Каныбек Иманалиев: «Я полон сил и могу быть полезным для страны»

08:21, 4 Сентября 2015

В пятом созыве Жогорку Кенеша были разные депутаты. Каныбек Иманалиев, однозначно, в числе тех, кто пять лет работал активно. За это время он инициировал и добился принятия 56 законопроектов. То есть в своей депутатской активности он уступает только Омурбеку Текебаеву, который, в свою очередь, стал инициатором 74 законопроектов.

- Каныбек Капашович, как вы оцениваете работу 5-го созыва Жогорку Кенеш?

- Работа этого созыва была насыщенной, иногда драматической. Но главное – мы сохранили государственность. Потому что раздел страны на Украине начался не на Майдане, а в парламенте. Их политэлита не могла поделить власть и разделила страну. У наших депутатов, как бы нас ни критиковали, хватило политической воли и мудрости, чтобы подчинить свои личные амбиции государственным интересам. Второй момент, этот парламент пришел в непростое время – после апрельских и июньских событий. Полтора-два года ушло на то, чтобы обсудить итоги июньских событий, дать комментарии, оппонировать на заключения расследования комиссии Киммо Кильюнена. Кстати, это по моей инициативе его объявили персоной нон-грата. Третий момент, мы стали первой легитимной ветвью власти после революции. Мы приняли все законодательные акты для проведения выборов в местные и городские кенеши, обеспечили законность президентских выборов. То есть мы прошли все ступени по легитимизации власти. Как показывают события в Сирии, Египте и Тунисе, главный источник стабильности – это легитимность власти. Тогда Временным правительством было принято мудрое решение, сначала приняли Конституцию, определили правила игры, и по ним стали дальше двигаться. По трем пунктам этот парламент выполнил свое предназначение: во-первых, произошла, легитимизация всех ветвей власти, во-вторых, мы приняли все конституционные законы, которые начали работать, в-третьих, мы добились признания от международного сообщества. По двум направлениям мы не добились успеха, это по проведению судебной реформы и по решительной борьбе с коррупцией. Борьба с коррупцией идет, но эпизодично, не системно и не широкомасштабно.

- Какие важные законопроекты и инициативы вам лично удалось продвинуть и добиться принятия?

- Работа осуществлялась по трем направлениям. Сначала я был членом международного комитета. Я участвовал в разработке четырех основополагающих законопроектов по внешней политике. Первый закон – о госпротоколе. В странах СНГ подобного закона нет. Мы внесли обязательное посещение «Ата-Бейита» официальными делегациями из других стран. Потому что нацию делают не только язык и традиции, нацию делают и святые места. Теперь официальные лица из других стран могут поклониться этому месту, где похоронены Чингиз Айтматов, репрессированные представители элиты и герои, погибшие 7 апреля 2010 года. Второй закон, над которым я работал, это закон о взаимодействии госорганов внешней политики. Третий закон – о дипслужбе и международных договорах. Что касается внутренних законов, то я добился принятия одного из основополагающих законов о государственной поддержке приграничных населенных пунктов, о свободной экономической зоне «Лейлек», о поддержке соотечественников, проживающих за рубежом, о сохранении и популяризации эпоса «Манас».  Теперь наш великий эпос изучают в школах и в вузах, потому что он для нас такая же святыня, как Китайская стена для китайцев и как Колизей для итальянцев. В закон о госслужбе внесли дополнение: если госслужащий осужден по статье «коррупция», то он автоматически лишается привилегий. Самый главный закон, который я продвигал и добился принятия –  об Общественном телевидении, хотя в течение двух лет руководство ОТРК было против введения этого закона. Согласно закону, одна пятая членов Наблюдательного совета принадлежит оппозиции, другая – гражданскому обществу, часть президенту, и т.д. Еще я работал над законами об издательском деле, об усилении административной ответственности, а также по СЭЗ Бишкек, добился, чтобы 0,2% от прибыли, полученной в этой СЭЗ, отчислялось в местный бюджет.

- Вы активно работали и по внешней парламентской деятельности.

- Кыргызский парламент на международной парламентской площадке был очень активным. В некоторых международных комиссиях и комитетах мы являемся председателями. Некоторые организованы по нашей инициативе. Например, по моей инициативе восемью спикерами парламента стран Содружества независимых государств принято решение об учреждении премии среди писателей имени Ч. Айтматова – золотая медаль и премия в 30 тысяч долларов. В честь юбиляра после награждения с Павловской крепости Адмиралтейства в Санкт-Петербурге дают артиллерийский залп. Пока двое удостоились этой награды – российский писатель Юрий Поляков и азербайджанский Анар. В этом году будем рассматривать третьего кандидата. В этом году провели юбилей Минжылкиева в Мариинском театре. Мы являемся членами всех межпарламентских организаций в рамках ОДКБ,ОБСЕ, СНГ, ТуркПА, ПАСЕ. Активно сотрудничаем со всеми парламентскими республиками Европы. Мы дружим с около 30 парламентами мира.

- Вы перечислили позитивные моменты работы парламента. А что, на ваш взгляд, было негативным?

- Мы излишне вмешивались в деятельность правительства. Мы забывали, что кабинет министров – наши менеджеры, мы им доверили этот фронт работы, значит, они должны были больше времени находиться у себя на рабочем месте. А мы по любым, даже самым мелким вопросам их отвлекали. Второй момент – это профессионализм и качество законопроектов. Если готовим парламентские слушания, постановления, законопроекты, то они должны быть подкреплены конкретными фактами, а у нас иногда шло искажение, повтор, перекос по действующим законам. Следующий созыв должен сделать приоритетом принятие качественных решений. И в третьих, мы не добились ощутимых успехов в бюджетном законодательстве. Мы живем в рыночных условиях, а у нас бюджетное законодательство до сих пор как при госплане.

- Почему вы вновь стремитесь в депутаты? Вам нравятся депутатские привилегии?

- Для меня есть две вещи, которыми я активно занимаюсь: литература и политика. Я пишу стихи и книги, мои книги переведены и изданы на русском, английском, немецком, китайском языках, сейчас переводят на японский. От писательской деятельности я в духовном плане получаю настоящее удовольствие и удовлетворение. Но от политики не было ни одного момента, чтобы я получил удовольствие. Думаю это потому, что я еще на половине пути. И если сейчас сверну, не приму участия в выборах, то получится, что я не доделал начатое дело до конца. Идет строительство страны, созидание страны и я активно участвую в этом процессе. Я не могу равнодушно относиться к тому, что происходит в стране. Я еще молод, полон сил, энергии, опыта, и чувствую, что могу приносить пользу для страны. Поэтому чувствую свою потребность быть в кыргызской политике, поэтому иду в парламент.

- Довольно странно вас видеть в партии «Ата-Мекен». Как объясните свой переход из «Ар-Намыса»?

- Этому есть три причины. Во-первых, в ноябрьских митингах 2006 года и в апрельских митингах 2007 года мы ратовали за конституционные реформы, я был беспартийным, но выступал и действовал с партией «Ата-Мекен». Мы были единомышленниками. Вторая причина, я убедился, что если в Кыргызстане поднимет голову диктатура, то, пожалуй, единственный, кто будет с этим бороться – это партия «Ата-Мекен». Многие, к сожалению, будут подстраиваться под этот режим. И в третьих, я пять лет был в парламенте и в 99% случаях голосовал за инициативы партии «Ата-Мекен». По численности эта была самая малочисленная партия во фракции, но именно она делала погоду в политике. Эта партия имеет позицию, историю, свое лицо. Есть высказывание Махатмы Ганди: «Нас погубят — политика без принципов, удовольствия без совести, богатство без работы, знание без характера, бизнес без морали, наука без человечности и молитва без жертвы». Я свое будущее связываю с этой партией.

- Вы имели какое-то отношение к организации митинга 7 апреля 2010 года?

- Я присоединился к митингу уже 7 апреля, когда толпа стекалась к площади. Люди сами меня подняли на трибуну, чтобы я выступил. Я сказал, что будут стрелять боевыми патронами, в этот момент уже слезоточивым стреляли. И так как основное требование у митингующих было освобождение лидеров оппозиции, предложил идти к зданию СНБ. Минут через 40 начали стрелять и появились первые убитые. Конечно, я никуда не ушел, был в гуще событий. Когда все закончилось, лидеры оппозиции объявили, что погибших решено похоронить в «Ата-Бейите». Темир Сариев и Роза Отунбаева попросили меня организовать похороны погибших. Назначили похороны на 10 апреля. Но власти никакой в стране не было, никто никого не слушал. А нам нужны были кыргызские флаги, чтобы накрыть ими гробы. И тут произошло странное совпадение. Мы решили взять флаги из кабинетов бывших депутатов «Ак-Жола», нашли ровно 89 флагов, и ровно 89 погибших было. После похорон мы сделали ограждение в «Ата-Бейите», посадили 89 саженцев урюка и тополя, выпустили книгу, фотоальбом и сняли документальный фильм. Провели 40 дней, и я уехал в Москву защищать диссертацию.

- Если бы Бакиев остался у власти, что ждало бы страну?

- Если бы не было революции, то стало бы системной семейное правление. Усилилось бы гонение за оппозицией, шла бы еще большая деградация общества, разгул преступности, распродажа госсобственности, и вообще нас ждала бы страшная катастрофа, к примеру, как на Украине. Тогда убили бы 8-10 тысяч инакомыслящих и критиков власти. Но кыргызы – народ свободолюбивый, поэтому такой сценарий маловероятен, мы бы не терпели такое. Революция все равно случилась бы не 7 апреля, так 7 ноября или в декабре. Все шло к этому. А то, что Бакиевы в один день арестовали всех лидеров оппозиции, только ускорило события.

- Вы много пишите о духовности кыргызов. Что вы вкладываете в понятие «кыргызская духовность»?

- Это весь духовный капитал кыргызов за всю историю существования нации. От древности, включая советский период, и до современности. Я читал в журнале Русского Географического общества 1906 года статью, где делали прогноз, что необходимо 400 лет, чтобы кыргызы стали образованными. Но уже в 50-х годах 80 процентов были образованными. То, есть мы многого достигли в советский период. Есть один важный момент, кыргызы никогда не были радикальными исламистами. Наша вера была в душе. И кочевники никогда не брали лишнего. Они ценили не материальные блага, а то, что в мозгах, в сердце. Они были ценителями слова. В истории не осталась памяти о каких-либо богатых кыргызах. Зато осталась память о сказителях, которые добились авторитета и вечности благодаря тому, что говорили правду. Среди кыргызов испокон веков был популярным не тот человек, который богат, а тот, который говорил правду. Отсюда и наше национальное обостренное чувство справедливости. Мы – небольшая нация, и каждое сокровенное желание у нас связано с рождением ребенка. Потому что с рождением каждого ребенка мы ждем батыра, спасителя нации. Три критерия я бы отметил у кыргызов – у нас духовное выше, чем материальное, мы наследники кочевой цивилизации, и мы несем через века обостренное чувство справедливости.

- Но сейчас меняется менталитет кыргызов. Для большинства высшей ценностью становятся деньги!

- Мы можем менять ментальность, но мы не можем менять прошлое. А прошлое у кыргызов действительно великое. Главное – не потерять эту историческую память. У нас не должно быть резкого расслоения. Мы должны стремиться строить справедливое общество. И пора призывать наших богатых людей быть социально-ответственными перед обществом.

- Что вы пожелаете кыргызстанцам в День Независимости?

- В мире около 7 тысяч наций, но всего 192 государства, признанных ООН. Есть более 60 стран мира, которые не признаны мировым сообществом.  Таких государств, как Кыргызстан, с населением в 5-6 млн, у которых свой родной язык государственный, очень мало – это Монголия, Лаос, Прибалтийские страны, Финляндия. Мы должны ценить то, что у нас есть, и беречь это. Даже те, кто уезжает в трудовую миграцию рано или поздно возвращаются на родину. Потому что их домашний очаг, родовое кладбище здесь. Поэтому только здесь мы можем построить свою счастливую страну. Хочу пожелать, чтобы у политиков хватило мужества подчинить свои личные, политические и партийные амбиции амбициям страны. Чтобы мы вместе строили сильный и благодатный Кыргызстан. И не забывали вопрос границ, вопрос суверенитета. Политики не должны на этом спекулировать. Мы должны укреплять границы. И главная ценность – это незыблемость Конституции. Мы уже 5 лет живем, не меняя Конституции, мы должны сами измениться под Конституцию.

Лейла Саралаева  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям