Надырбек уулу Канат: «У меня нет высокомерия и звездности…»

11:11, 24 Июля

Премьер Приморской сцены Мариинского театра (г. Владивосток) Надырбек уулу Канат проводит свой отпуск в Бишкеке. За этот месяц он успел не только отдохнуть, но и станцевать на родной сцене театра оперы и балета «Лебединое озеро». О своем пути, новых планах и любви к балету он рассказал нашей газете.

- Почему Вы стали заниматься балетом?

- Туда меня отдал мой дядя Чолпонбек Базарбаев. Мы раньше жили в Балыкчи. Тогда мне было 9 лет. И как-то за ужином он увидел меня, посмотрел мои данные. Попросил меня сесть на шпагат. Я сел с первого раза, потому что до этого занимался карате. И он сразу же сказал моим родителям: «Привозите ребенка в хореографическое училище». В итоге меня взяли. И с тех пор я занимаюсь балетом.

- Получается, Вы не по своему желанию стали заниматься балетом?

- Да, я же не имел понятия, что такое балет. В девять-то лет.

- У Вас не появлялось желания, как, наверное, у каждого среднестатистического ребенка, бросить балет?

- Бывало. Конечно, тяжело было заниматься каждый день по полтора часа. Особенно занятия на станке. Потому что станок – это тяжелый физический труд для ребенка. А в середине уже аллегро. Там прыжки, а это уже интереснее для ребенка.

- В детстве, наверняка, Вы видели, как мальчишки играют в футбол, а Вы в это время должны были заниматься балетом день и ночь…

- Я никогда не занимался балетом день и ночь. Родители давали мне волю, и я мог совмещать занятия балетом и обычную жизнь. В первой половине дня я, как и все дети, ходил в школу. А после обеда я был свободен и занимался, чем хотел. В том числе играл в футбол. Есть дети, которые с утра до вечера занимаются и не видят детства. Это печально.

- Желание бросить было только в детском возрасте?

- Не только. После окончания хореографического училища я работал в нашем театре. Меня не устраивало отношение к артистам, зарплата… Тогда я даже поступил в Политехнический университет на экономиста, отучился. Часто бывали мысли бросить балет…

- Ну а что заставляло Вас возвращаться?

- Не знаю… Друзья, знакомые. И потом, это как наркотик. Хочется выходить на сцену. Тяжело без этого. Тебя притягивают новые постановки. От педагога многое зависит. Иногда ты приходишь на работу очень уставший – тело и мышцы болят. А педагог умеет расшевелить. И ты в процессе начинаешь разминаться, приходишь в форму и потом уже в конце репетиции работаешь на полную катушку.

Еще супруга Чолпонбека Базарбаева Надежда Салчаковна помогла вернуться. Она говорила, что у меня хорошие данные.

- Каковы хорошие данные в Вашем случае?

- Мягкие суставы и мышцы, легкость, длинная шея, ровные руки и ноги, музыкальность, прыжок, вращение. Все должно присутствовать. И у меня это все, к счастью, есть.

- Все эти данные врожденные, или их можно приобрести?

- Врожденное. Это природа дает.

- С каких лет Вы стали исполнять партии?

- Первая моя ведущая партия состоялась на первом курсе Бишкекского хореографического училища. Я с первого курса работал в театре оперы и балета. Тогда я станцевал Петрушку в модерн-постановке французского балетмейстера, которая приезжала к нам и ставила двухактный балет на музыку Стравинского.

- И Вам понравилось?

- Да. И после этого я получаю удовольствие, когда выхожу на сцену. Всегда.

- Вы считаете себя успешным танцовщиком?

- Пока не знаю.

- Одно из самых сложных испытаний в жизни многих людей – это испытание «медными трубами». Как Вы считаете, не обделены ли Вы вниманием зрителей?

- На Приморской сцене Мариинского театра я ощущаю достаточно внимания и руководства, и педагогического состава, и зрителей, и даже коллектива. Например, когда выходишь после спектакля через часа два-три, зрители сидят, ждут, берут автографы. А здесь, когда я работал, такого почти не было. Только самые верные зрители... И я им очень благодарен за это!

- Как изменилось отношение зрителей к Вам во Владивостоке после того, как Вы стали премьером?

- Это накладывает большие обязательства. Ты сам становишься требовательнее к себе. Не даешь себе расслабиться. Я ведь пришел туда в качестве солиста. Потом дорос до ведущего солиста, а через полтора года после прихода в этот театр стал премьером.

- Считаете ли Вы себя звездой?

- Нет.

- А имя Чолпонбека Базарбаева Вас к чему-то обязывает?

- Конечно. Видите ли, он великий человек. Его везде знают. Где бы я ни был, люди вспоминают его с теплотой. Кроме того, я как бы представляю в других странах имя Кыргызстана. Когда узнают, что я окончил местное хореографическое училище, удивляются. И они удивляются, что меня обучили так хорошо, так грамотно. Потому что не знают, что в Кыргызстане есть балет и своя балетная школа.

- Легко было получить статус ведущего солиста, а потом и премьера на Приморской сцене Мариинки?

- Тяжело было. Все мои партии были премьерскими. Но потом я понял, что мешает мне получить статус премьера. Многое зависит от отношения к работе.

- Коллектив легко принял Вас?

- Да. Профессионализм, скорее всего, помог влиться… А по-человечески – у меня нет высокомерия и звездности… Бывают такие солисты, которые, переходя на новый уровень, перестают здороваться, разговаривать. Но это не мой случай. Я сам начинал с кордебалета и вырос до премьера.

- Какие образы Вам нравятся – положительные или отрицательные?

- Более характерные, эмоциональные или лирические. Хотел бы станцевать партию Абдерахмана в «Раймонде», партию Спартака. Эти партии технически и эмоционально сложные. Тут и музыка, и хореография, и история шикарные.

- Вам больше нравится классическая или современная хореография?

- Больше классика, наверное. Я особо не сталкивался с модерном, честно сказать.

- А хотелось бы?

- Конечно. Я бы хотел станцевать хореографию Иржи Килиана. Это мой кумир. Я думаю, он гений.

- Кто из артистов балета является для Вас путеводной звездой?

- Еще когда я жил в Балыкчи, увидел по телевизору интервью Чолпонбека Базарбаева. Тогда же показали одну из партий в его исполнении. Я до этого и не знал, что в балете есть такие акробатические движения. И как ребенка меня это привлекло. А сейчас я больше наблюдаю не столько за техничными, сколько за эмоциональными и грамотными танцовщиками. Сейчас мало грамотных танцовщиков.

- А Вы больше техничный или эмоциональный танцовщик?

- Более эмоциональный.

- Ходит молва, что среди артистов балета существует жесточайшая конкуренция. Это так?

- Можно сказать, да. Скорее, это обычная профессиональная конкуренция, как у вас - у журналистов, у юристов, как в любой профессиональной среде.

- Вы станцевали в Бишкеке «Лебединое озеро». Чувствовали ли Вы какое-то негативное отношение со стороны коллег?

- Нет. Но в любом случае в душе я знаю, что много кто может перейти мне дорогу спокойно, сказать что-то плохое про меня.

- Как Вы к этому относитесь?

- Нормально. Поначалу я злился, даже ходил разбираться: «почему ты так про меня говорил?!», «почему ты так сделал?!». А сейчас уже все. Нет времени разбираться.

- А как на Приморской сцене с этим дело обстоит?

- Я прекрасно знаю, что там тоже есть такие люди.

- Время идет. Рано или поздно Вам придется оставить сцену. Чем думаете заняться?

- Пока у меня есть желание обучать молодых артистов. Например, я приехал сюда, и мне хотелось подсказать что-то нашим артистам.

- И они прислушивались к Вам?

- Да. Мне есть что показать и рассказать нашим артистам.

- Вы сказали «нашим артистам». А вы «наш артист»?

- Да. Я в любом случае наш артист. Я здесь выучился, здесь мои педагоги. Здесь я чувствую себя дома.

- Вы не планируете сюда вернуться?

- У меня большие планы в России. Но я хотел бы совмещать.

- И какие у Вас планы?

- Очень много новых постановок готовится. Хочется также открыть свою школу.

- Владивосток все-таки не центр балетного искусства. Есть ли у Вас перспектива попасть в Москву или Петербург?

- В августе я буду танцевать на основной сцене Мариинки «Жизель», «Корсара», «Спящую красавицу».

- Вы были на гастролях в 50 с лишним странах. На какой сцене Вам больше всего понравилось?

- Больше нравится на азиатских сценах. Там зрители теплее, эмоциональнее.

- Часто говорят, что балет – это не мужское дело. Вы согласны с этим?

- С первого взгляда и по незнанию так можно сказать. Но если ты поработаешь, даже хотя бы поприсутствуешь 2-3 дня и посмотришь, как работают мужчины – артисты балета, тогда поймешь, что это на 100% мужская работа.

- Что бы Вы посоветовали всем тем, кто сегодня стоит перед выбором – пойти или не пойти учиться на танцовщика балета? Какое бы напутствие дали?

- Никогда не сомневайтесь в своих силах и возможностях. Трусость – это самое плохое. Когда ты боишься, ничего не достигнешь. А если не боишься, то вперед!

Беседовал Александр Кулинский

 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям