Талантбек Батыралиев: “Кто-то должен сломать старую, прогнившую систему здравоохранения и построить новую!”

02:08, 30 Декабря 2017

Со стороны кажется, что мощный вал критики, обрушившийся на нынешнего министра здравоохранения Талантбека Батыралиева, может сломить любого. Но если вникнуть в суть претензий, а также понять, кем и с какой целью идет подогрев общественного мнения, становится ясно – сильный, независимый министр многим не угоден. Этот мужчина возглавил кыргызское здравоохранение в самый критический период, и он прет, как танк, чтобы сломать старую систему, прогнившую насквозь. Самое главное - у него есть четкое видение того, какой должна стать государственная система здравоохранения. Об этом наша беседа.

О хорошем

- Таланбек Абдуллаевич, с каким настроением Вы провожаете 2017 год?

2017 год для здравоохранения и для меня лично был очень успешным. Несмотря на то, что было много критики, сомнений в правильности реформ, в конце года, когда мы подводили итоги с донорами и партнерами, оказалось, что статданные и общественные показатели очень хорошие: снижена материнская и детская смертность, заболеваемость туберкулезом. Это и является доказательством, что мы идем правильным путем. Теперь актуален вопрос о межсекторальном сотрудничестве. То есть другие ведомства должны улучшаться, которые напрямую к здравоохранению не относятся, но косвенно влияют на состояние здоровья населения. Речь идет в первую очередь об инфраструктуре - о качестве больниц, дорог, наличии спортзалов и бассейнов.

В этом году начато строительство нескольких больниц. Расскажите о них подробнее.

- Действительно, со стороны Минздрава в этом году начата реализация ряда прорывных проектов. Стройкой года я могу назвать завершение строительства Кыргызско-турецкой клиники новых технологий. Аналога этой клиники в Центральной Азии нет. Сдача в эксплуатацию происходит с некоторым опозданием, так как внесены кое-какие изменения при оценке реализации, с учетом новых требований. В ближайшее время прибудет госкомиссия со стороны Турецкой Республики, чтобы произвести акт приемки. Происходить он будет поэтапно, контроль и экспертиза каждой системы будут скрупулезными, так как это дар турецкого народа нашим кыргызстанцам. Параллельно будет завезено современное оснащение: мебель, медицинская техника.

Вторая стройка года – строительство городской больницы города Ош на китайский грант. В мае 2018 года стройка будет завершена.

Еще один прорыв: 27 сентября с огромным трудом мы начали строительство перинатального центра, впервые за 25 лет независимости. Он строится на грант германского правительства по лучшим немецким образцам. Остальным больницам предстоит подтягиваться до этого уровня. Центр будет оснащен суперсовременной европейской техникой, тут же немецкие специалисты будут обучать наших врачей.

В рамках этого же германского гранта началось строительство Центра экстренной медицины в Джалал-Абаде. А в ближайшее время начинается строительство первой противотурбекулезной больницы в Бишкеке. 

-У нас же в Бишкеке есть такая больница?

Возможно, в 50-е годы прошлого века здания нынешних больниц и были современными, но на дворе 2018 год. Требования сегодняшнего дня изменились, особенно по противотуберкулезным больницам, по многим санитарным нормам. Главное условие, чтобы сами врачи и медперсонал, а также пациенты с подозрением на туберкулез не заражались при обследовании. К сожалению, у нас такие случаи встречаются. Еще раз повторюсь, что все три больницы строятся в рамках германского гранта на сумму в десять с половиной миллионов евро. Их условие, чтобы мы успешно реализовали запланированные стройки, и тогда они готовы финансировать наши дальнейшие проекты. Сейчас мы выполнили обещания, и на днях премьер-министр Сапар Исаков будет подписывать соглашение, по которому германское правительство выделит дополнительно 10 миллионов 950 тысяч евро в 2018 году на усиление бюджета по охране материнства и детства.

Зачем Германия выделяет такие деньги на наше здравоохранение?

Это бесценная, безвозмездная помощь германского правительства. Кстати, эти проекты были предусмотрены еще в 2006 - 2008 годах, но никто из предыдущих министров по разным причинам не осмеливался начать их реализацию. Возможно, боялись проверок, ответственности, нервотрепки. Причин можно найти массу. Но когда я решился на их реализацию, столкнулся с тем, что потенциал у Минздрава очень низкий. В ходе оптимизации аппарата Минздрава были сокращены многие единицы, которые занимались строительством больниц и специфической инфраструктуры. Поэтому мы все это восстанавливаем заново.

А ремонт онкологического центра на какие средства произведен?

Реконструкция Национального центра онкологии - это личный контроль, вклад и инициатива президента Алмазбека Атамбаева. Первого июня прошлого года президент Атамбаев посетил детское отделение онкологии. После этого он нас собрал и дал задание, чтобы мы одну службу улучшили от и до. Тогда Сапар Исаков, будучи руководителем аппарата президента, включился в этот процесс и оказал огромную помощь. В результате было выделено 220 миллионов сомов из бюджета и президентского фонда, и в короткие сроки произведен капитальный ремонт. Кроме этого, “Кумтор” выделил 7 миллионов долларов на оснащение, еще 3 миллиона долларов ожидаем. Создан общественный фонд поддержки онкологии, через этот фонд будем закупать аппаратуру. Необходимо приобрести самую суперсовременную, брендовую и качественную аппаратуру.

А что запланировано на следующий год?

На следующий год у нас отличная новость: я только завершил переговоры с Исламским фондом развития о строительстве на территории 3-й детской больницы современной детской больницы на 10 тысяч квадратных метров, на более 600 мест. Король Саудовской Аравии уже подписал указ о выделении средств. Это будет суперсовременное здание, с отличным климат-контролем, новейшим оборудованием, техническим обслуживанием, мебелью. Там будет все предусмотрено не только для удобства пациентов, но и для родственников.

Обычно как у нас происходит? Привезут больного на операцию родственники, и все время операции сидят либо на улице, либо в машине. А если мороз на улице, сидят со включенным мотором. А что делать? Негде сидеть. Я считаю, что очень важно думать о родных и близких пациента, чтобы им было кофмортно при посещении больного, при ожидании, пока делают операцию.

Вот с такими результатами мы завершаем год. Поэтому 2017 год для Минздрава очень успешный.

О плохом

- Теперь давайте поговорим о плохом. Минздрав уже второй месяц сотрясают слухи и сплетни о том, что министр Батыралиев допустил нарушения и злоупотребления. Давайте несколько пунктов разберем. В коллективном письме пишут, что вы уволили 120 руководителей Минздрава. Кто ж теперь руководить будет?

Да, это так. Но начнем с того, что они не уволены, а с ними я как работодатель не продлил контракт - по городу Бишкек. А другие руководители региональных лечебных учреждений пока исполняют обязанности. Причина в том, что некоторые из этих руководителей медицинских учреждений допустили финансовые нарушения и хищения, их деятельность проверяют правоохранительные органы. 

А что можно присвоить в больнице? Тем более у больных людей?

Представьте себе, мы обнаружили в некоторых лечебных учреждениях фиктивные поставки лекарств на огромные суммы. Например, в одном только роддоме №4 выявили фиктивных поставок на17 миллионов сомов. То есть деньги из бюджета тратились, а лекарств никаких не поступало. Или взять поликлинику №18 – 9 с половиной миллионов сомов хищений, включая Соцфонд. В Араванском, Кара-Суйском районах в медучреждениях были допущены хищения. Прикажете награждать таких руководителей? Как только поступила информация, я потребовал, чтобы разобрались, кто допустил. И самое любопытное, когда мы это выявили, руководители делают вид, как будто они ни при чем. Но я считаю, что руководителю, допустившему хищения, не место в нашей системе. Я однозначно скажу, что и дальше продолжу увольнения, если бюджетные средства будут тратиться не по назначению. 

То есть по всем 120 руководителям Вы можете объяснить причину?

Конечно. Из этого числа есть и те, кто сам ушел по возрасту, но большинство допустили серьезные финансовые нарушения. 

Вас даже обвинили в эйджизме, за то, что Вы уволили пожилых сотрудников.

Не возраст главная проблема, а именно нарушения и неэффективность управления. Представьте себе, человек 30 лет сидит в руководстве системы, а система не меняется в лучшую сторону, а наоборот, ухудшается и ветшает, при этом теряется в огромном количестве инсулин. Как такое возможно? Это головное учреждение! Как руководство могло допустить такое и не создать систему перевозок с соблюдением температурных режимов?! Поэтому я с такими “работниками” контракт не продлил. Я считаю, какой бы великий ни был главврач, на руководящем посту больше двух сроков не должен быть.

Почему?

Человеку свойственно со временем прирастать к насиженному месту, “бронзоветь”, появляются различные соблазны. Поэтому, чтобы человек был эффективным, он должен успеть реализовать все лучшее, новаторское за один-два срока, дальше пусть остается хорошим профессионалом в своей сфере, приносит пользу как лечащий врач. Но опять же, хочу подчеркнуть, я никого не увольнял. Я как работодатель воспользовался своим правом и не продлил контракт с теми сотрудниками, которые недостаточно эффективны на руководящих должностях. Они просто переведены на исполняющие должности. А если есть факты финансовых нарушений, таких как в ЦСМ №18, Карасуу и Араван, я с такими не буду работать, что бы ни произошло. 

Раз это Ваше право как работодателя продлевать или нет контракт, почему они воспринимают этот факт, как будто Вы посягнули на их личную собственность? Больницы ведь это не частная лавочка!

Все шесть руководителей ЦСМ Бишкека сначала не верили, что я смогу пойти на такой серьезный шаг, хотели митинговать, бастовать, саботировать, чтобы отменить приказ министра. Но приказ министра не отменяется. С шестью руководителями медучреждений  я расторг контракт, не согласны, пусть обращаются в суд. С остальными до конкурса продлил контракт. 

-А что за конкурс и когда будет?

Мы сейчас создаем комиссию, решаем, как сделать широкий, прозрачный конкурс на посты руководителей лечебных учреждений, с участием специалистов, НПО и СМИ. 

На Ваш взгляд, какими качествами должен обладать главный врач или руководитель лечебного учреждения?

Главврач должен быть хорошим менеджером. Хорошим хирург, хорошим терапевтом, хороший специалистом быть недостаточно. Но у нас ошибочно считают, если он кандидат или доктор наук, или сильный, признанный специалист, он может стать хорошим руководителем. Это не так. Талантливые врачи с утра до вечера операции делают, больных смотрят и совсем не занимаются организационной работой. Зачем тогда они занимают эти должности? Кто будет решать насущные вопросы, заниматься нуждами целого учреждения, слушать жалобы, улучшать условия, вводить новаторство? 

А есть положительные примеры руководителей больниц?

Такие руководители есть. Например, главврачи Иссык-Кульской областной больницы, Наукатской и Ноокенской районных больниц. Этих руководителей можно в любое время дня и ночи найти на рабочем месте. В Наукате больница, как будто цветочный сад, цветы благоухают, деревья побелены, дорожки чистые, и в таких условиях, естественно, и больные выздоравливают. Это заслуга главврача Асамедина Марипова. Ремонт у него всегда вовремя заканчивается, если есть проблема, он по телефону меня теребит, просит помощи, требует, добивается. Человек работает, и это видно! У него в подвальном помещении лучше, чем в некоторых столичных больницах приемные.

То есть все зависит от менеджерских способностей руководителя. Есть в Аксуйском районе женская психоневрологическая больница, главврач Нарынкуль Усенбаева. Эта больница просто сказка! Они с участием пациентов используют новаторство, камни разрисовывают, дорожки украшают, цветы выращивают. Отмечу еще одного главврача Иссык-Кульской областной больницы Маанаева. Пока мы, головной офис Минздрава, только думаем вводить цифровую медицину, у него уже врачи на компьютерах работают. Недавно он попросил профинансировать покупку планшетов для врачей. Это ведь большой прогресс!

А у всех главврачей одинаковое финансирование?

Да, фактически мы всем выделяем одинаковый бюджет. Получается, одни главврачи с таким же бюджетом в больницах прекрасные условия создают, делают ремонт, оборудование новое закупают, а другие все деньги на зарплаты пускают. Плюс, вместо того, чтобы молодых специалистов нанимать, они свободные вакансии между собой делят и зарплату прикарманивают. Либо деньги себе в виде премий выписывают.

Поймите, по республике больницы везде одинаково старые, но кто-то может работать эффективно, а кто-то не может. В идеальном состоянии Таласская областная больница. Но главврач Шаршенбек Джумашалиев добровольно ушел с поста, сказал, что новые требования электронного здравоохранения не сможет осилить в короткие сроки. Поэтому честно оставил свой пост более продвинутому в техническом плане специалисту.

-Значит, есть позитивные примеры работы без хищений и злоупотреблений? И свет клином не сошелся на этих уволенных 120 руководителях медучреждений?

Я скажу больше: если нарушения продолжатся, этот список будет и дальше увеличиваться, если обнаружим новые факты хищений. 

Еще одно обвинение в том, что средства Глобального фонда в 23 миллиона долларов не поступят в Кыргызстан по Вашей вине. О чем речь?

-Это совершенно пустое обвинение. Мы хотим и будем сами контролировать все грантовые деньги, которые поступают в Кыргызстан. Я убежден, что все грантовые средства, поступающие в Кыргызстан, должны быть использованы эффективно и по назначению. К великому сожалению, 48% денег, поступающих от Глобального фонда на борьбу с ВИЧ СПИДом и туберкулезом, идут субполучателям, которыми являются НПО. Финансовый аудит их деятельности делает ПРООН. Минздрав не имеет права проверять у них финансовый отчет, насколько эффективно используются эти средства. У нас была группа реализации проектов. Изначально, мне кажется, был сговор, этот проект не смог реализовать себя, и часть денег субполучатели вернули в ПРООН. Поэтому мы хотим изменить отношения, чтобы любые средства были под контролем государства. Деятельность любых организаций, занимающихся здоровьем граждан, должна быть под контролем Минздрава.

То есть Вы считаете, что там могли быть нарушения?

Я начал вникать в работу НПО, которые финансируются Глобальным фондом, начал задавать вопросы. Первый сигнал получил о том, что несколько лет назад один из руководителей Национального центра фтизиатрии использовал 120 тысяч долларов не по назначению. И мы обязались их выплатить за счет получаемых грантов. Но тогда мы потребовали проверять их деятельность. Все решения по грантам принимаются Страновым комитетом, который до 40 процентов может состоять из НПО. Но у нас сейчас в этом комитете НПО до 61%, причем это сами же получатели грантов! Не является ли это настоящим конфликтом интересов?! Как это могли допустить? Поэтому я потребовал, чтобы работа этих НПО была прозрачной. Могу привести один из примеров: НПО на психологическую помощь больным ВИЧ-СПИДОМ потратили 300 тысяч долларов. А эффективность какая? Я имею право знать эффективность как министр?

Это же огромные деньги!

Разве я прошу что-то незаконное?! Я требую, чтобы они отчитывались и по деятельности, и по закупкам. Они не хотят отчитываться. Поэтому большая вероятность в том, что еще одна сторона, заинтересованная в моей отставке, это НПО, интересы которых я затронул. Но я считаю, что Минздрав обязан и имеет полное право контролировать любую организацию вне зависимости от форм собственности, которая работает в области здравоохранения. Кроме того, любые грантовые деньги, поступающие в нашу страну, это деньги Кыргызстана. И они должны тратиться эффективно и прозрачно. От этого я не отступлюсь.

Да, серьезную проблему Вы задели в деятельности  НПО!

Но это еще не все. Я знаю, что сопротивление идет и от фармкомпаний, которые занимаются закупкой и поставками контрафактных медицинских препаратов. А эти  еще сильнее, они тоже лоббируют мою отставку. По нашей инициативе Департамент лекарственного обеспечения возглавила специалист из финансовой разведки, она выясняет, откуда и куда идут финансовые потоки от продажи лекарственных препаратов. По данным экспертов, в Кыргызстане в фармбизнесе крутятся 80-100 миллиардов сомов. А через таможню проходят лекарственные препараты всего на 13 миллиардов сомов. То есть остальные проходят без учета.

И никто не знает, качественные ли это лекарства?

Приведу небольшой пример. Как-то с кыргызскими чиновниками мы ездили в командировку в Женеву. Три часа гуляли по городу, обошли его вдоль и поперек и за это время только три аптеки увидели. А у нас по Московской расположено несколько десятков аптек! Мы людей якобы доступными лекарственными средствами губим. Мы людей научили есть горстями лекарства, и делают они это без назначения и контроля врачей. Сейчас любые мои решения по ограничению продажи лекарств население не понимает и не принимает, потому что привыкли при любом чихе глотать антибиотик. Поэтому и воспринимают в штыки решение Минздрава о запрете продажи антибиотиков без рецепта врача. Но антибиотики, при приеме без показаний и без контроля врача очень вредны для человеческого организма! 

Вы думаете, этот бесконтрольный поток лекарств можно остановить?

А кто должен это сделать? Кто должен бороться с таким отношением? Я неподкупный. Моя зарплата министра – 18 тысяч сомов. На бензин государством дается 500 литров в месяц. У меня столько на одну поездку по Нарынской области уходит. Я человек небедный, сам могу и бензин залить, и в любой регион съездить. А придет на мое место другой, будет выпрашивать деньги на бензин у фирм и компаний. А взамен услуга. Так и будет зависеть. А меня подкупить не могут. Я финансово не зависим ни от кого. Ни один не может сказать, что за какую-то услугу он мне что-то дал. Или подарил конверт на день рождения. Я, возможно, сухой человек. У меня нет ни хобби, ни увлечений, только работа. 

Но зато Вы умеете привлекать инвестиции!

Вы знаете, мне сейчас очень трудно. Мало единомышленников. К примеру, после встречи с арабами, когда они пообещали инвестиции на строительство детской больницы, я был такой счастливый. Но у большинства сотрудников Минздрава я не увидел никакой радости, никакого стимула. Они привыкли изо дня в день с утра до вечера только ныть и ничего не делать, чтобы что-то изменить. А я 25 лет жил и работал за границей, в другой системе, которая давным-давно ушла вперед. Я был шокирован, узнав, что ни один наш врач, у кого есть деньги, в Кыргызстане не лечится. Вот представьте, за рубежом каждый уважающий себя врач, если он добросовестно работает, развивает свое лечебное учреждение, он лечится у своих коллег в стенах своей больницы, потому что доверяет. Это показатель. Его не измеришь в процентах. А наши врачи сами не доверяют своим лечебным заведениям, в которых работают! А простому смертному как быть?! Вывод какой? Нам надо строить любой ценой новые и новые больницы, работающие по современным технологиям, чтобы они отвечали трем требованиям. Первое, больницы должны быть удобными для пациента. Чтобы лежал он в чистой просторной палате на удобной кровати. Чтобы туалет был комфортным. А не так, как сейчас, когда люди лежат в коридорах, на старых железных кроватях с панцирной сеткой, а туалеты у нас в самом ужасающем состоянии. 

Второе, больницы должны стать удобными для родных и близких пациента, которые приходят навестить его, ухаживают за больным или ждут, пока делают операцию. Сейчас, если привезли жители отдаленного района своего родственника в больницу, пока его лечат, где они должны находиться? Как в прежние времена, у родных в столице не очень разживешься. Поэтому по возможности мы организуем строительство небольших отелей при больницах, где могут разместиться родственники пациентов. Это элементарные удобства. 

А третье, удобно должно быть государству управлять, чтобы деньги налогоплательщиков, выделенные через бюджет, тратились эффективно и по назначению. Видите, какие у меня планы и задачи. И после этого меня кто-то полюбит?

Ну, как минимум, уважать должны!

Все, что я делаю сегодня, я делаю с мыслью, что на месте пациента может оказаться мой родной человек или близкий. Да и я сам. Я все эти решения через себя пропускаю. Особенно представляю, что ощущают тяжелобольные пациенты, когда едут на лечение за рубеж: чужой воздух, чужая страна, чужой быт. Поэтому уверен, что лечиться надо только у себя на родине. Как говорится, дома и стены помогают. 

Поэтому мы стоим на грани перехода, когда уже ломается старая система здравоохранения. Когда Атамбаев меня назначал на эту должность, он жестко спросил: “Хватит смелости сломать эту систему?” Я сказал, что хватит. “Ну тогда потом не жалуйся!”. Вот я с тех пор уже четвертый год работаю и не жалуюсь, ломаю эту систему. И продолжу до тех пор, пока доверяют руководство правительства и страны, а также при наличии политической поддержки парламента. Все крупные проекты были реализованы при  поддержке  Алмазбека Атамбаева, особенно по онкологии.

Но самое главное, я знаю, как строить, как привлекать инвестиции, как организовывать, проекты составлять. И те силы, которые сплотились против меня сегодня, просто боятся этих изменений, боятся, что не смогут вписаться в реалии новой, суперсовременной, прозрачной медицины. Я уверен, если сегодня преломлю их сопротивление, следующий год у нас будет еще более прорывным, и здравоохранение выйдет на совершенно новый уровень с помощью Агентства по привлечении инвестиций, с которым уже работаем по ряду проектов по модернизации медицинских учреждений. И большие надежды я связываю с программой “Таза Коом”, надеюсь, что многие наши проблемы найдут свое решение. 

Интервью вела Лейла Саралаева

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям