Михаил Халитов: «В развитии регионов должна быть логика, системность. А у нас какая-то чехарда»

08:41, 19 Октября

Подходит к концу Год развития регионов, объявленный указом президента. Конечно, трудно было ожидать, что за столь короткий период удастся что-то изменить. Однако, как оказалось, за это время государству так и не удалось определиться, в чем заключается развитие регионов. О том, что мешает эффективно развивать регионы, и возможных вариантах решения этой сложной проблемы рассказал нам эксперт по региональному развитию президент Ассоциации «Горный кластер» Михаил Халитов.

- На Ваш взгляд, почему президент решил объявить Год развития регионов?

- Президент хорошо понимает, что уровень жизни на местах настолько низок, что надо что-то делать.

- Но ведь решить проблемы регионов за год нереально?

- Скажем так, даже и за 10 лет нереально решить. Если бы все было так просто, то мы бы сейчас не говорили о развитии регионов. В один прекрасный момент мы прекратили финансирование стандартов жизни населения. Отсюда за 27 лет накопились колоссальные разрывы в финансировании производственной и социальной инфраструктуры регионов.

- Каков разрыв между Бишкеком и регионами?

- У меня такой подробной информации нет. Но разрыв между потребностями в инфраструктуре, ее содержанием и реальным финансированием огромен. Я смотрю и сужу с позиции бизнеса. Ибо общая социальная и производственная инфраструктура - это тоже бизнес-среда. В идеале это благоприятная бизнес-среда и благоприятный инвестиционный климат. Сейчас эту производственную и социальную инфраструктуру создает государство через республиканский бюджет, грантовую помощь и кредиты, по своему усмотрению. А бизнес развивается сам по себе. В результате мы не понимаем, зачем что-то строить там или здесь. На мой взгляд, нужно сочетать планы государства, органов местного самоуправления и бизнеса вокруг проектов, которые реально сделают жизнь людей в регионах лучше. На данный момент отсутствие этой согласованности – одна из самых больших проблем в развитии регионов.

- Что вы имеете в виду?

- Возьмем строительство школ. Сейчас существует диспропорция в загруженности средних учебных заведений на местах. Есть школы, рассчитанные на 800 учеников, а в них занимается под 2000 детей. И наоборот. Как решать этот вопрос, толком никто не знает. Поэтому строим там, где кому-то выгодно, а не там, где это реально нужно. Таких примеров масса: по сельской транспортной инфраструктуре, энергетике, обеспечению питьевой водой, соблюдению санитарии, утилизации мусора. Такой подход тоже негативно сказывается на стандартах жизни. Если деньги и выделяются, то спонтанно и зачастую по политическим мотивам, нежели по практическим соображениям.

Совсем недавно бурно обсуждался вопрос падения ВВП страны. Прирост населения на 1% должен быть сопоставим с ростом ВВП на 3%. В прошлом году прирост населения в Кыргызстане составил порядка 120 тысяч человек. Это 2% от общей массы населения. Значит, рост ВВП должен был составить 6%. Реальный же рост ВВП с учетом «Кумтора» тогда составил 4,5%. Вот вам уже 1,5% разрыва по финансированию стандартов жизни.

- Правильно ли я понял, что у государства сейчас нет ни понимания, ни стратегии, что нужно делать для развития регионов?

- Когда вышел указ президента об объявлении Года развития регионов, правительство Сапара Исакова приступило к разработке неплохого плана по его реализации. Тогда озвучивались очень здравые мысли и подходы.

- Какие, например?

- Для начала надо было определиться, что такое стандарты качества жизни, чем они измеряются и как. Потом все это нужно было сделать предметом заботы государства и местного самоуправления.

- У нас на сегодняшний день таких критериев не существует?

- Нет. Нормативы по стандартам жизни у нас отсутствуют или, по крайней мере, не имеют юридического характера. После принятия норм и нормативов этих стандартов надо было приступать к реализации каких-либо мероприятий, изысканию ресурсов.

- Чтобы более целенаправленно решать проблему развития регионов…

- Да. Как без этого направлять на что-то деньги, если у нас нет понимания, в чем заключается результат развития регионов?

- Проще говоря, поезд выехал из пункта А и не знает, в какой пункт он должен приехать…

- Верно. В менеджменте очень важно работать в направлении поставленных целей. Президент в своем указе эти цели обозначил. Но для того, чтобы их достигнуть, нужно изначально, еще на берегу договориться, что есть результат достижения этих целей. Иначе что и зачем мы делаем? Должна быть логика, системность. А у нас в этом вопросе какая-то чехарда.

- Чем измеряются стандарты жизни?

- Базисом для стандартов жизни является социальная и производственная инфраструктура. Она вполне измерима. Например, есть нормативы на душу населения, сколько и чего должно быть: каких дорог, электроэнергии, тепла, питьевой и поливной воды, спортивных и образовательных учреждений. Или зонирование населенных пунктов: где селить людей, а где делать промышленную зону. Вот это и есть базис стандартов жизни людей. Наличие базиса будет способствовать самореализации граждан. Сейчас, например, стране навязывают, что вовлечение граждан на местах в политическую деятельность намного важнее, чем базис и стандарты жизни. Но, извините, вы для начала удовлетворите первичные потребности людей. А потом говорите о самореализации в политике.

В прошлом году, когда Сооронбай Жээнбеков был премьер-министром, Государственное агентство по делам местного самоуправления смогло доказать, что нужно срочно вводить объективные показатели для контроля деятельности госорганов и местного самоуправления в части развития регионов и выполнения нормативов стандартов жизни. Показатели должны были отражаться в паспортах административно-территориальных единиц или населенных пунктов. Сооронбай Шарипович эту идею поддержал, потому что в паспорте можно было видеть результаты работы правительства и отдельного органа самоуправления в динамике. Это очень важно, так как можно отслеживать эффективность принимаемых мер и корректировать их, а не ждать конца года, когда Нацстатком сообщит в цифрах о провале той или иной политики. В то же время паспорт - это инструмент планирования.

- Еще со времен Акаева государство никак не может определиться с тем, кто должен отвечать за развитие региона – центральная или местная власть. Неоднократно предлагали все отдать муниципалитету. Ему на месте виднее. Как Вы ответили бы на этот вопрос?

- Для меня как для гражданина муниципалитет, акимиат, областная администрация, правительство – это все государство. Если не работает муниципалитет, я ругаю государство в целом. Такова логика простого человека. Вопрос децентрализации и деконцентрации власти для регионального развития, безусловно, актуален. Но, к сожалению, несмотря на решения парламента и правительства по этому вопросу, работа не ведется.

- Децентрализация может привести к решению региональных проблем?

- Нет. Сама по себе децентрализация не может решить проблемы регионов. Указ президента фактически поставил вопрос о формировании стоимости развития регионов. И ее формирует не децентрализация, а предприятия, хозяйствующие субъекты. То есть экономика. И региональное развитие нужно рассматривать с точки зрения эффективности работы предприятий и бизнеса каждого региона. Ведь именно они формируют ту самую стоимость, которая обеспечивает финансирование стандартов жизни населения. Единственная проблема в том, что в этой цепочке есть одно звено – правительство. Оно изымает налоги в центр и потом, может быть, когда-нибудь вернет их регионам. Вся эта процедура сложная и длительная, занимает до трех лет по времени. Я уже упоминал, что из бюджета деньги тратятся в большей степени по политическим мотивам, нежели по объективным показателям. В итоге мы, так сказать, развиваемся, отставая. Движения много, а прогресса нет. А надо говорить о внедрении механизмов опережающего развития.

- За счет чего можно добиться этого опережающего развития?

- Сегодня можно достичь опережающего развития, разрешив предприятиям бизнеса напрямую финансировать развитие инфраструктуры регионов. А для этого нужна правовая база.

- Как это будет выглядеть, по-вашему? Предприятие не будет платить налоги, а сразу же станет вкладывать в инфраструктуру?

- Наоборот, как раз налоги лежат в основе опережающего развития. И речи о каких-то освобождениях или уменьшении налогов не идет. Приведу в пример один из возможных вариантов. Государство разрешает относить на вычеты возведение инфраструктуры, так же как сейчас разрешает относить на вычеты финансирование образования, спорта, культуры. Для этого необходимы определенные условия, чтобы преодолеть коррупционные риски. При таком подходе деньги из региона уходить не будут. Они останутся в новой инфраструктуре и восстановленной старой, а значит, в стандартах жизни граждан и в благоприятной среде для бизнеса.

Вот этот механизм нужно задействовать сейчас. Опережающее развитие начнется тогда, когда идет синхронное финансирование в производство и инфраструктуру. Сейчас же, например, бизнесмену говорят: строй горнолыжную базу, а мы (государство) когда-нибудь построим дорогу к ней. В результате база построена, а дорога – нет. В итоге инвестиции нормально не работают, с населением проблемы. Хотя та же горнолыжная база платит налоги, сумма которых покроет строительство общей инфраструктуры населенного пункта, включая дорогу. Грубо говоря, не можете сами сделать, разрешите это сделать бизнесу.

- Вы же понимаете, что первым против этой инициативы выступит Министерство финансов? Оно ведь теряет рычаги управления…

- Я понимаю, что Министерство финансов заинтересовано все консолидировать у себя. Но в данном случае механизм перераспределения минфином благ, который базируется на решении правительства и парламента, не дает хорошего результата. Если бы при существующем положении дел минфин мог обеспечить финансирование стандартов жизни и возведение инфраструктуры соразмерно потенциалу территории, то мы сейчас не говорили бы о развитии регионов. Нельзя ждать другого результата, если мы будем делать все по-старому, когда одни развиваются за счет других. Нужно что-то менять. И в указе президента об этом говорится. Понятно, что за год мы не успеем все сделать, но можем создать нормативную базу, которая позволит перераспределять блага в пользу регионов и даст возможность регионам развиваться опережающими темпами.

- Где-нибудь есть успешные примеры такого перераспределения благ?

- В России. В 2013 году мы инициировали вопрос опережающего развития на основе кластеров. Правительство того времени поддержало. Но с тех пор поменялось уже 6 кабинетов министров. Последние 2 года вообще нет определенности, будем мы это делать или нет. В России за это время приняли все необходимые документы. В итоге Дальний Восток определен регионом опережающего развития.

Можно привести пример Великобритании. Там ежегодно правительство объявляет, какие объекты оно разрешит бизнесу построить в счет отнесения на налоговые вычеты. И английский бизнес стоит в очереди на право реализации инфраструктурных проектов.

- Насколько разработана идея кластерного развития каждого региона?

- На сегодняшний день имеются концепции кластеров практически для каждой области Кыргызстана. Мы передавали свои предложения по кластерам в аппарат президента. Бизнес готов начать работать с государством по развитию кластеров.

- Какая идея вкладывается в кластеры в Ваших предложениях?

- То, что мы называем кластером, – это совместная деятельность государства, органов местного самоуправления и бизнеса по развитию региона.

- Есть ли вероятность, что предлагаемые Вами решения начнут работать хотя бы в ближайшие 5 лет?

- В проект закона о кластерах заложен принцип – «нормативные правовые акты в обмен на инвестиции».

- А проект такого закона уже есть?

- Он вынесен в парламент как инициатива депутатов, прошел общественные обсуждения и готовится к внесению в профильный комитет. Это первоочередной документ. Его будет достаточно, чтоб начать реализовывать кластеры. Потом нужны будут еще несколько законопроектов, которые закрепят новые механизмы взаимодействия государства, местного самоуправления и бизнеса с целью развития регионов. Если эти документы будут приняты парламентом, то уже в следующем году государство увидит рост капиталовложений в инфраструктуру. Опыт нашей ассоциации показывает, что без закона о кластерах мы так и будем топтаться на месте. Депутаты, правительства, чиновники меняются. Кластеры не могут зависеть от конкретных лиц. Закон защитит интересы и бизнеса, и местного самоуправления, и государства от желаний и мнения отдельных лиц во власти.

- А готово ли местное население по-другому взаимодействовать с бизнесом? Мы все были свидетелями, как люди требовали от «Кумтора» вложений в инфраструктуру. Были такие примеры и с другими крупными и не очень предприятиями…

- По опыту государственной службы я знаю, что все конфликты сводились к тому, что люди в итоге говорили: постройте спортзал, больницу, клуб, еще что-то. Все сводилось к требованиям возведения того или иного инфраструктурного объекта. Инвесторы возводили эти объекты, в большинстве случаев вне рамок правового поля. Но это часть беды. А кто теперь эти объекты содержит? Сколько людей их посещает? Сколько секций, тренеров работает? Зачем бизнес это построил? И сделано ли это в рамках правового поля? Нет. Кого мы обманываем? Вот об этих пробелах и говорит наша ассоциация. Отношения нужно отрегулировать законодательно.

- Я спрашиваю не о законодательной основе, а о ментальности населения. Как с ней работать?

- Если население вовлечено прямо или косвенно в реализацию экономического потенциала своей территории, знает, что напрямую от результатов деятельности предприятий зависит их качество жизни, то маловероятно, что оно будет создавать проблемы инвесторам и государству.

- Год подходит к концу. Что в итоге?

- Надеемся, что к такого рода предложениям прислушаются, и в первую очередь те, кто сегодня отвечает за реализацию указа президента о Годе развития регионов. Раньше начнем - раньше получим результаты на деле, а не на бумаге. Бизнес готов работать совместно с государством по развитию регионов на основе кластеров. Готово ли правительство? Пока, судя по сообщениям в средствах массовой информации о деятельности правительства, не прослеживается разумность принимаемых решений. Отчитаться о реализации указа президента исполнением утвержденного в прошлом году бюджета не получится. Это понимают и парламент, и население. Осталось недолго ждать, чтоб увидеть «результаты».

Александр КУЛИНСКИЙ

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям