Зайнидин Курманов: «Наша страна успешная. Только успехи у нас малозначительные и малоэффективные»

09:45, 3 Сентября

Каждый год в канун Дня независимости журналисты нашей газеты стараются встретиться с кем-то из известных политологов, экспертов, аналитиков и поговорить о пройденном пути.

Сегодня наш собеседник – Зайнидин Курманов, профессор, политолог, экс-торага Жогорку Кенеша КР.

- Как вы считаете, можно ли назвать Кыргызстан успешной страной?

- Популярный вопрос у вашей братии. Я всегда одинаково отвечаю, и даже на Фэйсбуке об этом писал. Наша страна успешная. Только успехи у нас малозначительные и малоэффективные…

- Ну ведь есть же реальные поводы для гордости. Те же Всемирные игры кочевников. Мы там уверенно занимаем призовые места!

- Вы в курсе, как формируют команду на наши игры, например, американцы? Из Корпуса Мира, тех «спортсменов», которые уже на месте. И даже эти ребята иногда ухитряются у нас что-то выиграть. Это такая «олимпиада понарошку», чтобы показать самим себе, что мы что-то значим. Потому что все соседи по всем показателям оставляют нас позади, так хоть в этом. Поверьте, на мировой арене выиграть мы можем только в альчики. Если это мероприятие, наши Игры, приобретет реальное международное значение, станет популярным, привлечет серьезных, подготовленных спортсменов, призовых мест у нас не будет. Мы будем опять на своем любимом месте – на последнем. И мне непонятно, что важнее возле ВИК, действительно продвижение игр или возможность обогатиться?

- Но ведь именно у нас – единственная страна в Центральной Азии, где реализуется парламентская модель управления…

- На словах…

- Ну хорошо. Нелепо, когда журналист спорит с экспертом, ведь аргументы – это ваш профессиональный навык. Почему у нас ничего не получается, как Вы считаете?

- Захотели прибалты перейти к парламентской форме правления – перешли! Легко и непринужденно! Молдаване, грузины, а теперь армяне – тоже. Хотя все мы вышли из авторитарного Советского Союза. Только мы громче всех кричим, но никак не можем! Что не так делаем? Я скажу. Разделение власти у нас условное и реально власть не делится. Не выстраиваются балансы, сдержки. Поэтому все время сползаем к диктатуре. 
Не умеем? Нет. Скорее не хотим. «Разделение власти» идет не между ветвями власти, между центром и регионами, властью и обществом, а только между министерствами и ведомствами. Причем, одни структуры сильно перекачаны (аппарат Президента, МВД, КГБ, прокуратура), другие, прежде всего коллективные органы, недокачаны (ЖК, местные кенеши, сходы, квартальные комитеты и прочие). «Разделение власти» делают так, чтобы власть не представляла разные интересы, а только интересы правящего класса, группы. Ну и неразделенную власть трудно передать другому, другим, поэтому много возни вокруг передачи, постоянные страхи и мучения, что посадят за коррупцию и должностные преступления, а потом революции, бунты и разочарования в преемниках.

- Народ Кыргызстана ведь действительно больше всех склонен к демократии, чем народы, окружающие нас…

- Вы знаете о том, что Колизей, построенный римскими императорами в центре Рима, имел как развлекательное, так и политическое значение? Принцип рассадки в нем свидетельствовал о том, что Колизей по существу – это римское общество в миниатюре. Колизей стал местом регулярных встреч римского правителя со своим народом, где он должен был увидеть и почувствовать его чаяния и настроения. И когда, он принимал решение – даровать жизнь гладиатору или нет, он смотрел по сторонам, смотрел, как голосуют его подданные. Положение римских правителей всегда было шатко. Ибо граждане Рима были реальной силой и могли разгромить город, если император и его решения не нравились им. Одним из ярких примеров важности учета мнения своих граждан была одна неудавшаяся история любви. Император Тит полюбил иудейскую царицу Беренику и привез ее в Рим, чтобы жениться на ней. Но на гладиаторских боях в Колизее он воочию увидел, как римляне не хотят, чтобы их императрицей стала чужестранка. Император Тит был вынужден отказаться от женитьбы и отправить невесту домой в Иудею. Он так и остался неженатым до конца своей жизни. 


Нашим правителям тоже не следует забывать, что кыргызские каганы и ханы, бии и манапы тоже учитывали настроения своего народа при принятии решений и не могли, как говорил недавно один из них, «говорить и делать все, что угодно». А до демократии нам еще, как до Луны. До этого нужно сначала экономику в порядок привести.

- У нас было на это еще слишком мало времени…

- Южная Корея вышла в мировые лидеры за 30 лет. Сингапур – за 20 лет. Япония преодолела разрыв между зарей феодального строя и развитым современным государствам в свое время за несколько десятилетий. Вы знаете, что в конце 18 века японские радикалы-реформаторы предлагали перейти в христианство и перевести весь народ на английский язык? Вышло не так. С буддизма перешли на синтоизм (создали новую религию, сплав буддизма и тенгрианства) и оставили японский язык.

Сегодня у них девиз – «японский дух – западные знания». И посмотрите на эффект! А вырвется в перед Африка, будет «японский дух – африканские знания». Прилетят прогрессоры с Марса – будет «японский дух – марсианские знания». А мы вцепились в какие-то традиции, родоплеменной уклад, а вот традиции коллективизма, взаимопомощи, родовой ответственности, чести почему-то запросто забыли. Торговать, перепродавать научились лучше, чем узбеки. Воровать тоже научились, коррупционные схемы создавать, лучше всех. И все нам мало времени…

- Народ Кыргызстана вряд ли легко «отцепится» от каких-то традиций…

- А в арабские одежды атеисты легко нарядились! За какие-то 5-10 лет. Все зависит от подачи, вот что я вам скажу. Вот из истории США пример. Программа выхода из кризиса президента США Рузвельта была продуктом мозгового штурма лучших университетских умов. Страна падала быстро, выходила из кризиса годами.


Американский поезд катился в пропасть, а олигархи не хотели делиться. Амбиции мешали выйти из кризиса. Люди не знали, что делать. Страна была на грани гражданской войны. 
Страшная безработица вела к деградации общества, семьи, человека. В этой связи появилась программа общественных работ, ориентированная на всеобщую занятость и сооружение крупных и стратегических объектов. Небоскребы, мосты и прекрасные дороги, связавшие между собой все штаты, появились именно в это время. Рузвельт сделал все, чтобы страна не стояла на месте. В годы великой депрессии Америка впервые повернулась к своим корням. В эти годы выросло особое поколение людей, которые поняли, что нельзя стоять на месте. Делать что-нибудь, но не стоять. Кризис дал бесценные уроки. А Америка вышла из депрессии еще более сильной, чем была.

- Что нам нужно сделать, чтобы и у нас было так же?

- Американский прорыв был делом рук гения. Мало того, что он вытащил страну из пропасти, он выстроил систему, которая работает, даже когда на посту президента такой популист, как, например, Трамп. Мы не можем себе позволить ждать гения. Тем более гений в наших краях уже рождался недавно – фигуру Чингиза Айтматова смогут во всей полноте оценить только далекие потомки, нам не всем это под силу. Надеяться на то, что придет гений, очень опрометчиво. Ждать «хорошего лидера» нельзя. Нам нужна система, которая будет работать. На мой взгляд все 30 лет независимости мы вели себя как совок, осколок бывшего СССР. Или как подросток, родители которого уехали на дачу. И никак не можем выбраться из этого состояния. Грузины ведут себя как европейцы, они устремлены попасть в ЕС. Туркмены как азиаты. От них не надо ждать никаких европейских наворотов, соблюдения политических прав человека... А мы все делим и переделываем свой крохотный рынок. Нового-то ничего не создано. Кто бы ни пришел, ему надо сначала все отобрать. Пока политики сражаются друг с другом, Кыргызстан будет оставаться немощным! Нация серьезно больна! Надо дать шанс нынешнему президенту вывести страну из темноты!

- Как Вы, кстати, оцениваете его фигуру?

- Он по складу характера – государственник. Не бизнесмен, а государственник. Он чиновник, который прошел все ступени карьеры, который работал чиновником еще при СССР. И он не вор. Это действительно скромный человек, который не входит даже в первую тысячу самых богатых людей Кыргызстана. За свою непрерывную чиновничью карьеру он нигде не прокололся. Единственное, что меня смущает – чиновники привыкли никуда не торопиться. У них всегда такое чувство, что у них много времени. А времени у него очень мало – всего 5 лет и 4 месяца.

- А каково ваше мнение о премьере и новом мэре столицы, Суракматове? Насчет последнего пресса и многие эксперты настаивают, что он аффилирован со строительным бизнесом, а ведь это конфликт интересов…

- Суракматов – строитель, да. Бишкеку нужен мэр-строитель, который понимает в этом вопросе. И он горожанин, более того, он бишкекчанин. Не сельский парень, который приехал в Бишкек во взрослом возрасте. Пониманию того, что есть город, что нужно горожанам, можно обучиться только с рождения. Может, у него и получится что-то.

- Но эти фигуры очень не популярны…

- А у нас есть популярные политические фигуры с положительным имиджем? Или вы хотите красивого мэра, как с обложки? Ну давайте певца какого-нибудь назначим, из тех, у кого много подписчиков в Инстаграме. Хорошая идея?

- Плохая, конечно… Что ждет нас в ближайшей перспективе?

- У меня появился некоторый оптимизм в последнее время. Я надеюсь, что Сооронбай Жээнбеков оставит заметный положительный след в истории нашей страны. Но проблем в самых разных областях государственной жизни нам, разумеется, не миновать.

Беседовала Светлана Бегунова

 
© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям