Искусство быть «в седле»

18:02, 16 Апреля

Издревле оседлать коня было неотъемлемой частью жизни любого кочевника. Традиция изготовлять конную упряжь и седла занимает заметную нишу в кочевой культуре. Сегодня, как и тысячу лет назад, большинство седел делается вручную настоящими мастерами.

Седло – это не только забота об удобстве всадника, оно бережет и спину коня, верного друга кочевника. «Современные седла для лошадей производятся с таким расчетом, что могут быть надежной защитой для спины животного от возможных натираний, ударов и других механических повреждений. Строение конструкции рассчитано на особенности спины (есть специальные внутренние подушки). Даже если новичок в верховой езде прокатится на оседланной по всем правилам лошади, не сохраняя плотную посадку, он не сможет нанести ощутимого вреда здоровью коня. Современные виды седел не только обеспечивают надежную защиту спине животного, но и корректируют посадку наездника, распределяя вес так, чтобы коню тоже было комфортно», - говорят специалисты.

Продолжатели славной традиции изготовления есть в Кыргызстане. Одним из них, пожалуй, самым необычным, является Александр Михайлов. С ним сегодня беседа в «Новых лицах».

Искусству работы с кожей мастер посвятил 20 лет. У Саши очень много заказов, среди желающих приобрести отличное седло – коневоды, любители скачек, заводчики, охотники, миллионеры из разных уголков земного шара. Самым, пожалуй, удивительным обстоятельством является тот факт, что наши пограничники узнают работы Михайлова – так часто шикарные седла отправляются в дальние страны. Беседы с журналистами Александр не очень любит, может быть, потому, что работники пера слишком часто заглядывают в импровизированную мастерскую. Мы решили проверить несколько слухов и расспросить про особенности столь редкого ремесла.

- Александр, а это правда, что когда-то «в прошлой жизни» Вы были парикмахером-стилистом?

- Правда. И люди считали, что получалось неплохо. Но когда женился, решил, что такое большое количество клиенток-дам может помешать семейной жизни. Так и отказался от подобной работы.

- Как началась Ваша любовь к этому редкому ремеслу – изготовлению седел?

- Дело было в лихие 90-е. Мы, как и вся некогда большая, но развалившаяся страна, пытались хоть как-то прожить, что-то заработать своим трудом. С кожей я уже имел дело - изготавливал поводки для собак. И был у нас сосед, цыган. Наездник, разумеется. Однажды он попросил починить ему поломанное седло. Вышло очень неплохо, по этому поводу мы с отцом решили попробовать заниматься изготовлением седел.

- Где обучались этому сложному процессу?

- Да нигде. Сказать честно, даже на мастер-классы именитых производителей не ходил. Методом проб и ошибок, размышлений и экспериментов, чтения до всего дошел сам. Процесс обучения, совершенствования, конечно, продолжается.

- Кто чаще всего покупает у вас седла?

- Наверное, самые активные покупатели – охотники. Именно те, кто охотится на высокогорье, где, как и тысячи лет назад, пройти можно только пешком или верхом на коне. Обращаются также турфирмы, специализирующиеся на конных прогулках. Покупают казаки. Еще одна категория заказчиков – представители пограничных и других видов войск, где используются кони. Кто еще? Любители скачек, каскадеры, работники цирка.

- Если не секрет, сколько стоит такое эксклюзивное седло?

- От 10 до 40 тысяч сомов в среднем. Все зависит от материала и трудоемкости работы.

- Кроме седел еще что-то, такое же необычное, делаете?

- Боксерские груши, поводки и шлейки для собак – но это, скорее, развлечение. Иногда клиент просит о чем-то необычном. О каком-то особенном чехле или мотоциклетных кофрах из кожи.

- Сколько служит седло, изготовленное Александром Михайловым?

- Мои изделия, как правило, использую по 5-10 лет. Они не требуют реставрации и не ломаются.

- Как удается добиться такого срока эксплуатации? На специализированных сайтах в Интернете написано, что срок жизни седла – один год…

- Я просто не делаю свою работу как попало. Моя жена Татьяна шутит, что мы могли бы втрое больше заработать, если бы я не был таким перфекционистом. Но я не могу иначе. Периодически мне на реставрацию попадают чужие седла. Сверху красота, а изнутри часто работа некачественная. Я не хочу, чтобы мое седло взял другой мастер и помянул меня недобрым словом. Плюс материалы. Кожу сам проверяю, просматриваю, растягиваю каждый сантиметр, не заказываю охапкой в Интернете, выбираю качественную, прочную фурнитуру. Это, если хотите, вопрос чести.

- Как появились зарубежные заказчики?

- По «сарафанному радио». Изделия прорекламировали себя сами, и, конечно, моя жена, которая представляет мою работу в Интернете, постаралась. Часто приезжают из Казахстана, из России есть клиенты. Недавно сделал седло для отправки в Испанию. Этот испанец увидел седла в Интернете, они ему понравились. Один раз пришел заказ на седло от малайзийского миллиардера. Я тогда очень много размышлял. Ведь это человек, у которого все есть, его показной роскошью не удивишь и не купишь, нужен более высокий уровень стиля и качества. В итоге я взял простую кожу, отказался от особых украшений, сделал ручку в виде перевернутого копыта с подковкой и гвоздиками. Заказ понравился. Наверное, это был самый волнительный заказ.

- Отличаются ли между собой заказы граждан разных стран?

- Немного отличаются. Одни, например, россияне, интересуются исключительно практичностью, удобством, внешний вид их не заботит. Заказчики с Северного Кавказа хотят, чтобы был больше срок службы. Кыргызстанцы очень внимательны к дизайну, им нужно нечто эксклюзивное.

- Как, кстати, рождается дизайн этих необычных работ?

- Часть из них – в серии «Стандарт», это уже наработанные эффективные решения. Некоторые идеи приносят сами клиенты. Что-то приходит в голову спонтанно, что-то – в результате длинных творческих поисков. А что-то, признаюсь честно, подсматриваю в Интернете.

- Вы упомянули про каскадеров и цирковых артистов среди заказчиков. В каких отечественных фильмах «сыграли» ваши работы?

- Одно седло «снялось» не менее чем в 50 картинах, на нем делали трюки и джигитовали в кадре. Есть мое седло в фильме «Курманджан Датка». Прежде чем отдать свою работу на манеж или каскадерам, лично провожу пробы. Выезжаю в седле, даже обучился паре трюков, чтобы хорошо понимать таких заказчиков. Ведь от того, правильно ли расположена ручка на седле, порой зависит жизнь артиста.

- У вас трое детей, верно?

- Верно. Два сына и совсем еще малышка дочь.

- Дети продолжат династию, как думаете?

- Сыновья мне очень много помогают. Участвуют в процессе изготовления седел. Не могу сказать, что с большой охотой. Да, сегодня ручной труд – это не модно. Но мода приходит и уходит, а мастерство остается навсегда.

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям