Кыргызча

Толекан Исмаилова: «От сострадания к правам человека»

14:16, 10 Июля

В последние годы укоренилось убеждение, что права человека, вопросы гендера и в целом работа НПО и правозащитных организаций не приносят пользу обществу, а иногда насаждают чуждые нам ценности. На самом деле понятия человеческого достоинства, на страже которых и выступают борцы за права человека, одинаковы для всех людей и народов. Все зависит от истинных целей НПО и правозащитных организаций.

Недавно в Бишкеке прошел тренинг для тренеров по обучению молодых женщин-лидеров правам человека и женскому лидерству: «Лаборатория творчества и инноваций: Молодые женщины-лидеры за солидарность и социальные изменения». Организаторы тренинга – Женская образовательная коалиция - большая сеть женских организаций из 20 стран в основном Южного полушария. Коалиция объединяет сильных экспертов и международных специалистов, которые занимаются гендерной справедливостью и равноправием. О том, чему сегодня обучают на тренингах по женскому лидерству, рассказывает председатель правозащитного движения «Бир Дуйно» Толекан Исмаилова.

- Толекан Асаналиевна, когда говорят о гендерной справедливости, всегда речь идет о женщинах. Почему?

- Когда произносят слово «гендер», многие считают, что речь идет о конфликте между мужчинами и женщинами. Это неправильное понимание, которое укоренилось из-за слабой подготовки тренеров, которые изначально не достаточно хорошо довели до людей ценности гендера. Согласно Декларации ООН по правам человека от 1948 года, все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Поэтому, когда говорят о гендере в негативном ключе или вообще не хотят слушать о равноправии женщин, объясняя тем, что «это нам чуждо, это идет с Запада, у нас свои традиции, и какие-то НПОшки, продвигая эти ценности, собираются разрушать семью», я хочу возразить, что это глубочайшее заблуждение, пропаганда и политтехнология, для того чтобы замедлить процесс устойчивого развития и равноправия всех. Поэтому, когда мы говорим о гендерной справедливости, встает вопрос: а кто больше страдает в повседневной жизни? Получается, что в нашем обществе 53% женщины. И, как показывает наша жизнь и разнообразные исследования, страдают в основном женщины – от бедности, безысходности, безграмотности, беззакония. И патриархальные стигмы или традиции замедляют процесс развития.

- Мы можем говорить, что женщины страдают и на самом высоком политическом уровне, так как с каждыми новыми выборами уменьшается представленность женщин как в парламенте, так и в местных кенешах. И самый последний яркий пример, когда мужчины-депутаты ушли из зала заседаний Жогорку Кенеша, чтобы не обсуждать женские вопросы.

- 22 участницы нашего тренинга из всех регионов активно обсуждали эту ситуацию. И я предложила заострить внимание не на событии как последствии, а на причине, почему такое вообще возможно. Это мы, граждане, сами допустили. Поэтому, когда мы смотрим на парламент, давайте вспомним, сколько человеческих усилий, денег, энергии общества было затрачено на построение парламентаризма в Кыргызстане. И еще в 2010 году мы делали пессимистичные прогнозы о том, что парламентаризм не будет развит, пока нет в стране честных, сильных, отвечающих принципам и стандартам добросовестных политических партий. Мы должны понимать, что парламентаризм развивается только на платформе политических партий, и мы видим, какую ведущую роль играют партии в США, Германии, Великобритании. И каждый член партии, от лидера до рядового члена, неукоснительно следует уставу партии, выполняет свои обязанности, полномочия, реализует программу. А у нас партии создаются только под лидеров и у простого народа ассоциируются только с этими лидерами, а не своей программой. Это называется зависимостью от политики большого человека. То есть у нас не развились партии, а еще больше усугубили ситуацию по женскому вопросу.

- Получается, женщины, члены партий, оказались в еще большей зависимости и угнетении от политики мужчин-сопартийцев?

- Они, по сути, оказались в сетях коррумпированных партий. У нас партии в большинстве своем являются политической коррупцией, и там доминирует мужчина с финансами. И когда мы спрашиваем у женщин-депутаток различных политических партий, участвуют ли они в принятии решений по различным политическим вопросам, они отрицательно качают головами. У нас по закону предусмотрено чередование участия в политической жизни партии женщин, мужчин, молодежи, представителей различных национальностей, но на деле ничего этого нет. Более того, в любой момент могут женщину, представителя нацменьшинств или молодежи задвинуть на задний план, вычеркнуть из списка. Я общалась с одной женщиной-кандидатом от известной партии, она в Токмаке набрала 53% на местных выборах, но ее выкинули на 36-е место. Она пыталась сопротивляться, а ее запугивали, приезжали мужики спортивного телосложения на черных джипах, угрожали здоровьем детей. Она очень активна в местном сообществе, но не смогла отстоять свою правоту. Поэтому мы можем говорить, что права женщин ущемлены как на самом высоком политическом уровне, так и в семье.

- Но само общество, НПО, СМИ и правозащитники годами борются с проявлениями семейного насилия. Почему ситуация не меняется?

- Возможно, причина в устаревших методиках. Мы решили полностью изменить подход. Поэтому этот тренинг имел методику совсем другую, которая основывается на инновационных, позитивных идеях, базируется на ценностях человека. Мы даем возможность участникам начать с себя, определить, что такое для них человеческое достоинство - индивидуальное, гражданское. Потому что человек рождается с абсолютным чувством человеческого достоинства, и никто не имеет права над ним доминировать. Мы призываем разговаривать по душам, глядя в глаза друг другу, стараемся честно разобраться, что же происходит в нашей семье, обществе, государстве, раз укоренились такие отвратительные явления, как семейное насилие. Надо снисходить и госчиновникам, и правительству, и донорам, и всем тем, кто принимает решения, и начать слышать голоса людей, не учить, а слушать их проблемы и разбираться в них. Именно поэтому девизом тренинга стали слова: «От сострадания к правам человека». То есть мы пытаемся выслушать человека, разобрать его проблему, показать пути решения и поддержать, чтобы он сам смог решить свою проблему. Только когда он сам начнет делать шаги по выправлению из сложной ситуации, тогда можно быть уверенным, что он сможет переломить эту негативную ситуацию.

- А как было раньше?

- Раньше было не совсем правильно, и это претензия и к моей организации тоже. Когда мы брали проблему человека, делали из нее «кейс» и везде громогласно о ней сотрясали. Но сообщество не было вовлечено в решение. Да, менторство важно, и разъяснение того, как должно быть, тоже важно. Но еще важнее научить человека самому находить инструменты влияния по спасению самого себя. Это большое искусство. Поэтому и этот тренинг строился на самом участии женщин, они рассказывали свои истории и делились рецептами того, как они научились сами решать свои проблемы и находить единомышленников в других регионах страны.

- Расскажите об участницах тренинга.

- Они все очень сильные лидеры в своих сообществах, активистки, кто-то работает в сфере культуры и образования, кто-то - социального обеспечения, кто-то просто домохозяйка, но с активной гражданской позицией, кому не безразлична проблема ранних браков в их регионе, или они возмущены фактами семейного насилия в сообществе. Эти женщины сами нашли рецепты решения многих проблем сообщества и поделились ими с другими участницами. Нам очень помогла эксперт Валентина Галич. Мы вместе с участницами определяли проблемы и находили, в каком регионе какие IT-технологии и мультимедийные средства стоит использовать, чтобы добиться максимального эффекта. Например, в Нарынской области женщины-активистки создали общинное радио и очень хорошо работают со своим окружением как внутри области, так и с внешним миром. В Токмаке, Оше и Джалал-Абаде активисты пришли к выводу, что очень многие пенсионеры страдают от того, что не могут купить ресивер, и остались без телевидения. Участницы тренинга пришли к пониманию, что нужно наладить связь, чтобы нужному госчиновнику или донору быстро отправить проблему социально уязвимых слоев и решить без лишнего шума, ажиотажа и скандала. Это может касаться не только доступа к телевидению, но и пенсий, медицинского обслуживания, коммунальных услуг. Уже в ходе тренинга группа женщин разработала проект, они планируют создать интерактивную карту, на которой будет обозначено, куда может обратиться женщина в случае семейного или сексуального насилия и какой госорган как должен реагировать и помогать. То есть мир технологий открывает новые возможности для активистов, чтобы не зависеть от больших тренингов, которые запоминаются кофе-брейками или какими-то иностранцами, которые их обучают. После того, как нам показали новые возможности, я тоже не хочу работать по-прежнему, надо меняться, тогда и ситуация изменится. То есть лаборатория молодых активистов была полезным мероприятием не только для них, но и для нас.

- С какими проблемами сталкиваются женщины-активистки в своей работе?

- Самая большая проблема в том, что сообщества не вовлечены в процесс гражданской ответственности, решение проблем. И мало инструментов для ведения диалогов, люди не слушают друг друга, ругаются, калечат свои жизни. И это тоже большой пробел медиаторов, психологов, которые должны содействовать. А на уровне политики у нас совершенно нет диалога и нет позитивного выхода в принятии решений. У бездушной госмашины нет сочувствия к правам человека каждого гражданина. Все думают, что права человека - это западная ценность, но у нас, кыргызов, всегда были и есть свои традиционные ценности, и они ничем не отличаются от тех, что задекларированы. Поэтому нам необходимо найти точки соприкосновения и внушать нашим гражданам, что они могут быть услышаны, могут решать все свои проблемы. А у нас появилась тенденция: молодые люди, не сумев решить какие-то проблемы здесь, на родине, или в трудовой миграции в России или Казахстане, вступают в ИГИЛ, становятся смертниками. И, к сожалению, сообщество смотрит на это безразлично. Далеко за примером не надо ходить, достаточно вспомнить, как семья из 27 человек из Тюпа уехала в Сирию воевать. Поэтому активистам надо работать с людьми, помочь им решать свои проблемы, находить сообща выход из безысходности. А мы, правозащитники, должны содействовать диалогу с властью.

- Сегодня в президенты идут две женщины: Камилла Шаршекеева и Рита Карасартова. Как Вы думаете, какие у них шансы?

- Это очень позитивный момент. Сейчас неважно, много ли они наберут голосов. Важно, чтобы они в свои предвыборные программы включили гендерные вопросы, проблемы женщин. От этого выиграет вся страна.

- Как меняется характер гендерных проблем?

- К сожалению, и они глобализируются. Когда Трамп заявил о дискриминации женщин и мигрантов, тогда по всему миру прокатились марши протеста, и Бишкек ответил. Нас было несколько человек: волонтеры, правозащитники. Мы прошагали от памятника Уркуе Салиевой до площади и сказали, что никому не позволительно, даже на уровне президента США, посягать на права человека. Нас посчитали сумасшедшими, старались высмеять. Но мы продолжаем вместе с коллегами из США и других стран говорить, что ни одному политику нельзя, используя свое высокое положение, ущемлять права других. Мир должен быть чувствительным. Если не быть чувствительными к трагедиям людей, то мир потеряет возможность быть безопасным. И это не только доступ к пище или чистой воде, а прежде всего уважение человеческого достоинства.

Беседу вела Лейла Саралаева

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям