Кыргызча

Темир Сариев: «Не держу обид на людей. Всегда смотрю вперед, а не назад»

16:34, 23 Декабря 2016

Следующий год для Кыргызстана станет судьбоносным, в 2017 году грядут президентские выборы. Наша редакция начинает знакомить своих читателей с наиболее яркими претендентами на этот высший государственный пост.

Номером 1 в нашем списке является Темир Сариев. 53-летний опытный политик, имеет богатую биографию - он был как в оппозиции, так и во власти, причем и в законодательной, и в исполнительной ветвях. Последняя должность – премьер-министр Кыргызстана. Проработав чуть меньше года, был вынужден уйти в отставку после инцидента, раздутого вокруг ремонта автодороги. Впоследствии все подозрения в причастности Сариева к тендеру были сняты. А депутат Исаев, поднимавший этот вопрос в парламенте, принес свои извинения.

Сегодня Темир Аргембаевич активно готовится к президентским выборам вместе со своими однопартийцами из «Ак-Шумкара». Мы поговорили с Сариевым о прошлом и настоящем нашей страны.

- Темир Аргембаевич, как Вы думаете, обретение Кыргызстаном независимости 25 лет назад было благом или злом?

- К сожалению, у Кыргызстана не было истории и практики в классическом понимании государственности. Институты нашей власти начали формироваться после Октябрьской революции, когда в 1924 году мы были Кара-Кыргызской автономной областью в составе Российской Федерации, а в 1936 году мы стали самостоятельной республикой. Вот тогда и были созданы первые институты власти.

Получение независимости после развала СССР для всех было шоком. С одной стороны, мы радовались этой независимости, так как стали самостоятельным государством, стали членами ООН, нас признали все государства. Но внутреннего содержания еще было мало. И мы больше ориентировались на советский опыт построения государственных институтов. Получилось так, что поколение людей, которое большую часть жизни прожило при Советском Союзе, стало осознанными участниками формирования политики независимости. Поэтому я считаю, что несмотря на все трудности, которые нам удалось пережить, и ошибки, которые были совершены, независимость стала для нас благом. Изменилось очень многое, и прежде всего психология людей. Мы начали проводить робкую, но самостоятельную политику.

- Чем Вы занимались к моменту обретения независимости?

- Когда началась перестройка, мне было 26 лет. До этого я работал на Аламединской меховой фабрике экспедитором, экономистом, потом старшим экономистом. Там я вступил в компартию. Тогда активных людей приглашали работать в райком комсомола, и мне довелось там поработать. Позже пригласили в райком коммунистической партии. Потом я поработал еще и зампредседателя райисполкома. По сегодняшним меркам, я работал замакима, руководителем аппарата. А в 1991 году я ушел в бизнес, был создателем первой товарно-сырьевой биржи в Кыргызстане. Это было неординарное, смелое решение, некий юношеский задор, захотел проверить себя на новой стезе.

- Откуда у Вас появилась эта идея?

- В то время в Москве начали создавать подобные биржи. А мне идею подкинул Александр Штейнбах, руководитель Ассоциации бизнесменов Аламедина. Он часто приходил ко мне в райисполком и предложил эту идею. После этого мы разработали устав, получили учредительные документы, и я ушел из госслужбы. Мне предстояло создать с нуля эту биржу, найти людей, организовать биржевые торги.

Многие были очень удивлены моим решением, так как у меня были отличные перспективы вырасти по карьерной лестнице. Но я ушел. Мне интуиция подсказывала, что наступило время новых возможностей. В результате эта биржа стала самой крупной в Кыргызстане за несколько лет, сыграла очень важную роль, когда развалились товарно-хозяйственные связи между фабриками и заводами. И с 1991 по 2000 год я был в бизнесе.

- Получается, Вы стояли у самых истоков зарождения в Кыргызстане бизнес-элиты?

- Да, в 1991 году мы начали выстраивать бизнес-среду, совершенно новую сферу для нашего общества. Это было зарождение нового класса предпринимателей, собственников. Всему нам предстояло научиться, нарабатывать опыт, продвигать рыночную экономику на деле, внедрять частную собственность.

- Многие говорят, что тогда было легче начать бизнес, потому что сферы были свободные. А как Вы считаете, тогда было легче или сейчас?

- У каждого времени есть свои плюсы и минусы. Когда все ниши свободны, но нет опыта и ресурсов, это тоже очень сложно. Сегодня есть очень большая конкуренция, но есть огромный опыт. Люди точно знают, чего нельзя делать или как лучше сделать. Есть много школ бизнеса, проводятся сотни тренингов, есть опытные бизнес-тренеры, которые могут подсказать. Кроме того, много материалов есть в свободном доступе в Интернете. Тогда, чтобы найти ответы на вопросы, надо было сидеть в библиотеке, в учебниках рыться, а сейчас достаточно задать вопрос в Google, и готов ответ по разным странам и по разным ситуациям. Поэтому заниматься бизнесом и тогда было сложно, и сегодня непросто. Но, с другой стороны, тогда было еще много недоверия. Было неправильное восприятие бизнеса со стороны определенных слоев населения. И не было уверенности, что завтра у тебя не заберут твое дело. Сегодня, наоборот, ясно, что только этот путь ведет к успеху и благополучию. А тогда даже представители правительства, министерств и ведомств не понимали, чем мы занимаемся. Люди во власти были очень ограничены в своем понимании бизнеса, был даже страх.

- У Вас наверняка есть свои секреты успешного бизнеса. Поделитесь с нашими читателями.

- Во-первых, у начинающего бизнесмена должна быть четкая цель, он должен ясно представлять чего хочет. Во-вторых, человек должен каждый день проявлять твердость своего характера, настойчивость и даже жесткость. Нужно быть готовым к тому, что регулярно будут возникать трудности и проблемы, но успешный бизнесмен не должен сворачивать с намеченного пути. А в-третьих, знания. Человек должен постоянно учиться, потому что без знаний невозможно двигаться вперед ни в одной сфере.

- Когда Вы начали делать первые шаги в политике?

- В 1995 году я впервые попробовал поучаствовать в выборах в Жогорку Кенеш, тогда парламент был двухпалатным. Я баллотировался в СНП. Набрал хорошее количество голосов, но оказался третьим после опытных политиков  М.Шеримкулова и К.Кудайбергенова. Несмотря на это, я продолжил работать в округах и в 2000-ом году уже с первого тура прошел в парламент. Этот момент можно считать началом профессионального занятия политикой.  

- И политика тоже была совершенно новой стезей для кыргызстанцев. Где Вы учились, как себя вести в большой политике?

- Все пришло через личный опыт, мы все события пропускали через себя. И, конечно, общение. Участвуя в 1995 году в выборах, я набрался опыта публичных выступлений, научился излагать сжато свои мысли, аргументировать свою точку зрения, защищаться. А настоящей академией политики для меня стал парламент. Тем более в то время, когда парламент был очень сильным.

- Общение с какими политиками наложило отпечаток на Вас?

- В разные моменты это были разные люди. Мне импонировала глубина знаний экономики Турдакуна Усубалиева. Он досконально знал народное хозяйство Кыргызской Республики, обладал феноменальной памятью и до мельчайших подробностей знал особенность каждой сферы экономики нашей страны. По человеческим качествам у меня большое уважение вызывал Абсамат Масалиев. Он подкупал своей чистотой, простотой и патриотичностью.

- Если посмотреть на все события 25-летней истории Кыргызстана, какие события Вы назвали бы ключевыми?

- Кыргызстан одним из первых принял декларацию о независимости. 31 августа - это национальный праздник, и он будет записан золотыми буквами в историю нашей страны. Второй очень важный момент – принятие Конституции в 1993 году, где была заложена конкуренция в политическом устройстве, формирование парламента через альтернативные выборы. С экономической точки зрения – это объявление приватизации. После этого началась закладка первых элементов частной собственности, и появился большой слой предпринимателей. Они стали солью нашей экономики. Введение частной собственности на землю тоже явилось революционным шагом. В 1993 году мы ввели свою национальную валюту, это стало опережающим шагом по сравнению с нашими соседями. Эти фундаментальные шаги сейчас, может, выглядят как естественные и простые, но на самом деле они существенно изменили нашу психологию, наше восприятие страны и роли  человека в обществе. Мы вступили на путь формирования собственных, суверенных институтов власти. Решение этой задачи является важным и необходимым для нашего народа. И здесь нельзя не отметить, что этот путь для нас был и до сих пор является очень сложным. Ошибок было сделано предостаточно.

- Какая самая главная?

- У нас был шанс, но в конце 1999-го начале 2000-го мы этот шанс упустили. Если бы в 2005 году Акаев провел альтернативные выборы президента и из рук в руки передал власть, он остался бы первым президентом в истории независимого Кыргызстана, одной из самых сильных политических личностей, который сумел объединить нацию, объявить независимость, выстроить государство и передать власть в ходе честных выборов. Если бы он не пошел в 2005 году на то, чтобы его сын и дочь пошли в депутаты, в такой наглой и вызывающей форме, что сильно раздражало народ, мы бы этот шанс не упустили. У нас сохранилась бы устойчивая власть, которая вызывала бы доверие населения. Но произошли известные события в 2005 году...

- Это было страшное потрясение для страны.

- Это был урок для всех. С одной стороны, это урок того, что нельзя бесконечно злоупотреблять властью, обманывая народ. С другой стороны, это показало, насколько хрупка власть, даже при наличии милиции, армии и спецслужб. Ну а то, что впоследствии случилось в 2005 году, показало, что к власти могут прийти совершенно случайные люди, которые один к одному начали повторять ошибки предыдущего президента и его семьи.

- Как Вы могли допустить это? 

- Знаете, в чем ошибка нашей политэлиты? Если бы после 2005 года, когда у людей появилась эйфория, что можно что-то изменить, Бакиев пошел бы на конституционную реформу до выборов, и были обозначены четкие правила игры, тогда ситуация не была бы столь плачевной. Но Бакиев спешил, он не доверял, думал, что соратники его обманут, потому что он меньше кого-либо из политиков был готов стать президентом. И он тогда не согласился и пообещал, что сначала изберется президентом и только после этого пойдет на проведение реформ. И политэлита ему поверила. Это и погубило ситуацию. Потому что как только он избрался, он и его окружение отказались от проведения реформ.

- Это был жестокий урок.

- Да, мы учли эту ошибку, поэтому в 2010 году, после того как прошла революция, договорились, что, первое, мы создадим орган, который будет на определенный срок временно исполнять роль правительства. Второй момент, это должен быть коллегиальный орган, а не один человек, потому что у нас был опыт Бакиева, который очень быстро и незаметно узурпировал власть. И третий момент, мы обговорили, что во главе этого органа будет стоять человек, который не будет баллотироваться на пост президента, и он проведет открытые и честные выборы. Самым главным моментом было то, то мы обговорили, что сначала проведем конституционную реформу и только на основе этой Конституции пойдем на выборы. И ВП эти задачи выполнило – мы стабилизировали ситуацию, приняли новую Конституцию, и потом, когда были объявлены парламентские выборы по новым правилам, три члена ВП, которые участвовали в парламентских выборах: Атамбаев, Текебаев и я - оставили госдолжности и участвовали в выборах на общих основаниях. В 2010 году провели парламентские, а в 2011 году президентские выборы. Вот эти моменты были ключевыми в истории Кыргызстана.

- А какие страницы нашей истории можно назвать самыми трагическими?

- Противостояние власти и оппозиции, которое перешло в открытый конфликт и привело к печальным событиям в Аксы в 2002 году. Это явилось первым сигналом, что ситуация в стране вышла из-под контроля. Здесь, я считаю, сыграла роль противоречивость политики, которая проводилась в 90-е годы. Сейчас, по истечении времени, мы понимаем, что какие-то процессы нужно было регулировать со стороны государства, и где-то государство должно было открыто вмешиваться. Первое - многие стали воспринимать демократию как хаос и безответственность, начав манипулировать понятиями свободы и вседозволенности, забыв о законности и ответственности. Это относится как к государственным органам, так и представителям негосударственного сектора. И второе - наша молодежь начала хаотично выезжать за рубеж для получения религиозного образования, и многие из них попали под влияние сомнительных организаций, проповедующих агрессивные формы религии. Это два момента, когда государство упустило свои функции регулирования.

- Поговорим о нынешней ситуации в Кыргызстане. Правильным ли путем мы движемся после 2010 года?

- Ошибки есть, были и наверное будут. Но в стратегии сделано очень много правильно. Самое главное, мы начали выстраивать политику, исходя из национальных интересов Кыргызстана как государства. В этом направлении политика, которую проводит Атамбаев, очень верна. Кыргызстанцы начали понимать свою идентичность, мы перестали бояться кого-то, перестали  разговаривать с позиции, что мы слабые. В этом есть наша сила, сила власти и сила народа. Некоторые критикуют, что нельзя было входить в Таможенный Союз, и надо было сохранять многовекторность. Но мы и так придерживаемся многовекторности, у нас и с Китаем хорошие отношения, с теми странами, которые не входят в ТС, и с Европой, и с Турцией. Поэтому не устану повторять, что вступление в Евразийский экономический союз, с точки зрения экономики, было правильным шагом. Я в этом убежден. И мы еще выгоду от этого союза получим. Самое главное, что для нас открылись большие возможности и большой рынок.

- Не могу не спросить о Вашей отставке с поста премьера. Это было сильным разочарованием?

- Когда я был премьером, я хотел показать, что можно работать ради страны, ради экономики, ради улучшения жизни населения, старался быть полезным человеком, не бояться брать ответственность на себя, помогать людям решать их самые острые проблемы, быть там, где сейчас наиболее сложно. Именно это двигало мной. И я, не жалея себя, работал, осознавая, что у каждого госчиновника огромная ответственность перед народом и страной. И когда ты так работаешь, а за спиной начинаются какие-то политические игры, это, конечно, сильно мешает работать. Конечно, было и досадно. У Правительства были хорошие планы и понимание как их реализовывать, было доверие со стороны людей, но интриги и политические манипуляции помешали.

- Недавно стало известно, что Вы помирились с Канатом Исаевым, проявили великодушие. Вы его простили?

- Я вырос в многодетной семье, жил в интернате, всегда был в кругу коллектива. В моей жизни были разные ситуации – и обиды, и драки, и интриги, и предательство. Дух коллективизма, среда, в которой я рос, сформировали мой характер. Мне всегда удавалось находить общий язык, даже с теми людьми, с которыми был конфликт. Критика Исаева была основана не на личностной основе, тут была политическая подоплека. И когда ко мне пришли люди от Исаева, предложили поговорить и объясниться, я согласился. Мы встретились, поговорили, он объяснил, и я простил его. Думаю, не надо обижаться и быть злопамятным. Надо быть великодушным. Именно этому нас учит наш великий эпос «Манас».

- Он Вам объяснил ситуацию, его заставили инициировать вашу отставку?

- Я не стал спрашивать его об этом. Мне это уже неинтересно, не считаю это главным. Всегда предпочитаю смотреть вперед, а не назад. Главное, что человек, который в адрес меня что-то говорил, осознал, что это было неправдой. Он сам признал это и сделал первый шаг к примирению, и это уже важно.  

- В публичном пространстве он будет приносить извинения?

- Я не считаю это нужным. Главное, что он сам это понял. Любая война заканчивается переговорами. Даже мировые войны заканчиваются переговорами. Или вспомните, как США бомбили Японию. Но прошло время, и сегодня это самые близкие союзники. Не только два человека, даже народы начинают дружить после конфликта.

- Ну и последний, самый важный вопрос. Вы официально заявили, что будете участвовать в выборах президента. Что Вами движет, какие желания и амбиции?

- В политике я давно, у меня есть понимание, как принести пользу Кыргызстану и какую стану мы должны строить. И это не просто пафосные слова. Мне приходилось бывать в достаточно критических ситуациях и всегда удавалось находить верные, как потом оказывалось, пути решения. Когда я был во Временном правительстве, единственный орган, который в этот кризис сработал как часы, было наше министерство. Вспомните, 42 суток Кыргызстан был в экономической блокаде, но, несмотря на это, мы выполнили все обязательства перед народом. Все бюджетные организации получали вовремя зарплату, мы находили деньги для того, чтобы обеспечить безопасность и правопорядок, пенсии и пособия выплачивались вовремя, бюджет пополнялся. Мы сохранили финансовую систему, не допустили финансового обвала. Позже, работая в Министерстве экономики, думаю, что мне удалось показать, что можно честно и открыто вести свою работу и делать ее качественно. С таким же подходом я работал в должности премьер-министра.

Поэтому на любой работе, какую доверит народ, буду стараться приносить пользу стране. Именно это мной движет. Я готов брать ответственность на себя, принимать решения, готов разделять трудности и быть рядом с теми, кому нужна помощь.

Лейла Саралаева 

Фото из архива Темира Сариева

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям