Каана Айдаркул: «Мы побороли стереотип, что кыргызской милиции не нужны женщины»

08:20, 14 Марта 2016

Шестой год в Кыргызстане действует Ассоциация женщин-милиционеров. Все это время возглавляет ее Каана Айдаркул, профессор, полковник милиции в отставке, в прошлом начальник кафедры общественно-политических дисциплин, ныне советник начальника Академии МВД КР. О том, каково быть женщиной-милиционером в Кыргызстане, а также о том, как должна развиваться профессия, в нашем интервью.

- Чем, на ваш взгляд, женщина-милиционер отличается от мужчины-милиционера?

- В милиции не принято делить по полам, есть сотрудник органов внутренних дел. Все функциональные обязанности выполняются вне зависимости от того, мужчина это или женщина. Единственное отличие связано с репродуктивной функцией женщины. Еще одно отличие состоит в том, что женщины сотрудники более аккуратны и собраны в работе, требовательны, менее коррумпированы. И их наличие, я бы сказала облагораживает, улучшает общий фон профессии. Не случайно, мужчины в РОВД, где не было в составе женщин, полушутя, говорили: «Нам надо в РОВД женщину, а то мы скоро бриться перестанем».Очень хорошо сказал об этом министр внутренних дел Мелис Турганбаев, поздравляя женщин милиционеров с праздником: «Природа наделила вас неугасаемой нежностью, чуткостью и добротой, стойкостью и оптимизмом. Благодаря вашему безграничному терпению и мудрости, сильной половине человечества удается преодолевать все потрясения и невзгоды». Я, например, помню те времена, когда в поздравлении на 8 марта руководители МВД, выражали благодарность своим женам, за их терпение и т.д. И при этом ни слова не говорили о женщинах сотрудницах. В этом году, с чувством глубокого удовлетворения, мы восприняли слова уважаемого министра: «Вы несете службу наравне с мужчинами, профессионально выполняете самую сложную работу… Но есть и еще одна заслуженная награда – то безграничное уважение, которое мы, мужчины, испытываем к женщинам в погонах. Сегодняшний праздник – еще один повод поблагодарить вас за безупречный и самоотверженный труд».

В этом плане позитивные изменения налицо.

- Не каждая женщина сможет работать в милиции. Какими качествами должна обладать женщина, чтобы стать сотрудником внутренних дел?

- Действительно, не каждая. Даже я, работая в учебном заведении, часто сталкиваюсь с такими стереотипами, что если женщина работает в милиции, то она грубая, любит командовать. То есть какие-то признаки профессиональной деформации личности, в какой-то степени проецируют на женщин. Но вопреки такому стереотипу, женщины, которые работают в милиции, очень красивы и женственны. Но слабыми их точно не назовешь. Они, как правило, более волевые, ответственные, обязательные. Такие качества очень нужны. Потому что хочешь, не хочешь, но в 7.30 утра надо стоять на построении, как бы ты накануне до ночи не работала. То есть, даже физически такие женщины должны быть здоровыми, более выносливыми. Ну и психологически, естественно, устойчивыми. Потому что они каждый день сталкиваются с самыми негативными сторонами жизни. Если они работают в ИДН, то это трудные дети, если это выезды на вызовы, то семейные драмы, часто обращаются женщины, подвергшиеся насилию. Поэтому в работе им надо быть более терпеливыми, более внимательными.

- А дома, в семье, такие женщины тоже строгие и решительные?

- Скорее, более дисциплинированные. И от членов своей семьи тоже требуют дисциплины.

- Интересно, а мужчины побаиваются женщин-милиционеров?

- Это лучше у мужчин спросить. (Улыбается). Здесь скорее отношение к человеку в форме. Первым признаком проявления силы государства считается появление человека в форме в общественном месте. Если в кафе заходит милиционер в форме, это уже дисциплинирует посетителей, они начинают отслеживать свои действия, свои слова. Но как показывают результаты различных соцопросов, мужчинам приятно видеть женщину в форме. Они считают, что такие сотрудники более внимательны. Примером может служить появление женского подразделения ГАИ. Много восторженных отзывов – какие красивые девушки, это лицо нашего города, страны!

- Ассоциация женщин-милиционеров создана в октябре 2010 года. Сколько в нее вошло сотрудниц внутренних дел?

- Наша Ассоциация была создана в трудные для нашей страны времена, и ее создание было продиктовано той обстановкой. И нам повезло, что была оказана поддержка со стороны Президента страны Розы Отунбаевой и Центра ОБСЕ в Бишкеке. И эта поддержка продолжается до сих пор, и надеюсь продолжится в перспективе.

В Ассоциацию вошли фактически все женщины, которые у нас работают в органах внутренних дел. Но есть один нюанс, мы не называем эту цифру, она засекречена. В целом, представленность женщин в нашей милиции – около 12 процентов от общего состава. Мы не гоняемся за количеством и никого не заставляем вступать. Главный принцип Ассоциации, а мы входим в международную Ассоциацию женщин-полицейских, это активность самих женщин. При вступлении, когда нам пишут заявление, есть графа: «Что я сделаю для Ассоциации». Кто-то поет, кто-то фотографирует, кто-то рисует, кто-то хорошо организует мероприятия, и каждая свои таланты и способности может проявить в работе Ассоциации. Сам трудовой день милиционеров очень насыщенный, и это серьезная дополнительная общественная нагрузка. Ассоциация – не чисто женская организация. Многие вопросы, которые мы решаем для женщин сотрудниц ОВД, мы решаем и для мужчин. Если мы говорим о социальной неустроенности милиционеров, то это касается и мужчин, и женщин в одинаковой степени. Хотя есть моменты, которые касаются только женщин. Например, если женщина была в декретном отпуске и вернулась после этого на работу, мы помогаем повысить ее потенциал, чтобы она не отстала и была готова пройти конкурсный отбор.

- За 6 лет какие-то проблемы уже удалось решить?

- Пока все проблемы в развитии. За этот период мы решили организационные вопросы, зарегистрировались, вошли в международную сеть женщин-полицейских, наладили связь с местными женскими организациями и создали отделения во всех регионах. У нас в каждой области, в каждом районе есть свои ячейки. Удалось донести саму идею Ассоциации до каждой сотрудницы. Мы перебороли такой стереотип, что в кыргызской милиции не нужны женщины, так как у нас страна чуть ли не мусульманская. Я категорически не согласна с таким подходом. Потому что жизнь диктует необходимость наличия женщин в милиции. Например, кто будет проводить досмотр женщин? Поэтому мы проводим много обучающих тренингов и для женщин, и для мужчин, в том числе для руководителей милиции, которые берут на работу женщин. У нас были интересные моменты, когда мы проводили ролевые игры: сами начальники милиции мужчины выступали в роли женщины, которая устраивается на работу. На это надо было смотреть! Или когда женщина-сотрудница выступала в роли потерпевшей подвергшейся насилию, и должна была рассказать сотруднику-мужчине, что с ней случилось. И эта женщина, опытная сотрудница, не смогла толком рассказать даже в ходе игрового тренинга. Буквально сидела и не могла выдавить из себя слов. А вот женщине она бы рассказала. И когда они погрузились в эти ситуации, рассмотрели их изнутри, они признались, что все это время не осознавали всю значимость работы женщин.

- В сегодняшнем руководстве МВД одни мужчины. Почему такое гендерное неравенство?

- Это издержки прошлой системы. Надо растить кадры. Нельзя просто взять любого человека и поставить его на определенную должность. Он должен пройти все ступени роста. Поэтому руководителей надо готовить. И многое зависит от гендерной чувствительности самого общества. Потому что не факт, что если придет на высокий пост женщина, она начнет защищать права женщин. Есть такие женщины, у которых произошли какие-то сдвиги в психике и они относятся к женщинам-потерпевшим или преступившим закон хуже мужчин. Здесь зыбкая грань. Поэтому идет такая кропотливая работа по формированию резерва кадров.

- Какая самая высокая должность в МВД, до которой дослужились женщины?

- Все больше женщин работают заместителями начальников в районных отделениях внутренних дел. Радует, что женщины выдвигаются и на должности начальников управлений, начальник ДПС ГУВД г. Бишкек Джанабаева З.М., начальник Главной инспекции МВД Баратова Г.Т. Думаю, не за горами время, когда женщины станут начальниками областных, районных отделений милиции. Мне очень нравится опыт Южноафриканской республики. У них количественный состав мужчин и женщин в полиции 50 на 50. Это при населении в 50 миллионов. И комиссар полиции генерал – женщина. Представьте, она все 50 миллионов держит в железной руке. Кроме того, из 8 провинций 4 возглавляют женщины генералы. То есть, везде соблюден гендерный баланс. Нельсон Мандела действительно великий человек, потому что он сумел сделать такое в своей стране. И женщины у них очень профессиональны, компетентны. Мы часто смотрим на Европу, но хороших результатов можно добиться в любой точке мира, если оказывать высокое доверие подготовленным женщинам. Поэтому и нам растить надо профессионалов своего дела, как среди женщин, так и среди мужчин.

- У нас сейчас в Кыргызстане нет таких опытных женщин, которых можно ставить на руководящие должности в милиции?

- Думаю есть и как минимум 5-10 человек, которые могли бы работать на уровне заместителей министра, зам начальников, начальников, областных и районных ОВД.

- Какие первоочередные задачи стоят перед Ассоциацией?

- Есть несколько проблем. Во-первых, налаживание связей и взаимодействие между областями. Это показывают тренинги, когда мы их проводим, все участники благодарят за то, что могут делиться и перенимать опыт. Второй момент, более предметно приобщаем наших женщин к повышению квалификации. Это происходит в рамках проекта «Устат», который нам помогает внедрить МОФ «Инициативы Розы Отунбаевой». Эта система раньше существовала в советской милиции, мы хотим ее возродить и использовать в нескольких направлениях. Первое – инспекторы ИДН предметно работают со старшеклассниками, рассказывают о профессии, приглашают на экскурсии в криминалистические центры, в Академию МВД, в следственные отделы и т.д.. То есть со школы взращивают новые кадры.

Второе направление – наставничество среди самих женщин-милиционеров. Чтобы более опытная сотрудница вела начинающую сотрудницу. Не секрет, что нынешняя молодежь элементарно не умеет себя вести. Это касается не только милиции, это касается всех сфер. Сегодня общение между людьми заключается в коротких постах в соцсетях и «лайках», и в этом плане образ щелкающей семечки девушки в парке очень показателен. Поэтому молодых людей надо воспитывать. А за что обычно ругают милиционеров? За грубость. Значит надо учить молодых сотрудниц разговаривать с людьми, вежливому общению, чтобы девушки-милиционеры не думали, что раз они надели форму, им все можно. В ее службе может и не пригодится умение стрелять, или разбирать автомат Калашникова, но умение общаться с людьми, ей точно пригодится. Чтобы, глядя на девушку-милиционера, все гордились ею, и гордились государством и властью, так как она представитель власти. Поэтому наставничество очень важно.

Мы хотели бы продолжить обучение, ведь мир очень быстро меняется, и бывает так, что в регионах сотрудники милиции не успевают отвечать этим вызовам. Сейчас в обществе идет радикализация, экстремизм, женщины в Сирию семьями уезжают. Получается, вербовщики с ними лучше работают, чем мы?

Особенность милиции в том, что она должна не только с преступностью работать, но и предупреждать, проводить профилактику. Если ребенок попал в сложную ситуацию, иногда достаточно с ним поговорить нормально, найти ему дело, и так спасти от колонии. Например, в Сузаке и в других регионах, милиция проводит футбольные матчи организует спортивные кружки, среди подростков, чтобы отвлечь их от дурных мыслей и поступков. Подобные меры не закреплены приказами, но сотрудники сами видят, что надо что-то делать.

И самое главное – усилить взаимодействие милиции и общества, потому что одна милиция ничего сама не сможет сделать, ее просто не хватит на все. Если не будут помогать простые граждане и местная власть, то не получится навести порядок в стране. Есть такой хрестоматийный вопрос – где чаще всего совершаются преступления? В темных местах. Значит, местная власть должна обеспечить, чтобы везде было освещение, чтобы дороги были нормальные, и т.д. Легче легкого говорить: «А куда милиция смотрит?» А здесь надо всем вместе объединиться. И сегодня наша Ассоциация на протяжении 6 лет стала своеобразным мостиком между милицией и обществом.

- Можно сказать, что к женщинам-милиционерам у нас немного другое отношение?

- Был такой случай. Мы, ряд милицейских сотрудников, посещали общественно-профилактические центры и оказались на одном базаре в Ошской области. Там торговцы почти все женщины. Мужчины-милиционеры прошли вперед между рядами, а я замешкалась и отстала от них. Когда я зашла за ними, женщины-торговцы в этом центре вскочили и начали меня обнимать, хотя я из них никого не знала. Они так обрадовались, что среди этой группы увидели женщину, что отреагировали на меня, как на родную. И мы уже смогли общаться, вести диалог, доверяя друг другу. Нас объединяло то, что мы женщины, хотя я и была в форме. Поэтому работа женщин в милиции ведет к облагораживанию профессии.

- Депутаты Жогорку Кенеша планируют разрабатывать новое законодательство о деятельности милиции. Что вы порекомендуете депутатам, на что им стоит обратить внимание?

- Наша Ассоциация начала тесно сотрудничать с Форумом женщин-депутатов, под председательством Айнуру Алтыбаевой, она тоже участвовала в нашей конференции. На второй день она провела целую сессию о парламентском контроле за реформами МВД. Есть несколько моментов, на которые стоит обратить внимание. Есть ряд законов, которые не работают, в частности закон о профилактике правонарушений. Очень хороший закон, но он работает не в полной мере. Здесь должны быть задействованы и совместно работать органы образования, местной власти, здравоохранения. Но так получилось, что в реальности работает только милиция, и выполняет функции, которые ей не свойственны. Поэтому этот закон должен заработать именно совместно со всеми органами.

Что касается ныне действующего закона об органах внутренних дел, то он был принят в 1994 году. То есть, 22 года назад. За это время жизнь сильно изменилась. Появились такие моменты, как взаимодействие милиции с гражданским обществом. Определена главная цель – завоевать доверие населения. Все эти все механизмы и реалии надо вводить в новый закон.

Социальный пакет, который там прописан, вообще не актуален и не действует. Сотрудники пока не могут не только получить льготный кредит или участок под строительство дома, но даже таких элементарных льгот, как бесплатный проезд в общественном транспорте, или скидок при оплате за коммунальные услуги. Ничего этого нет. Вопрос пайковых надо решать, потому что они даже ниже, чем содержание преступников в СИЗО. Очень много таких моментов.

Одним словом, если мы хотим иметь качественный состав милиции, то и государство должно поддерживать милицию. А если милиционер голодный, не имеет собственной квартиры, не может семью содержать, как он может решать проблемы людей, если у него свои проблемы не решены? Конечно, он приходит на работу обозленный, задерганный и думает только о том, как бы заработать. Поэтому много моментов, и хорошо, что по инициативе Президента страны Алмазбека Атамбаева, правительство начало строить многоэтажные квартиры для сотрудников правоохранительных органов, Вооруженных сил республики. Весьма примечательно с этих позиций женщины депутаты очень позитивно настроены и понимают, необходимость принятия нового законодательства. Это веяние времени.

Лейла Саралаева

Фото Абылая Саралаева

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям