всех его возможностях не занять такую же социально-активную позицию в области культуры, здравоохранения, образования и так далее? У него ведь много связей? Почему он не может применить их вот так?

- Для него важно развитие партийной и политической системы. Возможно, когда-нибудь Алмазбек Шаршенович тоже этим займется. Сейчас он поддерживает героев апрельской революции через фонд «Апрель». А так Атамбаев сосредоточен на развитии партии и ее подготовке к выборам.

 Александр Кулинский
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям