Кыргызча

Салтанат Саматова: «Я верю, Всевышний даст мне шанс подольше побыть с детьми…»

16:22, 21 Августа 2014

Салтанат Саматова: «Я верю, Всевышний даст мне шанс подольше побыть с детьми…»

Мягкий бархатистый голос Салтанат Саматовой обволакивает, ты словно утопаешь в его теплоте, хочется слушать и слушать. Тысячи кыргызстанцев росли, работали, влюблялись, путешествовали под её воркующий говор на радио «Европа плюс». Тысячи кыргызстанцев мечтают пригласить её на своё мероприятие, в качестве тамады, потому что любому торжеству она придаст шик и веселье. А ещё Салтанат талантливо проведёт и концерт, и теле-шоу.

В чём секрет её успеха? О чём мечтает самая популярная ведущая самых грандиозных шоу и мероприятий? И как эта молодая и красивая женщина живёт со страшным диагнозом? Об этом наше интервью с Салтанат.

О кыргызских тоях

- Один известный журналист назвал кыргызский той «бессмысленным и беспощадным» по количеству финансовых затрат, чревоугодия, тостов, танцев и прочих излишеств. Тамада должен контролировать всё мероприятие от начала до конца. Это вообще реально держать под контролем такое эпическое мероприятие как кыргызский той?

- Всё зависит от уровня образованности и интеллигентности гостей. Иногда бывает так, что 400 человек сидят как один, они слушают тебя, буквально ловят каждое твоё слово, живо реагируют на все шутки. А бывает и 50-ю человеками невозможно управлять, если они считают, что они «пупы земли». Но умелый ведущий умеет направить мероприятие в нужное русло, чтобы большую часть внимания было уделено тому мероприятию, ради которого они собрались. Человек воспитанный всегда будет обращать внимание на тех, по чьему приглашению он пришёл, на слова ведущих, будет внимательно слушать артистов.

- А сама ты кыргызские тои любишь?

- Очень люблю. Я провожу мероприятия для самых разных национальностей. У каждого народа есть своя специфика, но кыргызские тои мне особенно нравятся. Здесь чёткий распорядок в зависимости от подачи блюд - первое, второе, бешбармак и обязательно в конце «бата» - «благословение». Самые старейшие и уважаемые представители рода говорят главные пожелания. И люди всегда ждут именно благословения, ради них и организуют все мероприятия.

- Есть что-то, что раздражает на тоях?

- На любом мероприятии это может быть – встречаются какие-то люди, которые ведут себя неадекватно по отношению к окружающим, к артистам, ведущим. Чаще это происходит под влиянием горячительных напитков.  Но я стараюсь относиться к таким людям с улыбкой, с иронией.

- Я тоже писала о кыргызских тоях и пыталась разобраться, что же людей заставляет  тратить огромные деньги на пиршества – попытка самоутвердиться или испытать момент счастья?

- Для каждого это своё – для кого-то способ самовыражения, для кого-то доказательство собственной значимости, для кого-то доказательство того, что он чего-то достиг. У каждого своё понимание проведения семейных торжеств. Для меня, например,  семейное мероприятие это дело интимное, куда я приглашаю самых близких, только тех, кто за тебя по-настоящему порадуется, будет сопереживать. Кто искренне всем сердцем и душой с тобой. Но кто-то готов делить свою радость с сотней и более человек.

- Многие считают, что необходимо чуть ли не законодательно запретить проведение пышных мероприятий. Ты с такой постановкой вопроса согласна?

- Нет. Я не согласна, когда начинают вещать, что тои это разорительно. Каждый человек сам решает – влезать ему в долги или нет. Если захочет он провести на широкую ногу той, он всё равно это сделает. Я лично проводила одну такую свадьбу, где молодожены взяли кредит в банке. Но они всё распланировали, подошли к этому очень цивилизованно, с умом. А не так, чтобы взять кредит, проесть его, а потом лежать перед банком и грозить самосожжением. У каждого человека есть разум, бюджет, план действий. Поэтому если он хочет провести большой той, с размахом, то почему бы и нет? Пусть проводит! Я за тои. Не надо их критиковать. Знаете почему? Они дают возможность заработать огромному количеству людей. Это стилисты, декораторы, флористы, поставщики напитков, кулинары, тамады, артисты, танцовщики. Одним словом это огромное количество людей, которые могут проявить своё мастерство, заработать и кормить свои семьи.

- А бывает так, что ты тамада, а чувствуешь себя чужой на этом празднике жизни?

- Я всеми силами стараюсь стать частью той семьи, которая проводит мероприятие. Родителей называю «папа – мама», детей «братья – сёстры». Некоторые даже думают, что я родственница для этой семьёй. Просто на стадии подготовки я так проникаюсь интересами этой семьи, что начинаю чувствовать родство с этими людьми. Зачастую у нас складываются хорошие отношения и эта семья меня, как добрый талисман, приглашает на рождение внуков, тушоо-той, юбилеи и т.д. Приятно, когда складываются семейно-дружественные отношения. Я стараюсь именно так относиться к работе.

- Выступление на публике, это ведь колоссальная трата энергии. Как ты восстанавливаешься?

- Я прихожу домой, принимаю душ, и всё проходит. Всё остаётся за порогом. Но часто я сама подпитываюсь энергией на мероприятии. Бывают такие позитивные коллективы, где люди ловят твой каждый взгляд, твой каждый жест. Я, чувствую их энергию, получаю наслаждение от общения. Особенно приятно, когда благодарят за мероприятие, когда аксакалы дают благословение. Это очень позитивная энергетика, которая даёт мне силы жить, преодолевать какие-то жизненные проблемы. Я очень ценю эти моменты.

О юбилее Жаныша Бакиева

- После апрельской революции в СМИ появились видеокадры с 50-летнего юбилея Жаныша Бакиева, где ты была тамадой. Многие стали критиковать тебя за это. Что ты можешь ответить этим критикам?

- Я могу сказать, что все власть имущие всегда приглашали на свои мероприятия лучших ведущих. Я и при Акаеве проводила семейные мероприятия президенту и его приближённым. И при Бакиеве проводила какие-то мероприятия. Первые лица государства не приглашают «кого попало». То, что я была востребована, является показателем моей профессиональности.

- А ты тогда осознавала, что Жаныш Бакиев - это самый страшный человек в стране?

- Я абсолютно этого не знала и не осознавала. Я даже сейчас, когда провожу мероприятия никогда не спрашиваю, где работает этот человек, из какой он области, из какого района. Мне это не важно. Я отношусь к торжественному мероприятию как к работе. Юбилей, свадьба, бешик-той – здесь абсолютно не важны регалии тех, кто проводит. Я их никогда не подчёркиваю и всегда пытаюсь клиентам своим сказать, что здесь они не как депутаты или чиновники. Здесь они счастливые родители и родственники. То есть обычные люди.

- На самом мероприятии Жаныша тебе не показалось, что все были запуганы или напряжены?

- Я не заметила никакого напряжения. Все очень хорошо себя чувствовали. Возможно, я не приглядывалась, не вдавалась ни в какие подробности. Я сама очень позитивно отношусь к таким мероприятиям и считаю, что люди приходят с позитивом.

- С тобой со-ведущим был известный российский конферансье Евгений Меньшов. А как он реагировал на этот той Жаныша Бакиева?

- Его совершенно не интересовало, кто это за человек. Его пригласили, он как профи работал. Кстати, на тое выступал и Олег Газманов и какая-то казахская звезда эстрады.

- Когда ты работаешь на мероприятиях подобных vip-персон, у тебя берут какую-то подписку о неразглашении?

- Нет, конечно. Кому это нужно? Никто не говорит, что нельзя рассказывать о мероприятии. Наоборот, многие люди даже хотят, чтобы как можно больше людей узнали, что на их мероприятии был какой-то крутой певец. В последнее время кыргызстанцы могут себе позволить пригласить такие звёздные группы и певцов, как «Лондон бит», Сосо Павлиашвилли, «Маранди», «Аттаван» и другие.

О мечтах детства

- У тебя имя Салтанат, и ты сама звезда торжеств. Случайность ли?

- Видимо мне было предначертано это судьбой. Хотя ничто не предвещало, я была очень закомплексованным ребёнком в школе. Впервые я вышла на сцену на выпускном балу, и все были удивлены, что я одинаково хорошо могу говорить и на кыргызском и на русском. Да и вообще могу говорить. (Смеется. – ред.) Я люблю когда вокруг меня происходит какое-то действо. Я шумный человек в компании друзей. Часто мне намекают, что хорошо было бы помолчать, но молчать я могу максимум 2 минуты. Потом внутри меня что-то взрывается, и я начинаю обо всём высказывать своё мнение.

 - Как тебе удаётся подстраиваться под совершенно разных в интеллектуальном плане людей и быть при этом для всех зажигательной и интересной?

- Это и книги, и психология общения, и прожитые годы. Но я не стараюсь в любой компании быть лучшей или лидером. Я могу и промолчать, посидеть, как будто я ничего не знаю и не в курсе. Но если я захочу раскрыться в какой-то компании, то я так раскроюсь, что меня будут провожать с оркестром!

- Ты помнишь о чём мечтала в детстве, юности?

- Мне всегда хотелось жить хорошо, быть высокой красивой блондинкой. А о карьере в шоу-бизнесе я и не помышляла. В советском детстве и понятия такого не было…

О детях

- Салтанат, ты музыкант по образованию. А своих детей планируешь обучать музыке?

- Да, я закончила музыкальную школу им. Абдраева. Начинала со скрипки, потом стала пианисткой. Я считаю, что музыка в эстетическом плане обогащает внутренний мир ребёнка. Ребёнок, который занимается музыкой, никогда не будет делать плохие дела. У него как будто душа чище. Те, кто занимается музыкой, они совершенно другие. Но я убеждена, что нельзя заставлять заниматься ребёнка чем-то из-под палки. Если захотят, потянется их душа, то я обязательно обучу.

- Но общеизвестен феномен еврейских мамочек, которые умеют заставить своих деток заниматься музыкой. И, как правило, получают прекрасный результат!

- Да, есть такое, но я сужу по себе. Сначала мне нравилось заниматься, а потом я взбунтовалась. Потому что серьёзное занятие любым делом требует много терпения и усидчивости. Это сейчас я понимаю, что надо было заниматься музыкой более упорно, потому что были задатки и я могла бы стать хорошим музыкантом, но меня победила лень. Но то, что я училась музыке, очень помогло мне в жизни, я разбираюсь в классической музыке, владею инструментами. Это очень хороший багаж.

- Что самое главное для тебя в воспитании детей?

- Чтобы они были хорошими, добрыми людьми. Мы с мужем пытаемся привить им такие качества и понимание, что все люди братья, что нужно уважать другого человека, нельзя никого обзывать. Надо читать книги, слушать хорошую музыку, постоянно развиваться, самосовершенствоваться.

- О каком будущем для своих детей ты мечтаешь?

- Хочется, чтобы они жили в мире. Чтобы жили в стране, где уважают людей труда, людей искусства. Мечтаю, чтобы они жили в чистом городе. Иногда, когда я иду по улицам Бишкека, мне хочется плакать - всё кругом заплевано, грязно, убого. Я хочу¸ чтобы мои дети жили в таком городе, в котором я выросла, в милом, тихом, добром Фрунзе. В городе моего детства люди уважали друг друга, переходили улицу в положенном месте, а по вечерам не страшно было гулять по улицам…

О раке

- Какой была твоя самая первая мысль, когда ты узнала о своем диагнозе?

- До сих пор я не верю, что у меня рак. Я очень спокойно к этому отношусь. Люди почему-то к этому относятся со страхом и боятся произнести даже это слово. А я настроена очень позитивно, потому что уверена, что смогу победить болезнь. Всё будет хорошо, потому что всё зависит от настроя. Кроме того, всё зависит, как рано человек начинает лечение. Я совершенно случайно узнала о своей болезни. Все вокруг плакали, рыдали, а я шока никакого не испытала. Как будто всё это происходит не со мной, я словно со стороны наблюдала за этой ситуацией.  За всё время болезни я наверно только один раз заплакала, мне обидно стало за что-то... А так я не озлобилась, не причитала, не проклинала судьбу, не писала завещания.

- То есть никаких симптомов не было?

- Нет. Я стала чувствовать усталость и мне посоветовали сделать томографию, и там на снимке были метастазы. Я ничего не читала про рак специально, не изучала. Одни говорят, что это от сглаза, другие - обида на что-то. А я считаю, что Бог дал, чтобы испытать меня. Всё что нас не убивает, делает нас крепче, сильнее. Значит, я должна это преодолеть и выжить.

- А твоя работа на износ, нервные стрессы могли спровоцировать болезнь?

- Не знаю. Мне сразу начали рекомендовать прочитать различных авторов, то, как кто-то успешно боролся с раком, какие-то ссылки из интернета, литературу. Я не вникала в эти статьи и истории. Я считаю у каждого своя судьба, свой путь излечения.

- В чем ты черпаешь жизненные силы?

- В своем характере. Я никогда не унываю, всегда улыбаюсь. И потом у меня детки маленькие, я не имею права раскисать, и бросить их на произвол судьбы. Любовь близких людей, их вера, даёт мне уверенность, что всё будет хорошо. Поэтому я верю, что Всевышний даст мне шанс побыть подольше с детьми.

О Родине

- У тебя бывает такое чувство, что хорошо было бы переехать в другую страну более развитую, более цивилизованную?

- Нет. Я считаю, что Кыргызстан это лучшая страна. Да, мы переживаем не лучшие времена, когда люди готовы идти по головам, лишь бы заработать. Мы забываем наши замечательные традиции человеколюбия. Люди озлобились. Но я верю, что это такой обратимый процесс, временный сложный период, который нужно пережить. Я верю, что когда дети вырастут, они будут уже по-другому относиться к стране, с уважением, с позитивом. Нам надо преодолеть этот момент.

- Тебе не кажется, что страна у нас какая-то недолюбленная?

- А критиковать всегда легче, чем что-то реальное сделать. Все кто критиковали, рано или поздно оказывались у власти. И что? Кто-то смог что-то изменить или улучшить?.. Поэтому всем недовольным Кыргызстаном я хочу сказать словами моей мамы: «Вот тебе не нравится что-то, ты встань и сделай!» Надо сначала попробовать самому что-то сделать и начать позитивно смотреть на окружающий мир.

- А сама хотела бы пойти в политику, чтобы изменить что-то?

- Нет, политика это не для меня. А вот благотворительность это моё. Я столкнулась с болезнью, я знаю, сколько проблем в этой области, сколько проблем в онкологии. У нас нет препаратов, нет аппаратуры. Когда я освобожусь от своих лечебных процедур, я займусь помощью детям онкобольным. Меня очень огорчает, что по всему городу идут огромные стройки ресторанов, развлекательных центров, элитных домов, но никто не строит больниц. Господа олигархи, ну постройте хоть одну детскую больницу! Детям негде лежать! Мы все, когда у нас заболевают детки, едем в 3-ю детскую больницу, а там из-за переполненности, койки расположены даже в коридорах. В больницах не работают лифты, туалеты, нет ни одной инвалидной коляски… Вот такими социальными проблемами я хотела бы заниматься.

- Когда ты будешь заниматься этой деятельностью, мы все тебя поддержим. Но сейчас люди самоорганизуются и помогают друг другу, собирают деньги на операции. Ты участвуешь в таких акциях?

- Обязательно участвую. Я считаю, что это очень хорошо, когда  можно всем миром решить чью-то проблему. Получается эффективно и быстро. Я за такие акции.

- Что бы ты пожелала кыргызстанцам?

- Я хочу пожелать, чтобы все были живы и здоровы. Это самое важное. Всё остальное мы можем купить, приобрести, украсть, в конце концов. Надо позитивнее смотреть на вещи, радоваться за близких, и за чужих людей. Вот тогда мы снова станем той страной из которой мы когда-то выросли. Такой доброй, дружной, душевной страной!

Лейла Саралаева

Фото Вячеслава Оселедко 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям