Кыргызча

Владимир Петухов: «Телевидения в Кыргызстане пока нет»

09:26, 14 Ноября 2014

Популярный телевизионный ведущий Владимир Петухов, автор проектов «Другое Я» и «Иллюзион», которые выходят на «5 канале», в юности собирался посвятить себя медицине, учился на психотерапевта. Ординатуру проходил у доктора Назаралиева, параллельно всерьез заинтересовался работой радио «Макс ЦН» (была под патронажем известного нарколога такая радиостанция).

В итоге доктор Назаралиев поставил юного практиканта перед выбором: «Ты уж давай, определяйся, или радио, или пациенты. Не пойдет такое совмещение». Так доктор Петухов закончился и начался самый, пожалуй, популярный медийный персонаж в Кыргызстане. О карьере, перспективах, культуре и СМИ – наш разговор с Владимиром Петуховым.

- Наверное, это невероятно трудно – почти 20 лет сохранять неизменный интерес публики, слушателей, телезрителей к своим проектам. Быть на высоте, невзирая на любые общественные коллизии. Во всяком случае, в электронных СМИ Кыргызстана больше никто такими достижениями похвастать не может. В чем секрет?

- Я просто всю жизнь делаю то, что считаю нужным, то, что мне интересно. Слава Богу, это совпадает с интересами каких-то каналов, с которыми я сотрудничаю. Я бы не сказал, что я чем-то отличаюсь от остальных моих коллег, от тех, с кем я вместе начинал. Не сказал бы также, что могу похвастать какой-то феерической карьерой. Как есть, так и есть. Так сложилось, только и всего.

- Уехать, построить карьеру в другой стране, в каком-то более перспективном медийном пространстве никогда не было желания?

- В Москве у меня была возможность зацепиться на радио, меня приглашали, я прошел все стадии отбора. Но у меня не было гражданства, московской прописки. Так все и закончилось – именно в тот раз.

Были и другие идеи. Множество причин и личного, и семейного плана сработали на то, что я не уехал. Зря, не зря – не знаю. История не терпит сослагательного наклонения. Есть то, что есть. Что будет дальше – тоже не знаю. Не могу загадывать наперед, это дело неблагодарное.

- У вас двое детей, насколько мне известно. Привычное культурное пространство – скажем так, русскоязычное – сужается и, видимо, будет сужаться дальше. Сложно стало сегодня воспитывать отпрысков, видеть перспективу?

- Сложно. И дело не в сужающемся русскоязычном пространстве. Сужается и деградирует отнюдь не только оно. Культурное и социальное пространство русским языком не ограничено. Я понимаю тех, кто уезжает. Полный самолет на Екатеринбург взлетает чуть ли не каждый день, и сидят в нем граждане титульной, кыргызской национальности. Многие едут не на заработки, многие ищут возможность найти новое место жительства. Если бы дело было только в русском языке!

- Как вы считаете, должны ли русскоязычные граждане Кыргызстана осваивать кыргызский язык?

- Я уверен – да. А в чем проблема-то? Почему возникает этот вопрос? Есть страна проживания, есть ее государственный язык. Не совсем понимаю, зачем мы дискутируем о том, должны ли мы или не должны его знать? Лучше бы дискутировать о возможностях обучения.

- Давайте. Что мешает?

- Например, лень. Так полагаю, что в основном именно она. Только мало кто в ней признается.

- Вы отметили, что для тех, кто уезжает, дело не в русском языке. Можно попросить вас развить эту тему?

- Я вообще наблюдаю кризис в том, чем я занимаюсь, в целом. Например, я считаю, что еще несколько лет – и журналистики в Кыргызстане не будет совсем. Буду говорить о том, чего касаюсь непосредственно, ибо пополнять ряды болтунов, рассуждающих о сферах, в которых не принимают участия, не очень хочется. Журналист – это человек, который в состоянии быть арбитром в обществе, сообщать о том, что происходит, непредвзято. А у нас нет такой возможности. Потому что нет рынка СМИ, нет средств, на которые могли бы существовать журналисты и серьезные исследователи.

Потому что смысла во вложении в эту сферу, как в коммерческий проект, никто не видит. Я имею в виду бизнес. Вкладываются только для того, чтобы организовать себе площадку для политического или экономического пиара. Что-то сообщают через такой «рупор», потом просто забрасывают проект. Зарабатывать журналистам не на чем, кроме этого самого пиара. Рекламной культуры не развилось, и даже в зародыше ее не видно. На абонентах или тиражах не заработаешь, ибо население бедное. Рынка нет. Его просто вообще никак нет. И то, что получается в итоге – это журналистика? Общество к ней уже начинает относиться соответственно, ей осталось только скончаться.

- И как же это произойдет? И что будет вместо нее?

- Не знаю. Я не пророк. Я только вижу то, что вижу. Телевидения, как такового, в Кыргызстане вообще нет. Пока государственный (!!!) канал позволяет себе показывать в эфире фильм с гнусавым переводом и отметкой «запрещено к показу» на английском языке – то есть, явно пиратскую копию – какой разговор может идти о существовании телевидения? Пока есть бегущая строка, этот пережиток девяностых, никакая нормальная, цивилизованная реклама на телевидении развиваться не начнет, средства не появятся и ситуация не изменится. В конце девяностых казалось, что перспектива есть, что сдвигалось в лучшую сторону. Сейчас – стагнация. Если не сказать, деградация.

- В какой момент, на ваш взгляд, произошел этот слом?

- Я бы сказал, после первой революции. Пока это все усугубляется и усугубляется. Кроме того, и Бишкека-то – как города – практически не стало как раз после этого периода. Городская культура вытеснена. Из-за внутренней миграции все слишком сильно изменилось. Наш небольшой, по сути, город переварить сельское население не смог. И в результате перестал быть городом. Я имею в виду, в инфраструктурном и поведенческом аспекте. Когда-нибудь это переменится. Доживем мы или нет, я понятия не имею. Эти общие процессы касаются и телевидения.

- Но есть же какие-то проекты, снимают люди, показывают что-то, выкручиваются, как могут, глаза горят, и мы видим продукт, который, с учетом всех трудностей, зачастую не так-то плох…

- Есть энтузиасты, есть! Да! На них все и держится. На них и надежда – что в очередной раз выживут и что-нибудь придумают.

- То есть, надежда есть?

- Она всегда есть. Я надеюсь всегда. Без надежды нет смысла жить, вы же сами понимаете…

- Трудно ли работать с нынешним начальством?

- На «5 канале» руководство адекватное. И потом, я уже давно не работаю «с начальством». Есть интерес к проекту – делаю (самостоятельно), нет – не делаю.

- А операторский, режиссерский, технический персонал?

- Мне повезло. Моя жена и снимает, и монтирует.

- Это – совместная работа с супругой – укрепляет семью или усложняет семейные отношения?

- Укрепляет. В нашем случае – точно укрепляет. Общих рецептов тут нет, у каждой пары сие индивидуально, но мы, делая одно дело, занимаясь одними вопросами, действительно становимся чем-то единым. Кто-то, возможно, и в отпуск порознь ездит, и это – на пользу. У нас – не так.

- На первом месте семья или работа? Только честно…

- Никакая работа не может быть у разумного живого человека на первом месте. Конечно, семья. Это то, чем человек жив, то, что помогает не пропасть в таком сложном мире. Никоим образом не работа, всегда в первую очередь – семья.

- Кто формирует ваш образ на экране? Одежду для вас жена подбирает, некий стилист или сами справляетесь?

- Одеваюсь я, слава Богу, самостоятельно. Пока (смеется). Если кроме шуток, да нет никакого образа. Я такой и есть. Если нужен принцип, по которому подбирается одежда, то могу его озвучить: «Как придется».

- Вы мясоед или вегетарианец?

- Мясоед, к сожалению.

- Почему к сожалению?

- В больших количествах мясо – вредно. Это и холестериновые бляшки, и раннее старение. Это я вам как медик говорю.

- Что же полезно?

- Один стакан очень хорошего красного вина в день для женщин, два – для мужчин. Представьте себе.

- Так и спиться недолго. Представляю, как обрадуется некоторое количество наших читателей, увидев эти слова…

- Хорошее красное вино не надо путать с другими спиртными напитками. А при таком количестве именно ХОРОШЕГО красного вина не сопьетесь. О том же, что еще вредно – вреднее сигарет вообще мало чего есть в этом безумном мире.

- Вы не курите?

- Не курю. На сегодня три месяца. Пропил специальные таблетки, теперь надо потерпеть. Разумеется, я не первый раз бросаю. Два года, было дело, не курил, по глупости, по самонадеянности решил проверить, навсегда ли бросил. Не стоило проверять. Если можете обойтись без сигареты прямо сейчас – обойдитесь. И так раз за разом. Это не только вас лично, это всех ваших читателей касается.

- Почему все же вы не стали медиком? У вас глаза горят, когда разговор касается медицинских тем. Да и психотерапевт из вас вышел бы, пожалуй, отличный, вы умеете к себе расположить, проявить интерес к собеседнику. Это заметно и в эфире, и в личной беседе…

- Наверное, ждете какого-то глубокого философского ответа. Разочарую. Время было такое, лихие 90-е. Психотерапевты были невостребованы, да и более интересной для юноши показалась работа на радио…

- Есть ли вероятность, что вернетесь к этой профессии когда-нибудь?

- Все может быть…

Записала Светалана Бегунова 

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям