Кыргызча

Бермет Букашева: «Если счастье – напряженная работа души, то я счастлива»

09:59, 24 Сентября 2014

Газета «Новые Лица» начала издаваться как продолжение некогда популярной газеты «Лица». Читатели до сих пор помнят ее. В ней под руководством Бермет Букашевой выходили эксклюзивные интервью и смелые журналистские расследования. Последние годы нам всем не хватало этой газеты с ее особым стилем. Поэтому в «Новых Лицах» мы открыли рубрику «Лица с Бермет Букашевой». Это будут беседы Бермет с политиками и другими интересными людьми, авторский анализ и комментарии к актуальным событиям в нашей стране и в мире, экскурсы в историю, а также наблюдения и зарисовки из Америки, в которой она проживает последние годы. 

Со следующего номера мы также планируем начать публикацию на своих страницах ее политического романа «Мира». О чем этот роман, кто прототипы главных героев и почему возникла идея написания этого романа, в сегодняшнем интервью с автором Бермет Букашевой.

- Бермет, почему вы решили написать книгу о политических событиях времен правления Бакиевых?

- Меня как-то мучило, что вот уже две революции в стране прошли, и столько всего, связанного с ними, пережила страна, но это не нашло отражения в литературе, кинематографе. Решила внести свою лепту в то, чтобы зафиксировать какие-то события, процессы, которые отслеживала как политический обозреватель, хотя бы часть. Тут, наверное, сказалось, что я не только журналист, но и историк по профессии. В итоге получилась такая не совсем обычная для читателя смесь документалистики и литературы, реальных фактов и вымысла.

- Тема прототипов ваших героев читателей интересует больше всего: кто есть кто?

- Да, действительно, все ищут прототипы, запутались с идентификацией. Я бы хотела пожелать читателям расслабиться и получать удовольствие от сюжета и характеров, несколько абстрагировавшись от реальных политиков. Главные герои – абсолютно самостоятельные личности, их характеры, мысли и чаяния вымышлены. Это не Роза Отунбаева, не Медет Садыркулов и не Омурбек Текебаев... Я бы не взялась описывать нюансы личной жизни действующих политиков, их мысли, внутренний мир, потому что мы не можем всего знать о человеке: чужая душа – потемки.

- Насколько я поняла, образы героев – собирательные?

- Вот именно, собирательные, потому что объема книги никогда не хватит на то, чтобы включить в нее всех политиков. Моей задачей было освятить сами процессы, историческую реальность, ведь есть то, что мы знаем точно. То есть, была женщина – министр иностранных дел, которая впоследствии стала главой Временного правительства и даже президентом. Это факт, и я беру это за основу сюжета. Но моя героиня Мира Камилова живет в Чингизстане, а не в Кыргызстане. Измененное название страны призвано подчеркнуть измененность персонажей. У Миры другой возраст, другой характер, другой внешний вид, там есть любовная линия – между ней и вторым героем, бывшим премьер-министром Султаном Рабиным. То, что Мира становится главой Секретариата президента, – а это должность, на которой Роза Отунбаева никогда не находилась, – явно говорит о собирательности образа. Ведь даже неискушенный читатель, хотя бы слегка следящий за новостями, должен знать, что главой Секретариата была Оксана Малеваная.

- У меня даже было чувство, что какую-то информацию о ее намерениях вы получили от самой Малеваной.

- Нет. Когда я говорю о собирательности образа, я не имею в виду реальные диалоги, характеры, мысли героев. Как я уже сказала, и как это указано в книге – они вымышлены. Но политические факты – не вымышлены. Когда Садыркулова отправляют в отставку с высокой должности в Белом Доме, и он уходит в оппозицию, на высокую должность в Белый дом берут Малеваную – женщину, с которой у него были очень близкие отношения. Парадоксально, но факт, и он запечатлен в книге. И любовь между политиками, и то, что они оказались в разных лагерях, – это все было, это наши реалии. Был факт того, что сын президента Максим Бакиев нецензурно обругал другую высокопоставленную даму – главу ЦИКа Клару Кабилову, после чего она уволилась по собственному желанию. Это тоже попало в историю Миры.

- Да... еще из-за имени Мира многие подумали, что речь идет о Джангарачевой?

- У нее я взяла имя, и внешне она была элегантная, интересная дама, - наверное, и есть, я ее давно не видела, - примерно как моя героиня.

- Кто-то еще в образе Миры?

- Факт из жизни Чолпон Джакуповой, которая помогла искалеченному Сыргаку Абдылдаеву после операций выехать в Швецию. Есть что-то от Эльмиры Ибраимовой. Потому что она – дочь трагически погибшего премьер-министра Султана Ибраимова. А у Миры Камиловой дед – выдающийся политик, репрессированный в 30-х. К тому же, я полагаю, Ибраимова так же как и Камилова, шла в партию власти «Ак-Жол» с благими намерениями.

- И они были друзьями с Садыркуловым.

- Совершенно верно. Близкими друзьями, и Медет Чоканович, так же как и Султан Рабин из Камиловой, хотел сделать из Ибраимовой президента.

- Рабин – тоже собирательный образ? Расскажите о нем.

- Тоже собирательный. Хотя в Рабине как бы больше от Медета Садыркулова, он бывший премьер-министр, а не руководитель администрации президента. При Бакиеве у нас был премьер, который после первой революции пошел с ним в альянсе на президентские выборы. Люди голосовали за тандем «Бакиев-Кулов». Потом Кулова выдавили с премьерства, и он создал оппозиционный Фронт, требовал отставки Бакиева. После него та же судьба постигла Атамбаева, который пошел в премьеры из оппозиции, с желанием предотвратить гражданскую войну. Семейка Бакиевых его выдавила, и Алмаз Шаршенович стал основным конкурентом Бакиева на следующих выборах. Таким образом, и Кулов, и Садыркулов, и Атамбаев одно время работали с Бакиевым, а потом делали все возможное, чтобы скинуть его с президентства. Эта историческая правда воплощена в образе Султана Рабина. Рабин как Атамбаев становится кандидатом в президенты от объединенной оппозиции. Рабин как Садыркулов внес свою лепту в нечестные выборы, он был частью системы, которая от него потом избавилась. Он клянется скинуть Бакиева, у него влиятельные друзья в Казахстане, которые ему помогают. Рабину как Садыркулову преподносят страшный подарок: отрезанные пальцы и уши...

- Да, но почему в машине сжигают не Рабина, а Умара Баева, бывшего спикера? Многих покоробило, что вы как-то похоронили «Омурбека Текебаева».

- В образе Умара Баева сконцентрированы опять же исторические факты: при Бакиеве, в начале его правления, был очень активный парламент с большим количеством ярких и строптивых депутатов, которые смело выступали в Жогорку Кенеше и организовывали многочисленные митинги – это во многом было обусловлено тем, что спикером был главный оппозиционер Текебаев. Он был лидером социалистической партии. Его сместили с должности при помощи обработки депутатского корпуса. Но далеко не все в образе моего третьего героя Умара Баева совпадает с Текебаевым. Например, Баев едет в Москву и находит поддержку у президента России – ничего подобного не было у Омурбека Чиркешевича, даже напротив. Почему я решила перенести историю убийства Садыркулова на Баева, а не на Рабина? Потому что в этом убийстве символически сконцентрировано все коварство Бакиевых, все политические убийства, которые они совершили. В принципе, и Текебаева они хотели политически и морально похоронить. Сначала подбросив наркотики в матрешку, потом при помощи грязного видео, не найдя других компроматов и не осмелившись устранить физически. Я думаю, что в своей жизни он столкнулся с ужасным испытанием, – стоял на пороге политической смерти, – теперь от него зависит, сможет ли он возродиться из пепла. Так что пепел в книге был символическим.

- Будет ведь продолжение книги? Оно прямо просится.

- Да, я намерена писать продолжение. Не готова еще говорить о деталях сюжета, но, как и в данной книге, буду основываться на документальном материале, на фактах, которые происходили после второй революции.

- Это интригует. Кстати, а вы не в курсе, Алмаз Шаршенович читал вашу книгу?

- Он прочел ее, и сказал мне об этом сам.

- Вы встречались?

- Да, он пригласил меня, и мы целый час разговаривали в резиденции. Мы не виделись пять лет. Я благодарна, что он был очень открытым, искренним со мной, разговаривал не свысока, а как со старым товарищем.

- Должность не предлагал?

- Нет, должность не предлагал, медаль не вручал. Только вазу подарил (смеется).

- А вы ему что-нибудь подарили?

- Да. Но на взятку это не тянет (смеется). Очень маленький сувенир из Америки. Закладку с известным выражением президента Теодора Рузвельта: «Speak softly and carry a big stick: you will go far». – «Говори мягко, но держи большую палку – так ты пойдешь далеко». Это одна из культовых фраз для политиков. Кстати, я заметила на его столе учебник английского языка... Все. Не проси меня говорить больше, я не стану раскрывать содержание нашей беседы. Хочу сказать только, что я остаюсь независима, как и была всегда, в своих оценках, суждениях, со своим критичным разумом, и всегда, когда я разговариваю с любым из наших политиков, вижу, что они это понимают. У меня была одна только просьба к президенту: чтобы он построже наказал мэру чинить дороги и тротуары. Они в ужасном состоянии даже в центре города.

- Когда вы уезжали из Кыргызстана весной 2009 года, вы говорили, что вам «обрыдла» кыргызская политика. И в то же время вновь в своей книге возвратились к тому периоду жизни. Почему?

- Все возвращается на круги своя. Слишком приросла. Я не смогла оторваться от родины и не смогла оторваться от политики. Видимо, потому что это – мое. Каждому – свое. Есть правило: «Если можешь не писать – лучше не пиши». То есть пиши, только если не можешь не писать. Так и я. Не могу не писать о политике. Хоть и опять обрыдла, если честно. Я уже не питаю никаких иллюзий, но все же не могу оставаться безучастной. Для меня политика все еще остается, по Достоевскому, – любовью к своей родине.

- Как вы думаете, изменилась ли кыргызская политическая элита, принципы ее борьбы за эти годы?

- Изменилась. Закончился романтический период. Осталась, в основном, только прагматика, деньги, торги. Сейчас много внешнего, международного контекста в нашей политике. И это отражено в моей книге, хотя там освящен период 2005-2010. Но сейчас этого еще больше – внешнего фактора. А когда-то мы варились в собственном соку. Не были нужны ни России, ни Америке. Но самое главное даже не это. Люди уже никому не верят. Нет совершенно никаких авторитетов. И всех замазали грязью. Соответственно, и принципы борьбы все циничнее. Раньше мы шли на митинги, ведомые совестью, сердцем. Я сомневаюсь, что такое сейчас возможно. Хотя граждане Кыргызстана – люди непредсказуемые. Ким билет? Кто знает?.. Вот сейчас за Россию, за матушку многие даже не кыргызстанцы, а кыргызы, как мне кажется, готовы жизнь отдать. Хотя и проамериканцы, проукраинцы тоже активны.

- Кстати, а как вы относитесь к политике Америки, в которой живете?

- Отношусь критично, как все могут это видеть на фейсбуке, да и в книге моей показана правда о двойных стандартах. Но моя критика – не стороннего человека, это критика жителя США. Мне очень больно все, что сейчас происходит. Так же как, ты помнишь, как нам больно было, что происходило здесь, в Кыргызстане. Больно именно из-за любви к стране. Из-за любви к стране мы критиковали действия властей, раскрывали их преступления, не так ли? Наши прозападные активисты глубоко возмущены тем, что я живу в Америке и критикую ее. Я сказала им: оставьте властям Америки самим хлопоты по выселению меня из нее. Если следовать их логике, то если они живут в Кыргызстане, они не должны критиковать власть. Давайте тогда не будем говорить о коррупции, если любим Кыргызстан, – так, что ли? И где тогда их хваленая американская демократия, если эту страну нельзя критиковать?.. Так вот: я настолько полюбила Америку, что с особой болью воспринимаю все, что происходит. Я хочу, чтобы она была той великой прекрасной державой, которой ее когда-то сделали отцы-основатели. За эти годы я довольно неплохо изучила ее историю и продолжаю изучать, – я пишу книгу об Америке. Но я люблю и Россию – страну, которая создала мою родину, СССР. Как можно не любить страну, в которой ты родился и вырос? Это значит быть манкуртом. Мы ведь родились и выросли не в независимом Кыргызстане, а именно в СССР. Даже если бы это была плохая страна: родителей и родину не выбираешь, и ты не можешь их предавать, какими бы они не были... Тем более, что СССР вовсе не был так плох. У всех государств были темные периоды. Это великая держава, спасшая человечество от фашизма. Давшая нам, детям брежневских времен, счастливое детство... Кстати, ты заметила там, в начале моей книги, цитаты Томаса Джефферсона? Там есть одна о России. «Я уверен, что Россия является самой искренне дружески расположенной к нам страной из всех стран мира; ее услуги пригодятся нам и впредь, и нам надо искать прежде всего ее расположения… Желательно, чтобы такие чувства разделяла вся нация». А ведь Джефферсон – ключевая фигура, основатель США.

- Расскажите читателям немного, как сложилась ваша жизнь там. Чем вы занимаетесь, где работаете, где живете?

- Когда я приехала туда в 2009 году, полтора года жила в штате Огайо. Теперь, уже три года я живу в Нью-Йорке со своим 8-летним сыном. Снимаю маленькую квартиру в Бруклине. Работаю в одной благотворительной организации в русском районе Брайтон-бич, там есть курсы английского языка для русскоязычных, я преподаю первый уровень английского языка. Но больше я занимаюсь своим творчеством, своими исследованиями. Как историку по первой профессии мне интересно изучать историю США, я много езжу по разным музеям и историческим местам. В прошлом году удалось совершить удивительный «road-trip», так американцы называют путешествие на автомобиле. С друзьями мы исколесили северную часть Америки с восточного побережья до западного, посетили Капитолии в столицах 17-ти штатов.

- Вы счастливы?

- Смотря что понимать под счастьем. Мне нравится определение, не помню, кому оно принадлежит: «Счастье – это напряженная работа души». Если это так, то я счастлива.

- Меньше месяца назад мы отмечали День Независимости Кыргызстана. С какими чувствами вы встречаете этот праздник и что пожелали бы кыргызстанцам?

- Я бы пожелала продолжать то, что они, похоже, начали. В этот приезд, как никогда раньше, я обратила внимание на то, что люди становятся все более самодостаточными, они уже не ждут пряников от государства, а шевелятся сами. Многие стали успешными предпринимателями. Открыли шикарные рестораны, магазины, салоны, строят дома, делают евроремонты, снимают кинофильмы, шьют платья, в конце концов, и продают их. Конечно, не все столь успешны, но все же. По количеству автомобилей на душу населения мы, оказывается, впереди планеты всей? Значит, у нас что-то движется. Я желаю процветания нам всем, выдержки и мира.

Беседовала Лейла Саралаева

© Новые лица, 2014–2015
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям