Кыргызча

Есть ли свобода слова у казахстанских СМИ? Взгляд со стороны

10:17, 30 Ноября 2015

Мы привыкли сравнивать состояние свободы слова в нашей стране с такими государствами как Узбекистан и Таджикистан, где, откровенно говоря, дела совсем уж плохи. Недавно мне довелось поучаствовать на «МедиаКурылтае – 2015» у ближайших соседей в Казахстане. Стране, где все годы независимости жизнь была не просто стабильной, но, не побоюсь этого словосочетания, динамично процветающей.

Достаточно прогуляться по центральным улицам Алматы, южной столицы соседей, и сразу же появляются нешуточные комплексы. Голова кружится от ошеломляющих небоскребов, крутейших авто и бутиков всевозможных богов фэйшн индустрии. А если заглянуть в их газетно-журнальные киоски, то от разнообразия можно и вовсе лишиться рассудка – журналы ELLE, L’OFFICIEL, Marie Claire, Harper’s, Esquire, я уже не говорю о «Домашнем очаге» и местном «Сезоне». И все это глянцевое великолепие издается силами казахстанских представительств и казахстанских журналистов. Периодика тоже поражает тиражами и разнообразием. В Республике Казахстан издается 220 республиканских газет и 312 республиканских журналов, кроме того, в каждой из четырнадцати областей издаются областные газеты и журналы, в крупных городах — городские. Примерно 30 процентов из них русскоязычные, остальные издаются на государственном казахском языке. (Информация из Википедии – Ред.)

Что касается телевидения и радио, то их насчитывается 25, часть из них государственные, часть частные. Те, кто видел казахские телеканалы, отмечают дорогостоящие телепередачи, обилие качественно снятых отечественных телесериалов и роскошные концерты.

На первый взгляд все у них по высшему разряду. Поэтому был удивителен слоган медиа-мероприятия, организатором которого выступил Казахстанский Пресс-клуб, – «Время менять и время меняться!». Куда же еще круче?!

Главным словом, которое чаще всего звучало из уст озабоченных казахстанских коллег, было слово «кризис». Резкая девальвация тенге, произошедшая в августе этого года, больно ударила по рекламному рынку казахстанских СМИ, сократив доходы. Казахстанцы связывают это с понижением цен на нефть, санкциями в отношении России, которые непосредственно отразились и на них, а также с пребыванием в ЕАЭС.

Но не это поразило и удручило меня, (нам ли удивляться кризису?), а та ситуация, которая складывается по самой свободе слова у соседей.

В фойе организаторы установили стенд, где поставили шуточный диагноз казахстанским СМИ: «Инфантилизм, латентная депрессия, снижение потенции, профессиональная дисфункция, искривление этических норм». Сей остроумный диагноз поставлен на основе жалоб «больного» - 24-летнего Медиарынка Казахстана, среди которых « спазматические боли, вызванные госрегулированием», «аллергическая реакция и зуд, вызванные заказными публикациями», а также «периодическое косоглазие в сторону госзаказа». Как оказалось, этот шутливый стенд полностью раскрывал проблемы современного медиарынка Казахстана.

Госзаказ как необходимое зло

К примеру, одной из первых тем выступлений была «Государственный заказ». Честно говоря, для кыргызстанского журналиста тема неизвестная и малопонятная. Как оказалось, власти Казахстана, начиная с 2009 годы, выделяют колоссальные деньги из госбюджета на то, чтобы казахстанские СМИ писали позитивные материалы о государственной власти и проводимой ими политике. Все это вполне официально и постыдным не считается. Причем, сумма эта с каждым годом увеличивается в геометрической прогрессии.

Если в 2009 году на эти цели их СМИ получили 3 млрд. тенге, то в 2014 – 48 млрд. тенге. В этом году из-за кризиса сумма сократилась до 43 млрд., а на следующий год составит 41 млрд. Спикер Шолпан Жансыбаева пояснила эти цифры так: «48 млрд. тенге – это 215 млн. долларов США, при таком бюджете можно снять 25 сезонов популярного телесериала «Остаться в живых».

Львиную долю этого пирога «госзаказа» получают казахстанские телеканалы – более 60 проценты, минимум печатные СМИ – 13 процентов. В результате позитивные новости о казахстанской власти составляют 86% вещания госканалов, еще 11% эфира посвящено политике президента. Частные телеканалы тратят на это дело 67% и 2% соответственно.

Причем, давление состороны представителей госвлати и вмешательство в политику СМИ отмечают 70 процентов главных редакторов. Более того, бывает и так, что газетам диктуют, какую статью на какой полосе и в каком ракурсе публиковать. В результате намечаются такие негативные тенденции: «Пиар власти происходит в ущерб информированию», «важен процесс «отработки» госзаказа, но нет качественного контента», «нет отчетности госорганов», «существуют откаты, которые главные редактора дают госчиновникам, распределяющим эти деньги», «госзаказ становится средством шантажа неугодных редакторов, которые смеют критиковать местную власть».

Негативными последствиями такой практики названа ситуация, когда зрители и читатели не доверяют СМИ, а верят больше слухам. А также тот факт, что информационное поле разделилось на две части: казахскоязычную и русскоязычную.

Прозвучали и рекомендации: провести качественный анализ контента, выяснить, почему казахстанский зритель почти не смотрит и не потребляет отечественную медиа-продукцию, проводить выделение денег прозрачно, чтобы была подотчетность. Однако спикер отметила, что без госзаказа казахстанским СМИ не прожить, а значит госзаказ – это необходимое зло.

Это выступление стало для меня настоящим откровением. Так вот почему казахские СМИ с удовольствием смакуют каждую проблему нашей страны, смачно подают все митинги и скандалы. Существует госзаказ казахстанской власти – показывать, как у соседей, то бишь у нас, все плохо, и как у них все хорошо. И на это тратятся колоссальные деньги!

Что же получается? С одной стороны, кыргызстанские СМИ бедные, но по-настоящему свободные и независимые. Мы можем писать, что угодно, тиражировать любую критику госвласти. Но с другой стороны разные политические силы могут «покупать» лояльность СМИ, и публиковать под вывеской свободы слова самую разную информацию, вплоть до провокационных слухов и сплетен о представителях госвласти. Это приводит к другой крайности, тотальному неуважению к власти. Ну и к судебным искам. А как еще доказать, что журналисты лгут?

Кроме того, такие деньги, которые поступают от госзаказа, по мнению казахстанских экспертов, развращают СМИ. Журналисты перестают работать качественно, искать острые темы. Но не только госзаказ может быть тому причиной.

5 лет за соцопрос

На «Медиакурылтае» прозвучала шокирующая новость – буквально на днях суд восточно-казахстанского города Риддера приговорил к 5 годам лишения свободы жителя этого города Игоря Сычева за то, что он, будучи администратором в одной из групп соцсетей «Вконтакте», допустил публикацию социологического опроса. Вопрос был следующим: «Давайте представим, если бы было голосование в городе Риддер?» Читателям предлагалось проголосовать «за» и «против» вступления Восточно-Казахстанской области в состав Российской Федерации. Обвинители усмотрели в его действиях призывы к сепаратизму и подали в суд. Сам Сычев свою вину отрицал. Но суд вынес довольно суровый вердикт.

Как вы думаете отреагировало журналистское сообщество в Казахстане? Пару раз эту новость повторили на «Медиакурылтае», но никакого обсуждения не последовало. Кроме того, эту новость в соцсетях осторожно выложили ряд маститых журналистов. Один остряк тут же предупредил: «Год лишения свободы за комментирование этой новости». После этого комментарии стали в стиле: «А нечего мутить!» или «Срок конечно жестковат, но он, по сути, искал своих единомышленников». Наиболее смелые написали: «Это показуха, чтобы мы все сидели по норам!»

Давайте представим, если бы такая ситуация произошла у нас. Какой бы шум подняли наши правозащитники, какие бы обсуждения были бы в соцсетях, какие бы пикеты и митинги у нас устроили гражданские активисты и журналистское сообщество?!

Недавно двум местным журналисткам не выдали аккредитацию в новый парламент. Ситуация, конечно, не однозначная. Большая часть журналистского сообщества понимает, что это вынужденная мера. Жогоку Кенеш имел право как-то отреагировать на ложь и передергивание фактов. Поэтому основная часть журналистов тактично промолчала. Но это молчание вызвано никак не страхом перед властью, а именно неоднозначностью ситуации.

Но и у журналисток оказались сторонники, 20 человек вышли на митинг к Дому правительства, где заседает парламент, и высказали свое несогласие с решением парламента, повязали черные ленточки и зажгли свечи. Никто не помешал журналистам провести свою акцию. Только милиционеры, которые наблюдали за процессом, немного занервничали, когда начали повязывать черные ленточки на решетки гособъекта. Почти все новостные СМИ рассказали об этой акции. Я спросила у казахских коллег, как бы их власти отреагировали на такой митинг. «У нас запрещены любые несанкционированные митинги. Их бы арестовали на 15 суток в первые 5 минут этой акции», - ответили коллеги. И восхищенно добавили: «У нас тут парламент не может силой загнать журналистов освещать их работу, скука страшная. А ваши вон даже митинги устраивают, чтобы их пустили на заседания. Все-таки у вас настоящая парламентская демократия!»

Кто блокирует популярные интернет сайты в Казахстане?

На «Медиакурылтае» отдельной темой обсуждалась тема регулирования медиаресурсов. Это касалось блокировки интернет-сайтов.

Кыргызстанцы столкнулись с этой проблемой накануне второй революции. Когда бакиевцы попытались блокировать некоторые местные и иностранные сайты, где размещалась компрометирующая их информация. Длилось эта ситуация не более месяца, после чего и произошла революция 7 апреля 2010 года.

В Казахстане пик блокировка сайтов по политическим мотивам был с 2002 по 2008 год. Сегодня ряд популярных сайтов регулярно подвергаются DDOS- атаке. Однако владельцы сайтов не утверждают, что это происходит по политическим мотивом.

Марат Асипов, учредитель, главный редактор информационно-аналитического портала Ratel.kz рассказал собравшимся, что начал раскручивать свой сайт два года назад. Дела шли очень хорошо, сайт набирал популярность, и очень скоро количество уникальных посетителей в день дошло до 30 тысяч, а количество просмотров страниц – до 120-150 тысяч в день. Естественно, к сайту начали проявлять интерес рекламодатели. И тут начались проблемы.

Всего за два года существования сайта было несколько DDOS- атак, 5 блокировок. Последняя блокировка длится третий месяц. Но самое любопытное, куда только не обращался учредитель сайта, никто ему не ответил, кто и за что блокирует сайт. Тем более у властей никаких претензий к содержанию сайта не было. Более того, даже Дарига Нурсултановна Назарбаева, которая курирует СМИ, не смогла разобраться в этом вопросе.

Прозвучало мнение, что возможно сайты блокируются в тот период, когда идут тендеры на получение «госзаказа». Однако большинство собравшихся были уверены, что в условиях тотального контроля государство не заинтересовано, чтобы где-то выходила альтернативное мнение на происходящее в стране.

«В стране, где нет свободы выбора, нет альтернативной информации»,- сказал один из спикеров в гробовой тишине зала.

Гламур в оппозиции

И все же есть в стране альтернативная точка зрения и критический взгляд на сегодняшний день. А сконцентрирована она, как ни странно, в глянце. Да, да! Многочисленные гламурные издания Казахстана, это и есть то место «качественной журналистики, которая формирует интересного гражданина».

Все это я услышала на секции «Глянец: роскошная жизнь или борьба за выживание?». Как я уже говорила, в казахстанской печати широко представлены гламурные журналы с мировым именем. Причем развиваются они по двум направлениям – местный гламур и франшиза.

 

Самый большой плюс, по мнению Гульнары Танкеевой, главного редактора Издательского дома Burda и Marie Claire в Казахстане: «Международный глянец приносит международные правила. Мы многому учимся, и это роскошная школа. Казахстан не может оставаться страной третьего мира в журналистике. Сегодня мы закладываем базу глянцевых изданий Казахстана».

О том, что страна в целом развивается, говорит само наличие глянца и его популярность. Такие журналы рассчитаны на читателя с доходом выше среднего. И тиражи у глянцевых журналов в среднем от 13 тысяч экземпляров.

«Наличие на медиарынке Казахстана журнала «Эсквайр» - показатель того, что страна развивается и у нас есть читатель. Сложно представить, что в Узбекистане или Таджикистане есть такой журнал. В нашем случае ставка на контент. Главное – текст, качественный и со вкусом, потому что наш читатель умный, образованный, который понимает суть происходящего. У него есть критический взгляд на мир. У нас своеобразная площадка столкновения мнений. У нас нет политических задач, но мы даем реальную картину мира»,- говорит Гульнара Баженова, представитель «Эсквайр».

Таким образом, в гламурных изданиях можно прочитать критику происходящего в стране, и как ни странно, главные редактора не боятся и делают это. Более того, гламурные СМИ госрегулирование не коснулось. В этом и парадокс. Сами же редактора объясняют это следующим: «Мы работаем по международным правилам». Более того, некоторых редакторов глянца даже включили в президентский пул.

Как выживать в условиях кризиса?

Казахские коллеги делились друг с другом рецептами, как выживать в условиях кризиса: сокращать штат, уменьшать траты, и т.д. А я думала, что для кыргызстанских СМИ эти проблемы давным-давно не проблемы. Ну, нет у нас нефтяных компаний, которые бы содержали десятки-сотни СМИ. Нет у нас и госзаказа, позволяющего держаться на плаву разнокалиберным газетам. Нет у нас и мировых модных брэндов, которые давали бы рекламу в наши гламурные журналы. Выживают у нас только те, кто неустанно трудится и фанатично верит в свое дело.

Зато у наших журналистов есть возможность высказываться, выдавать самую разнообразную информацию и не подвергаться за это никакому давлению. Даже критикуемая многими у нас Комиссия по этике СМИ для Казахстана – это несбыточная мечта. После выступления председателя Комиссии Шамарала Майчиева, казахстанские коллеги в кулуарах признались, что в этом отношении они отстали от нас лет на 15.

Сегодня у наших СМИ задача другая, как выжить в условиях, когда население напрочь отвыкло читать прессу. Любую. Читать и анализировать, думать и примерять к своей жизни. И что-то менять в ней. Вот над этим стоит задуматься всем отечественным медиа.

Лейла Саралаева, Бишкек – Алматы – Бишкек.

  

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям