Министр здравоохранения Талантбек Батыралиев: «Не контролировать свое здоровье – это непорядочно»

22:50, 23 Апреля

Здоровье граждан – первая забота любой власти. Этот тезис никто не решится вслух оспаривать, но на практике мы видим совсем другие реалии. Поэтому внимание общественности к теме здравоохранения приковано всегда.

Министр здравоохранения КР, кардиолог, доктор медицинских наук, профессор, действительный член Американского Колледжа Кардиологов, дипломированный кардиолог Евросоюза (European Cardıologıst) Талантбек Батыралиев – относительно новый персонаж в политической элите страны. 

Интерес к нему, сделавшему основную карьеру, реализовавшемуся профессионально в дальнем зарубежье и не отягощенному «наследством» в виде гнусных «разборок» на почве коррупции, в последнее время заметно растет. 

В приемной министра в восемь вечера оживленно. Разговора с главой министерства ждут не менее десятка человек, у каждого своя проблема. «И во сколько же Вы заканчиваете рабочий день?» - интересуюсь у Батыралиева. «Сегодня народу мало, скоро закончим. А так и в десять, и в одиннадцать, бывает, еще полно дел», - отвечает министр. Наша беседа вышла необычной и во многом неожиданной.

- Талантбек Абдуллаевич, о чем сейчас у министра здравоохранения больше всего голова болит?

- Самая болезненная тема, большая забота – здоровье женщин и детей. Только у здоровой матери может появиться здоровый ребенок, а дети – это и есть страна. Охрана материнства и детства – безусловный приоритет. 

Три года мы демонстрируем четкое снижение материнской и детской смертности, даже получили награду ЮНИСЕФ по части выполнения планов тысячелетия. Снизили смертность детей до 5 лет. Но никакого повода расслабиться на этом фоне нет. Все эти успехи никак не говорят о том, что работы стало меньше. Положение в этой сфере все еще печальное.

- А что именно так сильно осложняет ситуацию?

- Самая большая проблема – анемия, низкая ответственность будущих родителей по отношению к планированию и рождению ребенка. Именно этому мы обязаны таким количеством осложнений во время родов. Все дело в питании.

- Ну, это социальный аспект. Средств на хорошее питание у кыргызстанцев довольно часто нет, особенно в регионах…

- Не только в этом дело. Это не самое главное. Овощи у нас дешевые, в регионах по селам – копеечные. Но их не едят. Стереотипы питания тут виноваты больше, чем социальные условия. Вы думаете, только у бедных анемия? Абсолютно нет. Такие же показатели у обеспеченных кыргызстанцев. Потому что у нас не принято разнообразно питаться. Если мяса нет – то едят хлеб. И чай. Употребление пищевых добавок и корректировку питания во время беременности по совету врача не считают необходимостью. 

Потом, вы меня, конечно, извините, но на свадьбу собирают деньги, на машину собирают, а на то, чтобы беременная женщина родила здорового ребенка – нет. Тут дело в приоритетах, настрое. Телефоны сейчас у всех есть, в Интернет все выходят, молодые люди – поголовно. И хотя бы поискали в этом Интернете информацию о том, что нужно есть, чтобы женщина хорошо выносила ребенка. Вот телефон у вас разряжается, вы что делаете?

- Как что? Подключаю к зарядному устройству…

- Именно. Потому что необходимость этого для вас очевидна. Все заряжают телефон. Никому не надо объяснять, что это надо делать. А представьте, если бы вся страна ходила на митинги и плакала, так как у них батарейка садится. И требовали бы у государства принять меры и обеспечить людей батарейками – это притом, что достаточно вовремя подключить аппарат к зарядке. Абсурд дичайший, правда? Но у нас довольно много социальных аспектов по такому сценарию развивается – требование есть, а личной ответственности на элементарном, самом простом уровне нет. 

Давайте по-крупному посмотрим, что за необходимости у наших соотечественников на первом месте? Все копят на какие-то статусные вещи, приданое собирают, тои устраивают. Это – приоритеты. А необходимости поддержать здоровье будущей матери не видят, профилактикой своего здоровья не занимаются. Никакой ответственности за будущее ребенка не наблюдаю. 

Это не только беременности касается, но и зачатия. Думать о том, в какой момент родить ребенка, как женщина его выносит, как сделать максимум для матери и дитя в имеющихся условиях, у нас не принято. Ни матери не думают, ни отцы. Нет такой необходимости в головах у граждан нашей страны. Пока она там не появится – вот это все так и будет продолжаться. 

Элементарно на учет к гинекологу не встают, обращений на поздних сроках встречается достаточно много, а то и во время родов – это у нас теперь такая «новая традиция». Результат плачевен.

- У Вас есть соответствующие исследования?

- Мы анализируем ситуацию, безусловно. Ни одного утверждения я просто так, на основе своих размышлений, не делаю. Например, у нас есть женщины, которые, страдая пороком сердца, никогда не обращались к врачам. И вот приходят они на позднем сроке, собираясь уже рожать. Как в таком случае быть с пациенткой? Риск летального исхода при любом решении медиков огромный, а эти женщины только спрашивают: «Ой, а откуда у меня это?». Что делать врачам? Плод может развиваться с какой-то серьезной патологией, но поскольку мать вообще ни разу не обследовалась, ничего сделать уже нельзя. Таких случаев очень много.

- А по сердечно-сосудистым заболеваниям в целом как обстоит дело?

- Плохо. Вы сюда на машине приехали или пешком пришли?

- На машине…

- А когда в последний раз ходили пешком?

- М-м-м-м, когда лифт не работал в офисе, на восьмой этаж ходила. И 26 марта в поход ходила, в горы. 12 километров целых прошла…

- А сейчас уже апрель к концу идет. Сами понимаете, что вашему организму не хватает элементарной физической нагрузки, ваши сосуды и сердце не могут прийти в необходимое состояние. 

И так почти все. Все на машине. В крайнем случае, в маршрутке. Бока-то в ней, возможно, и намнут, но тренировки никакой, это понятно. Такая тенденция – полностью массовая. Поэтому будет рост сердечно-сосудистых заболеваний, и медики тут ничего не сделают.

- А что Вы посоветуете есть, чтобы меньше рисковать?

- Разнообразно питаться. И такой момент: можешь сжечь калории – ешь все, что захочешь. А если чувствуешь, что образ жизни малоподвижный – нужны ограничения. Есть надо то, что организм потратит. И больше двигаться. У нас инфраструктуры нет для прогулок, это тоже печально. Я вот возле своего дома в юго-западной части города попытался вечером как-то погулять. В темноте в яму оступился, едва ногу не сломал. У нас таких ям на тротуарах и темных местечек – пруд пруди. Особо не погуляешь.

- Вы сами профилактические осмотры проходите, физкультурой регулярно занимаетесь?

- Да. И двигаюсь, и хожу, и проверяюсь. На мой взгляд, не совсем порядочно не делать для своего здоровья то, что можно для него сделать. Безответственно. Нездоровый, ослабленный человек ни семье, ни обществу, ни стране никакой пользы принести не может, а может только стать обузой. Надо позаботиться о том, чтобы не стать этой обузой. Конечно, срок и судьбу каждому отпускает Бог. Невозможно полностью определить обстоятельства, в которых мы будем жить, и полностью контролировать свое здоровье. Но то, что в наших руках, не делать непорядочно. Это мое убеждение. Но тем не менее медики занимаются диагностикой и лечением тех, которые все-таки вошли в категорию пациентов. Это наша работа. 

И о гигиене слово скажу. Вот придет скоро сезон, когда больницы будут забиты пациентами с кишечными расстройствами. Но это же элементарно! Руки мой, овощи-фрукты мой, посуду в чистоте держи, просроченных и на жаре полежавших продуктов не ешь – и не будет никаких этого сорта проблем. Почему забота о гигиене не стала до сих пор личным делом каждого гражданина, приоритетом? Почему мы себе это позволяем – сходить в туалет и не вымыть после этого руки? Или сесть за стол с немытыми руками? Где элементарная личная ответственность? 

- С этим туго, да… Как Вы относитесь к деятельности народных целителей, например, горе-лекаря Зейналова, который якобы от рака лечит, а на самом деле по сути убивает людей, еще и деньги за это берет…

- Как я могу к этому относиться? Мы с ним судимся, но мы бессильны. Люди идут к нему сами, деньги несут добровольно, заявления не пишут по итогам его «лечения». И умирают! Благодушию тут не место. Но без поддержки общества все усилия и все реформы провалятся. Ко мне приходили интеллигентнейшие люди и просили за этого «врача». Утверждали, в частности, что он лечит инфаркт. Я говорю: «Медицинские подтверждения есть?» А они мне: «Плевать на подтверждения. Главное – самочувствие». Что мне остается сказать? Бог вам судья.

Конечно, самочувствие и настрой – это важно. Но когда на вере людей в чудо не только деньги зарабатывают, но и эксперименты над живыми людьми ставят, некоторым из них медицина могла бы помочь – это уже за гранью добра и зла. Вот свежий кошмар вам про «лекаря» Зейналова: женщине в домашних условиях, без стерильных инструментов, чуть ли не кухонным грязным ножом оторвали грудь. И она сама на это пошла, и все расписки этому чудовищу написала, в суд идти не с чем.

- Кошмар какой... Что же это за ужас и варварство такое? Откуда такая дикость у людей?

- Этим общество должно переболеть. Никак иначе не получится. Вот мы пытаемся запретить продажу серьезных лекарств без рецептов. И какой протест в обществе! А последствия бесконтрольного приема антибиотиков такие, что уже в набат пора бить. Но нет, общество не поддерживает. Но этим, повторюсь, надо переболеть. Всю эту дикость мы перерастем. Я уверен.

- Вас считают главным борцом с коррупцией в медицине. Врагов Вы себе нажили предостаточно. Выстоите?

- А разве у меня есть выбор? Я знал, на что шел. Моя заработная плата составляет на руки 18 515 сомов. И нет такого человека, который мог бы сказать, что я не то что взятку взял, а хотя бы на охоту или в сауну съездил или курочку покушал у кого-то. Я состоятельный человек, на жизнь заработал, сын у меня в бизнесе, так что я могу себе это позволить. А вот позволить, чтобы у медицины в стране отнимали шанс на развитие, да и на само существование – не могу. 

Вот посмотрите на фото, которые я сам сделал в РЦПЗ (Республиканский центр психического здоровья). Видите (дохлые мухи, жучки, букашки на растрескавшемся подоконнике, облезлый линолеум, сломанные кресла и смрадный мусор в углу впечатляют)? И когда я это опубликовал у себя в соцсетях, руководитель учреждения собрал себе лигу поддержки из влиятельных чиновников, хотя они не знали, о чем идет речь. Все они стали на меня давить. Такого давления очень много, хотя я всего лишь указываю на неприемлемые вещи. 

Я анонимно был в 6-ой поликлинике. Прошел все этажи, туалет везде закрыт на ключ. Как это вообще возможно? На этом свои пять-десять сомов зарабатывает младший персонал. Но так не должно быть! Это неприемлемо! А депутаты вызывают меня и спрашивают: «Эй, у тебя что, кроме туалета и чистых тряпок других проблем нет?». У меня в системе полно проблем. Но то, что можно сделать без дополнительных вложений, надо сделать. Здесь и сейчас, без промедления.

Чистая вода, чистые здания, чистые знания, полученные без взяток, чистые руки – это то, что у нас должно быть. Уже не то что завтра, а прямо сегодня. Без сомнения.

- Говорят, Вы увольняли медсестер, когда работали главным врачом, за одну брезгливую гримасу по отношению к пациенту…

- Было такое. Тяжелые больные очень сильно зависят от отношения персонала. Если человек ни за что не зацепится, он не выздоровеет. Не выживет. Он умрет. А задача врача – не дать ему умереть. И вылечить его, насколько это вообще возможно. Без любви к пациентам нечего делать в профессии.

- Каков приоритет сегодня у Минздрава?

- Как один больной может быть важнее другого? Никак. Но есть то, чему мы уделяем сейчас повышенное внимание. Неотложная помощь. Причем всем. Дети, старики, жертвы ДТП или онкологические больные должны получать неотложную помощь незамедлительно. 

- Медицина должна быть платной или бесплатной – в идеале?

- Сооплата должна быть. Государство должно поддерживать малоимущих, но платные медицинские услуги – это необходимое условие для развития медицины. Мы сейчас отстали лет на 40 по многим отраслям медицины, а некоторые исчезли, например, радиоизотопная диагностика и лечение. Ни специалистов, ни аппаратуры. Надо наверстывать и воссоздать. И учесть, что давно появились новые специальности с развитием новой технологии, в которых нуждается наша медицина.

- Справимся?

- Другого выхода у нас все равно нет.

Беседовала Светлана Бегунова

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям