Кыргызча

Мелис Турганбаев: «Я нажил много врагов"

15:54, 10 Июня 2016

Чуть больше недели прошло с момента неожиданной отставки министра внутренних дел Мелиса Турганбаева. Кыргызстанцы до сих пор ломают голову над причиной его ухода с высокой должности. Мы предлагаем эксклюзивное интервью с бывшим министром.

- Мелис Токтомамбетович, общественность интересует истинная причина вашей отставки.

- Нет здесь никакой политики. Я сам написал заявление об отставке. Правда, я написал раньше, но когда оно будет подписано, не знал. Я узнал новость о том, что мое заявление подписали, от журналистов. Мне потом позвонили, извинились, что так получилось… Отставка – это моя личная инициатива. Я проработал на посту министра год и 9 месяцев, и спокойно ушел. В истории милиции только два раза была спокойная передача кресла. Когда я вступал в должность, меня Суранчиев торжественно представил, усадил в кресло, сказал слова напутствия и ушел. И сейчас, когда я уходил, нового министра представил коллективу, свои пожелания сказал. За спиной у меня нет ничего плохого.

- Чем планируете заниматься?

- Я немного отдохну, а потом, если что-то предложат, буду работать. Пока никаких предложений не поступало.

- Как вы оцениваете свою работу?

- Я нормально работал. Команду хорошую сколотил, в основном молодых перспективных ребят подбирал на руководящие должности, из числа тех, у кого был опыт, кто прошел все ступени в милиции. Никакого трайбализма, регионального деления не делал. Всегда смотрел на профессиональные качества. Я много врагов нажил, потому что провел полномасштабную кадровую чистку. Структура очень большая. Кого-то смог убедить, что нельзя брать взятки, а для кого-то врагом стал. Многие соглашались, я переводил их на другую работу. Более сильных – на повышение. В основном старался молодых продвигать, с незапятнанной репутацией. Посмотрите на областные отделения, столицу, центральный аппарат, мы провели там большие внутренние изменения, сокращения. Около 300 вакансий отдали в регионы. Там не хватало участковых инспекторов милиции, инспекторов по делам несовершеннолетних. И сейчас не хватает. Простой пример: в Тонском районе на 30 школ было только 3 инспектора ИДН, поэтому мы туда выделили 7 сотрудников, теперь там 10 и проводится более эффективная работа.

- Вы много внимания уделили улучшению условий работы милиции...

- Мы за это время построили 207  новых участковых пунктов милиции. Начали открывать УПМ в новостройках. Чтобы люди не добирались через весь город в районные отделения милиции, а все было рядом, и писали заявления на местах. В Баткене шикарные казармы построили, с современным спортзалом на 500 сотрудников. На днях будет открытие. В этом году будут много мероприятий в Иссык-Кульской области, для этого мы построили казарму на 200 мест в селе Бостери, чтобы наши сотрудники, которые откомандированы туда для обеспечения безопасности в период туристического сезона и в дни проведение игр кочевников, могли в нормальных условиях ночевать. Там построили уютные казармы, в каждой комнате по 4 человека, штаб, столовая, все удобства. До этого им приходилось ночевать в машинах.

- Строительство домов для сотрудников милиции – это тоже большой прорыв...

- Строительство домов продолжается. Мы в этом году заканчиваем 208-квартирный дом в Бишкеке, 44-квартирный в Токмоке. До осени закончим. Планируется в Оше строить 220-квартирный дом. Тоже деньги выделили, тендер объявили. И так в каждом регионе, в Нарыне, Джалал-Абаде, Иссык-Кульской области будут строиться небольшие дома, на 60-100 квартир. В прошлом году мы построили  более 330 квартир и передали сотрудниками милиции. Это в Бишкеке, в селе Беловодском Чуйской области,  в Баткене и Балыкчи. Чтобы социально поддержать сотрудников. Но о повышении зарплаты пока речи не идет.

- Главной целью своей работы вы ставили изменение отношения населения к милиции. Получилось?

- Недавно независимый опрос был проведен организацией «Эл-пикир», согласно его данным, в 2015 году милиции доверяли около 67,2  процентов населения. 62,6 процента  кыргызстанцев готовы были готовы помочь милиции. Это хорошие показатели. В 2011 году доверие народа милиции составляло всего 14%. Разница существенная. Недавно мы ввели новый критерий оценки, отошли от процентомании, ввели балльную оценку, от количества переходим к качеству. Сейчас говорят, что идет рост преступности. Это не значит, что ситуация ухудшилась. Наоборот, это значит, что люди начали обращаться в милицию, у них появилась надежда, что милиция сможет помочь. Сотрудники регистрируют все заявления, отсюда и рост цифр. Еще пару лет пройдет, и улучшение ситуации будет более заметно.

- Что скажете про нового министра Кашкара Джунушалиева?

- Мы начали с ним работать вплотную с 2010 года. Он был замминистра по наружной службе, был начальником ГУВД Бишкека. Он достойный кадр, начинал с рядового милиционера в городе Фрунзе, дорос до генерала. Милицию знает изнутри. Все реформы и изменения мы начали инициировать с ним, думаю, он продолжит наше дело и доведет до конца. Хотя многие вещи от него не зависят. Многое упирается в финансирование. Если будет финансирование, то все пойдет нормально.

- Какая сумма в идеале нужная для развития милиции?

- Не такая уж и большая. Речь не идет о миллиардах. Но, чтобы полноценно работали все наши нововведения, деньги нужны. Например, для четкой работы патрульной милиции нужно порядка 500 миллионов сомов, чтобы полноценно оснастить штат машинами, видеорегистраторами, формой. Когда мы убирали гаишников и объединяли их с ППС, было много недовольств, и саботаж был. Потому что многие привыкли к коррупции. Мы остановили поток взяток, поэтому и противники пытались исподтишка критиковать. Но сейчас по Бишкеку, Чуйской области и Иссык-Кулю идут колоссальные результаты от новой службы. Эти мобильные группы не только за порядком на дорогах следят, но раскрывают преступления, задерживают преступников. К примеру, горожане перестали жаловаться, что милицию ждут на вызов целый день. Теперь они стали более мобильными. Очень большое будущее у патрульной милиции. Мы разработали новую бонусную систему поощрения их работы, 15% от суммы штрафа получают сотрудники и 10% идет на обеспечение материально-технической базы. Получаются хорошие деньги. За 2015 год мы принесли государству в виде штрафов 300 миллионов сомов. 15% от этой суммы – хорошие деньги. Теперь взятки милиционерам будет брать не выгодно, но если ты хорошо работаешь, то в конце месяца получаешь свой бонус. Это новшество будет введено с 1 июля. До конца года еще отшлифуется. Если эту службу хорошо профинансировать, она оправдает свое предназначение. Ситуация изменится кардинально. Эти видеорегистраторы на груди сотрудников милиции – хорошее подспорье в борьбе с коррупцией. Люди перестали давать взятки, а милиционеры вымогать. Противниками этого нововведения были старые матерые гаишники. Но мы пытались менять их психологию.

- В последнее время у нас появилась кучка людей, которые именуют себя оппозицией. Как силовик, можете сказать, каковы их цели и кто за ними стоит?

- За ними стоят сбежавшие президенты. К такому выводу мы приходим, получая оперативную информацию. Поэтому их сторонники начали так смело выступать в последнее время, критикуют все и вся. Но это несерьезно. Тут нет никакой геополитики. Это попытка реванша двух беглых президентов.

- А есть ли опасность дестабилизации в 2017 году?

- Нет, не думаю. Сейчас народ другой. И милиция никогда не допустит, чтобы ситуация вышла из-под контроля. Не газом будет разгонять или дубинками бить, а проводить профилактическую работу. Везде мы работаем на опережение, я всегда выезжал, с народом встречался. Зачем бояться своих же граждан? Не надо ждать, когда накопится внутреннее недовольство, потом гнев выльется в какие-то беспорядки. Мы сделали хорошую систему, когда местная власть и силовики работают вместе на опережение, ведем разъяснительную работу. Могу сказать одно – за любой дестабилизацией обстановки стоят какие-то силы. Сам народ никогда не будет бузить.

- А межнациональные конфликты?

- Я анализировал все межнациональные конфликты и пришел к выводу, что все они разжигались специально, конкретными людьми. Не бывает такого, чтобы простой народ сам затеял кровопролитие, стихийно. Все стараются мирно жить. Кто-то специально разжигает, преследует какие-то цели. Надо работать, отслеживать ситуацию, не допускать, чтобы мелкие стычки перешли в большой конфликт. У нас есть районы, где могут возникнуть какие-то недовольства, там наши ребята работают. Силовикам реально контролировать эту ситуацию, как только есть вспышка, сразу собирать сельский сход, улаживать ситуацию со старейшинами. Главное – работать.

К примеру, последний митинг заемщиков банков, когда порядка 700 человек вышли к посольству США. По нашим данным за этим стоят определенные силы, которые раскачивают ситуацию, с конкретными задачами. Но ситуацию нельзя выпускать из-под контроля. Надо работать с каждым заемщиком, изучать его ситуацию, кому-то пролонгировать долг, кому-то приостановить проценты. Но ни в коем случае не пускать ситуацию на самотек.

- Турат Акимов вас обвинил в покушении на него. Что скажете?

- Следствие до сих пор идет, осталось еще немного доработать. Я не покушался на него, это я знаю точно. Но за Акимовым тоже кто-то стоит. Вообще в последнее время, начиная с конца прошлого года, когда начался черный пиар в отношении меня, работала конкретная группа из людей, которым я перекрыл кислород. Я могу сказать одно – я работал честно, исполнял закон. У меня совесть чиста. Я посчитал, оказывается, за полтора года поменял 300 с лишним руководителей, кого-то на понижение отправил, кому-то ротацию сделал. И ни одного судебного разбирательства не было из-за незаконного увольнения.

- Еще одно обвинение прозвучало в ваш адрес из уст беглого Жаныша Бакиева. В одном из интервью он обвинил вас в «крышевании» наркотрафика. Какова была цель этого «слива»?

- Я даже близко к наркотрафику никакого отношения не имел. Я 34 года проработал в органах внутренних дел, даже по наркотикам ни одного задержания не проводил. Я раскрывал убийства, ОПГ, другие громкие дела расследовал. Тут принцип, чем нелепее ложь, тем охотнее в нее верят. Сам Жаныш Бакиев возил Камазами наркотики. Чтобы ему никто не мешал, ликвидировал Агентство по контролю за наркотиками, работу ГУБНОН парализовал. И в этот период занимался перевозкой наркотиков. Я же оперативник, у меня была информация об этом. Он обвиняет меня в том, в чем сам хорошо разбирается.

- Еще одно обвинение, которое часто звучит по отношению к вам, это проект «Безопасный город». Почему до сих пор не введен этот проект?

- Да, я блокировал эту программу, потому что она шла по коррупционной схеме. За руку мы не поймали, но предпосылки имелись. К примеру, строительство кольцевой дороги на Иссык-Куле, из-за которой было отставка премьер-министра, была один в один как этот проект. Если бы я его подписал, давно бы СМИ трубили, что я коррупционер. Там большую сумму на откат готовили, об этом все знают.

- Назовите фамилии тех, кто был заинтересован.

- Не буду, ибо, как говорится, не пойман, не вор. Некоторые еще работают, некоторые ушли. По «Безопасному городу» я был в первую очередь заинтересован, чтобы проект заработал. Но 65 миллионов долларов – это слишком большие деньги. Этому проекту красная цена 25 миллионов. Причем в тендере не участвовали самые крупные компании, которые специализируются на подобных проектах и уже десятки городов сделали. Южнокорейская фирма, которая внедряла этот проект в Астане и Алма-Ате, даже к тендеру не была допущена.

- Вы и свой проект не внедрили.

- Нам подарила свой проект молдавская фирма. Мне их коллеги милиционеры помогли. У них такая же ситуация была, четыре раза проводился тендер, тоже была коррупция, скандалы. Поэтому они своими силами сделали в течение 5 лет, деньги у них остались. Я ездил к ним, видел, как работает. Все разработки и сервера на 500 тысяч долларов, они нам подарили. В МВД это внедряется постепенно. Скоро оснастят все перекрестки, светофоры видеокамерами. Будут проектировать совместно с мэрией Бишкека.

- И все-таки я не верю, что вы сами ушли в отставку. Вы настоящий фанат своей профессией, как вы могли на половине остановиться и уйти?

- Нет никакой политики, я сам ушел. Сейчас отдохну, я с 2010 года не был в отпуске. Отдыхал по 2-3 дня. А так, с утра в 6.30 спортзал, а потом до 11-12 ночи на работе. Некоторые думали, что я рисуюсь, до 12 работаю. Но мы даже и за это время многое не успевали. Для того, чтобы на завтра не откладывать, ночами работали. Все так у нас работают, и сейчас такой график. Работы очень много было. Мы около 30 крупных объектов отстроили, каждую стройку я сам контролировал. Со строителями знаете, как тяжело работать! То криво сделают, то схалтурят, то где-то своруют. Поэтому курировал лично. За год и девять месяцев я наездил около ста тысяч километров по стране. Бывал в самых отдаленных местах. Поэтому для начала отдохну, наберусь сил. Но я востребован еще. Надеюсь поработать еще на госслужбе до 2017 года, а потом, может, в политику пойду.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям