Олег Хоменок: Я стремлюсь подтолкнуть слушателей своих тренингов думать

07:55, 17 Марта 2016

Медиа-консультант из Киева Олег Хоменок проводил в Бишкеке по приглашению Internews Network и IWPR тренинги на тему «Журналистские расследования». В Бишкеке Олег Хоменок не впервые, был в 2012 году. Обучением молодых (и не очень) журналистов Олег Степанович занимается два десятка лет без малого, кроме того, ведет ряд проектов, поддерживающих журналистов-расследователей и занимается расследованиями сам. Ему есть, о чем рассказать слушателям.

Наша частная беседа коснулась очень широкого круга вопросов: российско-украинского кризиса, рынка СМИ в Кыргызстане, перспектив его изменения, проблем, которые возникают у пишущей-снимающей братии. Предлагаем интервью читателям .

- Олег Степанович, скажите, как изменился наш город за эти три года?

- Вообще-то для вдумчивых прогулок времени маловато. Но если говорить о поверхностном впечатлении – много новых высотных домов и стройки на каждом шагу. С одной стороны это очень хорошо, с другой – не знаю, как у вас развивается рынок недвижимости и что/кто за всеми этими стройками стоит. Это уже ваша, местных журналистов, работа – докопаться и проинформировать общество, что к чему.

В целом люди очень гостеприимные, культурная жизнь богатая. Сходил в филармонию, послушал шикарный концерт старинной музыки эпохи барокко. Музыканты приглашенные, но местные орган и клавесин очень порадовали, звучание настоящее. Джазовые концерты местных музыкантов – уже на уровне клубов – тоже на высоте. Еще был у вас в Историческом музее, бывшем музее Ленина. Тут в другую сторону удивился, получилась своего рода экскурсия в Советский Союз. Экспозиции, посвященные советскому периоду, богаче, обширнее, чем собственно исторические, кыргызские. Все как бы застыло в соцреализме. Интересно, но странно.

Что еще? Хорошая своеобразная кухня, исторически сложившаяся, отражает быт кочевников. В Украине конину не едят, и способы приготовления блюд другие. Впечатлился.

- Вас уже и кониной накормили? Вы к нам отдыхать приезжайте, летом, мы вас еще не тем удивим. А что скажете о самих своих студентах, о журналистах? Как мы работаем, где не дорабатываем?

- У местных журналистов много тем, которые они то ли не хотят, то ли боятся разрабатывать. Такая же особенность характерна для некоторых других небольших медийных рынков, например, для Таджикистана. То есть, все друг друга знают, и всем как-то неудобно. Ложная скромность своего рода, самоцензура. Интерес к расследованиям журналисты проявляют, но не занимаются ими. Кроме всего прочего, медийный рынок бедный, денег мало, ресурсов не хватает. Прибыльным является только развлекательный контент.

- Куда все это будет развиваться, на ваш взгляд?

- С проникновением Интернета к 90 или хотя бы 70 процентам аудитории появится возможность заработать в сети. А журналисты постепенно превратятся в верификаторов, эдаких «проверяльщиков» информации из социальных сетей, потому что репортерская журналистика теряет свои позиции с развитием соцсетей. Журналисты станут формировать поток информации, которая пришла от пользователей и подверглась проверке.

- Аналитика, расследования – эти жанры будут развиваться или маргинализироваться?

- Вообще сейчас во всем мире эти жанры уходят в неприбыльную сферу, которая существует за счет благотворительных и спонсорских средств. Но надо учитывать, что длинные серьезные тексты читают люди, принимающие решения, и средний класс.

- Наш бич – отсутствие коммерческого рекламного рынка, а, следовательно, политическая ангажированность СМИ. Как этот замкнутый круг преодолеть?

- Преодолеете вы свой замкнутый круг. Нужно отделять политическую рекламу от редакционного содержания. И чем заметнее будет водораздел, тем выше доверие аудитории, а это выгодно и редакции, и читателю, и – в конечно счете – рекламодателям. К тому же в Интернете есть тенденции роста контекстной и нативной рекламы, а также спонсорства контента.

- Это что за «звери» такие?

- Сейчас поясню. Контекстная реклама – информация. Которая появляется в окне браузера в зависимости от вашего поведения в сети, точнее, от того, что вы искали раньше или ищете сейчас. Система видит ваши интересы и предлагает вам рекламу, ориентированную на ваши потребности.

Спонсортсво рубрик – это продвижение торговых марок в привязке к конкретной тематике, которую освещает онлайн медиа. Например, производители спортивного инвентаря или фитнесс-клубы могут спонсировать спортивные разделы сайта, а производители или продавцы бытовой техники – потребительские страницы. Банерная реклама, увы, вырабатывает привычку не замечать ее. А вот спонсорство рубрик эффективно.

И нативная реклама – это формирование рекламного месседжа таким образом, чтобы потребитель воспринимал ее как естественный поток информации, полезной ему, причем, в удобном для потребителя формате, в удобное время, и на удобной платформе.

В результате развития и совершенствования современных систем отслеживания поведения пользователей в сети, рекламодатель может видеть, кто именно ходит на сайт и какие страницы просматривает, и, соответственно, разговаривать напрямую со своей аудиторией. И СМИ может предлагать свою аудиторию рекламодателю. Это именно коммерческая, потребительская реклама, новые возможности для развития рынка, я бы сказал.

- А в информационную войну Кыргызстан заметно втянут, как считаете?

- Он, скорее, является полем этой войны, территорией, за которую конкурируют различные силы.

- Россия, Запад, Китай, тюркский мир, исламский радикальный мир… Кто выигрывает-то?

- Я не знаю. Не могу себя, знаете ли, назвать экспертом по Кыргызстану.

- Про вас в СМИ пишут, что вам запрещен въезд в Россию и Белоруссию. Как это произошло, расскажете?

- Почему бы не рассказать? Весной 2012 года меня не пустили в Минск, где был запланирован очередной учебный курс по менеджменту региональных СМИ. Причина была озвучена такая: «Вы в списках лиц, которым запрещен въезд в Беларусь». Никаких пояснений я по сей день не получил. За это время у меня умерла тетя там, в Беларуси. И я не смог быть на ее похоронах. У меня там дед похоронен. Вот как вышло.

В октябре того же года меня не впустили в Калининград, я улетел тем же самолетом, каким и прилетел. Запрос в ФСБ России дал несколько более понятный результат, мне хотя бы ответили: «Запрет наложен на основании ч. 1 ст. 27 ФЗ-114 «О порядке въезда и выезда в РФ» с 25 сентября 2012 года сроком на 5 лет. Согласно этой норме, въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если это необходимо в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения». Истинной причины я не знаю. Можете себе выбрать какую-то из официально перечисленных, какая вам понравится. Никаких административных или уголовных правонарушений на территории России я не совершал, миграционного законодательства также не нарушал. Кстати, между этими двумя случаями прошло, как вы можете заметить, несколько месяцев, за это время я ездил в Россию по своим делам, с въездом не было никаких проблем. А когда собирался в Калининград вести тренинг – сработало.

- Несмотря на то, что моя личная позиция, и как журналиста в том числе – пророссийская, причем, в достаточной степени, а ваша – однозначно нет, я считаю, что тренинг ваш был чисто профессиональный, полезный, и, что называется, совсем не идеологический…

- Я стремлюсь подтолкнуть слушателей своих тренингов думать. Мыслить критически. Проверять информацию. Потому что только так человек может стать по-настоящему свободным. Вас обманывают, настраивают? Ну, так проверяйте информацию, кто же вам не дает? Мои тренинги повышают уровень критического отношения к любой информации. В том числе и той, что я излагаю на тренингах.

- Как вы относитесь к тому, что произошло в Одессе в мае 2014 года, когда сгорел Дом Профсоюзов и мученически погибли полторы сотни человек?

- Как к огромной трагедии, схожей с расстрелом людей в феврале 2014 года в Киеве, и в которой слишком многие были заинтересованы. И в Одессе тогда погибло полсотни человек, хотя масштаба события это не уменьшает.

- Скажите мне, когда это закончится? Смотреть на российско-украинский конфликт очень больно нам всем, жителям постсоветского пространства.

- Это не на один год еще. Конфликт в обозримом будущем не разрешится.

- А как вы настроены по отношению к нынешним украинским властям?

- Очень критично. Общественный запрос на правосудие и справедливость не удовлетворен. До суда не доведено ни одно дело, ни относительно Януковича и его окружения, ни относительно преступлений против мирных граждан. Знаете, почему? У власти осталось очень много «бывших». И коррупционные схемы работают прежние. Кого им сажать, самих себя, что ли?

- Какое-то давление властей нынче ощущаете?

- Иски против проекта, которым я занимаюсь, есть. Журналистов-расследователей не любит ни власть, ни оппозиция, это естественно.

- Как вы живете вообще, ощущая прессинг едва ли не со всех сторон?

- Ищу единомышленников. И нахожу! И мы делаем то, что делаем, чтобы через это моя страна стала чуточку лучше.

Беседовала Светлана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям