Омурбек Текебаев: «Атамбаев способен на поступки. Если референдум не пройдет, он уйдет, как де Голль».

11:42, 29 Октября 2016

На днях в СМИ появился комментарий, который дал отдел информационной политики аппарата президента Кыргызской Республики, где подробно было описано, какие правовые коллизии сопровождали принятие Конституции 2010 года. В комментарии четко было сказано, что ответственность за них лежит на «отце Конституции» Омурбеке Текебаеве. Мы решили выяснить, что думает сам лидер «Ата Мекена» об указанных упущениях и коллизиях.

- Омурбек Чиркешевич, расскажите, пожалуйста, в каких условиях принималась Конституция?

- 7 апреля 2010 года народ сверг антинародный режим Бакиева. Он бежал в Джалал-Абад, в свое родное село. Страна оказалась в состоянии безвластия, начались беспорядки, в различных областях шли захваты не только зданий органов власти, но и предприятий. Произошли разграбления, мародерства. В это время 14 граждан Кыргызстана объявили себя верховной властью – Временным правительством (ВП) - и взяли на себя ответственность за будущее страны. Если вещи называть своими именами, это была узурпация всей власти. Таким образом, я могу констатировать, что на тот момент Временное правительство обладало узурпаторско-диктаторскими полномочиями. Но народ Кыргызстана и мировое сообщество признали власть ВП.

Мы знали незаконность происхождения нашей власти, поэтому и назвали этот орган Временным правительством. И перед народом четко обозначили сроки существования ВП – три месяца. Мы приняли дорожную карту по выходу из сложившейся политической системы. Она состояла из трех задач.

Первое, мы должны были трансформировать политическую систему, провести глубокое реформирование и сформировать законные органы власти.

Второе, восстановить в стране порядок и законность, обеспечить безопасность жизни, здоровью людей и их собственности.

Третье, в переходный период сохранить экономическую стабильность.

Хочу еще раз напомнить, что после апрельской революции ситуация в стране была тяжелейшая. Были непрестанные попытки контрреволюции. В апреле власть ВП на юг полностью не распространялась. Силовые структуры были деморализованы или открыто саботировали наши решения. Были попытки раскачать ситуацию, используя межэтнические конфликты, сначала в Токмаке, Маевке, в Ала-Буке, в разных местах были стычки межнационального характера, которые 10 июня переросли в крупномасштабный кровавый конфликт на юге. Некоторые страны объявили нам не только информационную, но и экономическую блокаду. Отдельные главы государств давали дружеские советы – не менять радикально политическую систему.

- Да, я помню ту ситуацию безвластия. Было сложно что-либо понять, не то чтобы стабилизировать ситуацию.

- Ситуация действительно была сложная. Но ВП определило себе три месяца, в течение которых мы должны были разработать проект новой Конституции, принять ее всенародным голосованием и самораспуститься. Почему мы должны были самораспуститься, когда в стране царил вакуум власти? Потому что предстояли парламентские выборы, и мы обещали народу, что пойдем на парламентские выборы наравне с другими и проведем их честно и прозрачно. Получалось, что мы должны были уйти в июле. Но страну нужно было оставить с законной властью. Поэтому мы предложили модель переходного периода. И время показало, что это было очень удачное изобретение – институт президента переходного периода. Тогда мы не осознавали, какие опасности нас ожидают. Мы не придавали значимости и важности модели, которую разработали. Сегодня, с учетом прожитого опыта, анализируя ситуации в Ливии, Египте, Сирии, Йемене, Украине, можно уверенно сказать, что модель оказалась очень удачной. В будущем, возможно, эта модель послужит в других странах в подобных ситуациях.

- Расскажите подробнее об этой модели.

- Три направления курировали три заместителя председателя ВП. Я отвечал за политическую трансформацию, проведение референдума, в целом за определение порядка формирования легитимных органов власти. Атамбаев отвечал за экономическую стабильность, Бекназаров - за безопасность и восстановление законности. И сегодня так называемый отдел информационной политики аппарата президента, в котором сидят вчерашние работники Акаева и Бакиева, пытается пересмотреть и переоценить ту историю и миссию ВП. Они пытаются принизить роль и значение деятельности ВП, потому что в них живет идея реваншизма.

За период своего существования Временное правительство приняло более 10 декретов и распоряжений по проведению конституционной реформы и референдума. Созвано было Конституционное совещание, в состав которого вошли 75 человек. Туда были включены представители всех ведущих политических партий, общественных организаций, крупных диаспор, общественно-политические деятели. Конституционное совещание было совещательным органом. Сегодня звучат обвинения, что было всего 10 заседаний за время работы Конституционного совещания. Действительно, было не менее 10 пленарных заседаний. Конституционное совещание разделилось на рабочие группы, каждая из них работала над конкретным разделом Конституции. В этой работе принимали участие не только члены Конституционного совещания, но и эксперты-активисты. Причем участвовали не только местные эксперты, но и международные. Работали каждый день до глубокой ночи. Любой желающий мог принимать участие в работе группы. Даже в сложнейшей ситуации работа велась прозрачно и открыто.

- Кстати, была озвучена информация, что всю эту работу оплачивали ПРООН и ОБСЕ. Это так?

- Мы были озабочены не только тем, чтобы узаконить будущую власть, но мы также хотели, чтобы народ проникся доверием. Так как народное доверие - это одна из составных частей легитимности наряду с законностью. Мы организовали Временную центральную комиссию по проведению референдума беспрецедентным образом, во-первых, она создавалась по рекомендациям общественных организаций, НПО и политических партий. Во-вторых, мы предоставили квоты представителям ООН в качестве членов Временной центральной комиссии по проведению референдума с совещательным голосом. И несколько представителей ООН принимали участие в этом качестве. Кроме того, в период работы Конституционного совещания нас консультировали международные эксперты. Естественно, расходы, связанные с работой международных экспертов, международных наблюдателей, членов с совещательным голосом, оплачивались соответствующими международными структурами. Кроме того, ими оплачивалась аренда залов в отеле «Ак-Кеме», так как залы в зданиях парламента и Дома правительства были разгромлены. Таким образом, аренду помещений, публикации в СМИ оплачивал местный офис ПРООН. А все члены Конституционного совещания работали на общественных началах, то есть бесплатно.

- Какой порядок принятия Конституции был предусмотрен?

- Утвержденный Конституционным совещанием проект Конституции был внесен на рассмотрение Временному правительству 18 мая 2010 года. Единственным органом, который мог объявить о проведении референдума, было ВП. Очень многие путают, что Конституционное совещание должно было вынести на всенародный референдум текст Конституции, на самом деле оно просто определяет концепцию и направление и предлагает проект ВП. ВП вносит окончательный текст Конституции на голосование. Естественно, во время обсуждения члены ВП внесли некоторые изменения в текст.

И этот утвержденный ВП текст был вынесен на референдум декретом от 19 мая 2010 года под номером 40. Декрет был подписан председателем Временного правительства Розой Отунбаевой. Этот текст Конституции был опубликован в газете «Эркин-Тоо» 20 мая 2010 года. То есть документ подписан, обнародован, опубликован.

В пункте 6 вышеупомянутого декрета сказано: «Установить, что Конституция КР, принятая на референдуме, обладает высшей юридической силой и какому-либо утверждению не подлежит». Такая же норма присутствует во Временном порядке проведения референдума КР, утвержденном декретом ВП от 21 апреля 2010 года. В положении также говорится, что «принятое решение на референдуме вступает в силу со дня его официального обнародования, опубликования Временной центральной комиссией референдума. Решение, принятое на референдуме, не нуждается в его дополнительном утверждении и действует на всей территории КР».

- Почему вы сделали так, чтобы решение референдума никто не подписывал?

- Дело в том, что тогда отсутствовал легитимный орган власти, и мы, члены ВП, в том числе и Атамбаев, понимали щекотливость ситуации и осознанно приняли решение, что воля народа в подтверждении кем-либо из «самозванцев» не потребуется. В то время не было человека, уполномоченного народом, подписывать такие акты. Но в Конституции 2010 года, принятой тогда на референдуме, мы предусмотрели, что законы, принятые на дальнейших референдумах, подписываются президентом.

- Как вы объясните такую правовую коллизию, что Роза Отунбаева вступила в должность президента Кыргызстана раньше, чем вступила в силу Конституция?

- Давайте разберемся. Многие не понимают исторического значения дела, которое сделала Роза Исаковна. Они не понимают сложность ситуации, в которой работало Временное правительство, они не понимают, какие исторически важные и масштабные вопросы оно решало, и они пытаются найти какие-то зацепки, чтобы дискредитировать Розу Исаковну и в целом работу ВП. По сути вопроса объясняю: в стране не существовало легитимного органа власти. ВП было признано мировым сообществом и населением Кыргызстана, но такое признание долго не могло продлиться. В намеченный срок, к июлю, ВП должно было самораспуститься. Но вместо себя мы решили учредить институт президента переходного периода, наделенного соответствующими полномочиями, обладающего легитимностью. У нас в 2010 году выборов президента не было, не было выдвижения альтернативных кандидатов, не было борьбы политической. Какой безумец в условиях безвластия и хаоса, фактически гражданской войны решится провести выборы президента? Представьте, если бы мы провели выборы, а кто-то из кандидатов проиграл и не признал бы итоги выборов, в стране разразилась бы гражданская война по типу Ливии. Таким образом, еще раз уточню, никаких выборов не было. Розу Исаковну по предложению ВП народ наделил полномочиями президента переходного периода сроком на полтора года.

Роза Отунбаева как президент переходного периода являлась составной частью Конституции, такое положение было предусмотрено в законе КР о введении в действие Конституции, принятом на референдуме вместе с Конституцией 27 июня 2010 года. В законе учрежден институт президента Кыргызстана переходного периода, срок полномочий установлен был до 31 декабря 2011 года. Кроме того, было указано, что президент переходного периода не вправе баллотироваться на должность президента КР на очередных выборах в 2011 году.

И Атамбаев это забыл. Он забыл нашу дорожную карту, нашу модель переходного периода. Закон о введении в действие Конституции является неразрывной составной частью Конституции, она обеспечивает стабильность, преемственность Конституции. Есть соответствующее решение Конституционного суда. Роза Исаковна должна была обеспечить реальное вступление в силу Конституции КР, она должна была обеспечить трансформацию политической системы, образование легитимных органов власти, должна была провести выборы в ЖК, сформировать правительство и провести выборы президента КР. Таким образом, наша Конституция вступала в силу в 4 этапа. Три этапа провела Роза Отунбаева, четвертый этап произойдет в сентябре 2020 года, когда парламент получит право внести изменения в действующую Конституцию. Хочу подчеркнуть, что роль и миссия Розы Исаковны огромная, она выступала как гарант, как механизм введения в действие Конституции КР.

- Объясните, когда же вступила в силу Конституция: 6 июля 2010 года, когда текст был опубликован в газете «Эркин-Тоо», или 1 июля, когда были официально объявлены итоги референдума?

- Согласно статье 5 закона о введении в действие Конституции КР, «Настоящий закон принят референдумом 27 июня 2010 года, вступает в силу со дня официального опубликования итогов референдума по принятию новой Конституции КР».

19-й пункт Временного порядка проведения референдума гласит: «Принятое на референдуме решение вступает в силу со дня его официального опубликования (обнародования) Временной центральной комиссией». 1 июля 2010 года были подведены итоги ВЦК: «Референдум считать состоявшимся, Конституция и закон о введении в действие Конституции Кыргызской Республики приняты». С этого момента Конституция вступала в силу. Опубликование текста Конституции произошло немного позже, 6 июля 2010 года, в газете «Эркин-Тоо».

- Почему Розу Отунбаеву сразу привели к должности 1 июля 2010 года, без официального опубликования, без проведения инаугурации?

- Нельзя забывать, в каких условиях мы тогда жили, в условиях безвластия и хаоса. На тот момент Временное правительство самораспустилось. Нам необходимо было образовать хотя бы один легитимный орган, который вызвал бы доверие у всех реальных политических сил. Поэтому Роза Исаковна отказалась участвовать в будущих президентских выборах, она отказалась участвовать в составе той или иной партии в будущих парламентских выборах, она равноудалилась от всех. Это было одним из условий, предъявленных ВП. Получается, сотрудники аппарата президента Атамбаева забыли историю. Они говорят, что надо было подождать неделю после официального опубликования, потом еще неделю, чтобы организовать торжества на инаугурации. Они вопрошают: «Куда спешила Роза Исаковна?». А я отвечу: «Она спешила спасать страну».

А по поводу спешки добавлю: Роза Отунбаева была наделена полномочиями президента переходного периода до 31 декабря 2011 года. После президентских выборов в 2011 году Атамбаев торопил Розу Исаковну, чтобы она быстрее уступила ему свое место, и провел инаугурацию 1 декабря 2011 года. Он мог бы подождать и до 30 декабря. Поэтому я хочу задать встречный вопрос: «Куда он так спешил?». Ведь в тот период в стране уже был сформирован парламент, было назначено правительство, наступила политическая стабильность. А куда он спешил? Во власть! Роза Исаковна, как великий человек, не цеплялась, ушла досрочно.

- Мы разобрались, когда вступила в силу Конституция. Теперь давайте разберемся, когда же Роза Отунбаева вступила в должность?

- В тот же день, 1 июля 2010 года. Так как момент вступления ее в должность происходит одновременно со вступлением в силу Конституции. И вступление ее также не нуждается в каком-либо подтверждении, как и Конституция. Роза Исаковна, как механизм введения в действие Конституции, как гарант политической трансформации Кыргызстана, является неразрывной частью Конституции. Поэтому, когда нас упрекают в спешке, в том, что какие-то процедуры мы проводили без церемоний, хочу напомнить, что тогда нам было не до церемоний. Это была ситуация сродни военному времени, буквально в полевых условиях она вступила в должность и сразу же начала работать.

- А кто автор всего этого механизма?

- Аппарат президента Атамбаева абсолютно прав: вопросы политической трансформации, разработка и принятие новой Конституции были возложены на меня. Модель переходного периода на полтора года с назначением президентом председателя ВП, определение порядка вступления в силу Конституции в четыре этапа - все это было предложено мной и поддержано ВП. Теперь об этом можно говорить. Ситуация вынуждает меня признаться.

- Какую-то консультацию вы получали от международных экспертов?

- Они больше давали рекомендации технического характера. Кыргызстан в тот период посещали различные международные делегации, председатели различных миссий, но они выражали свои добрые пожелания скорейшей стабилизации политической системы и легитимизации власти. А как реализовать весь механизм, могли знать только местные политики, это было чисто наше кыргызское изобретение.

- Почему полностью на вас были возложены функции по разработке и введению в жизнь новой Конституции?

- У меня был большой опыт, я участвовал почти во всех конституционных реформах с 1993 года. Но всегда выступал против вариантов Акаева и Бакиева, направленных на усиление власти президента и ослабление парламентаризма. Я всегда имел собственное мнение и собственный проект. И в 2008 году на съезде объединенной оппозиции партия «Ата Мекен» предложила новую концепцию политической системы Кыргызской Республики, и этот проект был одобрен и утвержден как общая политическая программа. Под той концепцией подписались все, в том числе и Атамбаев. Поэтому, когда встал вопрос об ответственности, никто даже не задавался вопросом. Этот вопрос был решен еще тогда.

- Но, может, это неплохо, что мы сейчас все это вспоминаем и упорядочиваем наши знания и понимание принятия Конституции. Тогда у нас не было возможности во все это вникать, а сейчас вы рассказываете эти нюансы для истории.

- К сожалению, все, что сделало Временное правительство вместе с Розой Исаковной, не получило должного внимания со стороны общества. Я считаю, что вместо критики 31 августа на центральной площади она должна была получить заслуженное признание и благодарность общества и государства. И таким признанием должно было быть вручение ей звания Героя Кыргызстана. Сегодня щедро раздаются звания и ордена. То, что сделала Роза Исаковна, никто из глав государств никогда не делал. Такого главы государства никогда не было. Она первая женщина-президент не только в Центральной Азии, но и в странах СНГ. Я думаю, что она должна была стать первой женщиной-героем Кыргызстана. Это было бы признанием не только роли Розы Отунбаевой, но и роли женщины в современном Кыргызстане. Напомню один момент: уходя с должности президента, Роза Отунбаева наградила меня и Атамбаева орденом Манаса II степени (такой орден недавно получил сотрудник аппарата президента Сапар Исаков). Награждая нас, она хотела отдать должное, дать заслуженную оценку многолетней борьбе своих соратников против диктатуры, семейного правления, за свободу и демократию, а ее заслуги перед народом Кыргызстана должны были признать и отметить подобающим образом следующие главы государства. Атамбаев, как глава государства, должен был отдать ей должное, дать оценку не только ее деятельности, но и деятельности ВП. За 25-летнюю историю независимого Кыргызстана такого выдающегося политического деятеля, как Роза Исаковна, не было. Атамбаев рядом с Розой Исаковной просто меркнет и как политик, и как человек.

- Ну, я с вами не согласна. По-моему, вы все достойные и яркие политики. Как вы думаете, почему у президента была такая речь 31 августа?

- Не знаю. Сегодня президент публично заявляет: «Кто выступает против поправок в Конституцию, тот выступает против страны». Президент и его окружение не принимают иной взгляд и иное мнение. Они отказывают нам в праве иметь собственное мнение. И попытка отстоять свое мнение расценивается как предательство и преступление. Люди, которые критикуют инициативу президента, становятся объектом гонений и дискредитации, с использованием всего государственного ресурса – информационного и других.

- Вы имеете в виду себя?

- Себя и других. Многие наши партийцы уволены, бизнесменов преследуют, заставляют их отказаться баллотироваться в местные органы власти от нашей партии, иметь дело с партией. Как в старые времена, для этих целей используются силовые структуры. А государственные телеканалы и подручные СМИ распространяют клевету и ложь. Хватило полтора года, чтобы Атамбаев и его приближенные, не скрывая, демонстративно стали пренебрегать Конституцией. Конституционная конструкция сломалась, и страной управляют не по Конституции, а по праву сильного.

- До какой степени будет противостояние сторонников и противников поправок в Конституцию? Эта ситуация, честно говоря, выматывает…

- Сейчас основной причиной и предметом конфронтации служит Конституционная реформа. Рано или поздно вопрос референдума так или иначе разрешится. Атамбаев отказался от своей основной концепции, но ему очень важно провести какие-нибудь изменения. Иначе, как признался Икрам Сатарович, ему придется досрочно уйти.

- Почему?

- Потому что на карту поставлено все. Из-за этих поправок он поругался с бывшими соратниками по Временному правительству, разделил народ, отказался от своей истории. И потеряв все это, остаться ни с чем, это смерти подобно. Атамбаев способен на поступки. Если референдум не пройдет, он уйдет, как де Голль. И его окружение об этом знает, поэтому они идут ва-банк. Но давайте рассуждать спокойно. Ну, пройдет референдум… И что дальше, с чем он останется? Он назло всем хочет провести этот референдум насильно, это приведет его к пирровой победе. Он все потеряет: друзей, соратников, свою героическую историю - и что дальше? Что после 11 декабря изменится? И через несколько лет последствия этих реформ будут отрицательными. О его реформах люди будут вспоминать, как о «реформах» Акаева и Бакиева.

- Лично у меня такое впечатление, что весь сыр-бор вокруг статьи 41 Конституции?

- Это чепуха.

- Тогда в чем смысл этих реформ, на ваш взгляд?

- Атамбаев создал рабочую группу в начале апреля этого года, они вынесли большое экспертное заключение. Я ознакомился с этим документом. Там сказано, что нынешняя Конституция создана по западному образцу, в ней приоритет отдается правам человека, об обязанностях гражданина говорится минимум, а о правах - максимум. И в том же документе говорится, что существование конституционного надзорного органа - Конституционной палаты - является опасностью для страны и государства, соответственно, предлагали ликвидировать этот орган. И Атамбаев решил предложить нечто новое, новую модель государства, как в свое время Каддафи. Но это новое оказалось давно известным старым. В основе его новой модели лежит приоритет прав общества и государства над правами человека. Из всех учебников известно, что это первый признак тоталитаризма. Идеологию определяет правящая клика, что правда, что неправда, указывается правящей партией. Кто против, тот объявляется врагом народа. Что происходит и сегодня: кто не согласен с поправками к Конституции, дискредитируется, подлежит морально-политическому и финансовому уничтожению. Эта модель не просто так появилась, это его убеждение, его сущность. Но под натиском международного сообщества, Венецианской комиссии и местных активистов Атамбаеву пришлось отказаться от этой идеи. Но и оставшаяся часть представляет угрозу для страны

- В чем эта опасность?

- Предлагаемые поправки увеличивают полномочия президента и правительства за счет парламента, увеличивают роль президента за счет судов, уменьшается роль местного самоуправления, судейского местного самоуправления и парламента. Самая главная опасность – уменьшение влияния института конституционного надзора через усложнение принятие решений. Сначала Конституционная палата принимает предварительное решение, через три месяца двумя третями принимает окончательное решение. То есть у президента и парламента будет три месяца на то, чтобы выкрутить руки членами КП, чтобы они не набрали две третьих. Но самая главная опасность – правительство раздвоено. Оно не представляет собой единый институт. Два члена правительства – глава ГКНБ и министр обороны - будут назначаться и освобождаться исключительно президентом. То есть они фактически не подчиняются премьер-министру. Учитывая общую культуру наших политиков, их прагматичный и меркантильный интерес, президент, у которого в прямом подчинении будут силовые структуры, приведет к неразрешимому конфликту, деморализует и дезорганизует работу правительства. Это не мина, а бомба.

- У меня последний вопрос: при каких обстоятельствах вы с Атамбаевым поймете и простите друг друга?

- Ситуация с референдумом рано или поздно разрешится, 11 декабря все будет ясно. Главный предмет спора отойдет на второй план. И, возможно, форма и накал оппонирования изменится.

- Уменьшится или увеличится?

- Я не знаю, в зависимости от ситуации, но изменится. Но я уверен в одном: Атамбаев должен пересмотреть свою оценку роли Временного правительства и президента переходного периода Розы Отунбаевой. Это общепризнанная история, и отрицать или умалять ее невозможно.

Лейла Саралаева 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям