Что дала Октябрьская революция кыргызскому народу?

10:43, 7 Ноября

Накануне столетия Великого Октября в обществе вновь разгорелись дискуссии о роли и месте той революции в истории. В нашем обществе со времен перестройки преобладает мнение, что с 25 октября (7 ноября) 1917 года на территории бывшей Российской империи наступил если не ад кромешный, то нечто к этому близкое. Это мнение озвучивается не только на обывательском уровне, но и в кругах ученых-историков.

Если вести речь об истории Кыргызстана, то необходимо честно ответить на два вопроса. Первый: что принес Октябрь 1917 года кыргызскому народу? Второй, который прямо связан с первым: почему в 1916 году кыргызы, как и другие народы Средней Азии, восстали против отправки на тыловые работы царской Россией, а через четверть века - в 1941 году - охотно шли в действующую армию как по мобилизации, так и добровольцами, защищая Советский Союз?

Арифметика прогресса

О том, как жилось народу до революции, лучше всего говорят данные не советских источников, а прямо противоположных им.

Возьмем в качестве примера ситуацию с образованием. Вот что говорил за 10 лет до революций - в 1907 году - во II Государственной Думе депутат Владимир Пуришкевич: «Из 11,5 миллиона детей школьного возраста лишь 4 миллиона учатся, а 7,5 миллиона коснеют во мраке, то есть 35% против 64,5%». В стенографических отчетах II Госдумы, откуда взяты эти строки, зафиксированы и слова того же депутата о том, что грамотными среди тогдашних женщин было всего лишь 1,6% общего населения. Энциклопедии называют Пуришкевича так: «русский политический деятель правых консервативных взглядов, монархист, черносотенец». То есть никоим образом не советский пропагандист.

А что говорят другие источники о том же самом?

Выходил в царской России журнал «Вестник воспитания», где освещались проблемы народного образования. В 1906 году это издание спрогнозировало, за какое время в условиях той системы можно было ликвидировать неграмотность в стране. Что характерно, расклад давался по регионам. В европейской части России при царском режиме все поголовно стали бы грамотными через 120 лет, а в Сибири и на Кавказе - через 430 лет. Что касается Средней Азии, то, согласно прогнозу журнала, грамотой регион смог бы овладеть только через 4600 (четыре тысячи шестьсот) лет.

Похожая ситуация была и в здравоохранении. По данным статистического отчета, по Ошскому уезду за 1910 год из 1963 родившихся детей умерло на первом году жизни 1259. В 1911 году родилось 2877 и умерло на первом году жизни 1425 детей. Из-за этого средняя продолжительность жизни жителей в этом регионе не превышала 32–35 лет. На территории же нынешнего Кыргызстана в целом к 1913 году было всего 6 земских больниц.

Что же случилось при советской власти с образованием? Уже через девять лет после Октябрьской революции, то есть к 1926 году, население Советской Киргизии было грамотно на 15%, а к 1939 году - на 82%. И это притом, что до 1928 года кыргызский алфавит имел арабскую графику, а до 1940 года - латинскую. Кыргызские историки в свою очередь сообщают такой факт: в 1927 году только на территории одной Ошской области насчитывалось 142 школы. Что же касается здравоохранения, то к началу 1940-х годов в Киргизской ССР было 112 медицинских учреждений.

Таким образом в первую очередь в заслугу Октябрьской революции можно смело ставить то, что она ликвидировала социальное неравенство. Кыргызы, как и все народы бывшей Российской империи, стали равны в правах и получили бесплатный и всеобщий доступ к общественным благам, независимо от своего происхождения и национальности. В иных условиях сын простого кеминского дехканина Абдылас Малдыбаев вряд ли стал бы выдающимся композитором и оперным певцом, а сын ферганского шахтера Исхак Раззаков - сначала председателем Совета Министров Киргизской ССР, а потом и Первым секретарем ЦК Компартии Киргизии.

Именем революции

Через неделю после своей победы большевики выпустили знаменитую «Декларацию прав народов России». Она провозгласила равенство и суверенноcть народов бывшей империи, их право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Также этот документ отменил все и всякие национальные и религиозные привилегии и ограничения. Помимо этого, в «Декларацию прав народов России» включили свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп всего населения. Подписали декларацию Иосиф Сталин и Владимир Ленин - как народный комиссар по делам национальностей и председатель Совнаркома соответственно.

С точки зрения простой логики, воевать против политической силы, придумавшей такой документ, для простого русского, кыргыза или узбека было не только безнадежным, но и глупым делом. Впрочем, некоторые пробовали. Потом их назовут белогвардейцами и басмачами. Большинство же народов пошло за большевиками только потому, что их программа на тот момент вполне соответствовала чаяниям. Среди них был и кыргызский народ.

Есть и другая причина, почему кыргызы в своем подавляющем большинстве приняли советскую власть. Почти сразу после Февральской революции Временное правительство объявило амнистию участникам восстания 1916 года. В мае 1917 года из Китая вернулись 64 тысячи человек. Но их земли к тому моменту были захвачены либо русскими кулаками, либо своими же кыргызскими баями. Чтобы не умереть с голоду, кыргызы нанимались в малаи (наемные работники) и к тем, и к другим. К слову, русские бедняки так же от безысходности шли в малаи к кыргызским баям. Так что процесс шел в обоих направлениях. С тех времен дошла до нас печальная поговорка: «Малайдык баркын бай билбейт, байбичеси көп тилдейт» - «Богач работника не разумеет, байбиче много (его) бранит».

Только в сентябре 1917 года Временное правительство распорядилось выделять вернувшимся беженцам денежную помощь из расчета 100 рублей на юрту (кибитку). Дальнейшая судьба этих денег неизвестна, причем у историков есть стойкое подозрение, что их украли. Потому что Временное правительство по демократической привычке распоряжение дало, а вот его исполнение не проконтролировало.

Но пришла советская власть, и программа помощи беженцам приобрела более конкретные очертания. Источники сообщают: «В начале 1918 года создаются специальные комитеты - комбежи, которые занимались оказанием материальной помощи беженцам. Для них закупали продовольствие, одежду, скот. На пути следования кыргызов из Китая на родину было открыто 24 пункта, где предоставляли питание и оказывали медицинскую помощь. В 1920 году вернувшимся беженцем была выделена помощь, которая включала 350 тысяч аршин мануфактуры, 200 пудов мыла, 100 пудов чая, 50 ящиков спичек, сельскохозяйственный инвентарь. Им вернули земельные угодья, снабжали семенами для посева».

Кроме того, советская власть выкупала кыргызов в Китае из долгового рабства. Схема была такой: на каждого беженца составлялась анкета, где указывалось, сколько кыргыз или его семья должны. Потом велись переговоры с кредитором по выкупу. Если сумму долга не могли установить, то действовали либо через личные связи, либо через китайский суд. Если же кредитор отказывал беженцу в освобождении, и никаких вариантов больше не существовало, беженцев просто… выкрадывали. Известно, что с 10 июня по 1 сентября 1923 года из 1200 юрт вернули 750, а остальные 450 перебрались домой в конце ноября, не имея никаких долгов перед китайскими властями. И все это, отметим, проходило в условиях конца Гражданской войны, когда царила полная разруха.

По этому поводу российский историк Алексей Палин писал:

«Для юга Кыргызстана правительство СССР выделило 2 миллиона рублей на покупку инвентаря. Землепользования бедняков выросли более чем в 5 раз, обеспеченность инвентарем в 4 раза, скотом в 2 раза. Появилось более 18 тысяч обустроенных землехозяйств на площади почти 69 тысяч гектар. В 1928-1929 годах посевная площадь по сравнению с предыдущим годом выросла на 28,2%. Поголовье скота к 1928 году по сравнению к 1913 году выросло на 36%.

Все это способствовало укреплению доверия к советской власти, была создана социальная опора предстоящим в регионе преобразованиям в промышленной сфере. В 30-е годы Кыргызстан превратился в передовую индустриально-аграрную республику. Было введено 140 промышленных предприятий и электростанций, появились новые отрасли промышленности: цветная металлургия, нефтяная, сахарная, мясо-консервная и др. В 1936 году Кыргызстан занял первое место в СССР по урожаю сахарной свеклы».

Из многих - единое

Через два года после образования Советского Союза упразднили Туркестанскую АССР. После национально-территориального размежевания, наряду с прочими, 14 октября 1924 года появилась и Кара-Киргизская автономная область. Ей передали Караколский, Нарынский и Пишпекский уезды, а также по 10 волостей Андижанского и Наманганского уездов. Также новой автономии перешли 5 волостей Маргеланского уезда, 2 волости Кокандского уезда и Ошский уезд Ферганской области, а также 14 волостей (Таласский участок) Аулиэ-Атинского уезда Сыр-Дарьинской области. Потом это новообразование станет последовательно Киргизской автономной областью, потом автономной республикой, после - полноправной союзной республикой и, наконец, Кыргызской Республикой, в которой мы сейчас и проживаем.

Пожалуй, это можно назвать третьей причиной того, почему кыргызы в массе своей поддержали советскую власть. Отсюда мы получаем главный вывод: кыргызы поддержали советскую власть, потому что в их понимании она была справедливой.

В 1941 году поколение рожденных за год-два до революции и после нее пойдет воевать за свою новую - Советскую - Родину на Великую Отечественную войну. Таких людей в Советской Киргизии будет больше 360 тысяч, из которых 72 человека станут Героями Советского Союза. Среди них будут и воины-кыргызы: Дуйшенкул Шопоков, Чолпонбай Тулебердиев, Калыйнур Усенбеков, Даир Асанов, Джумаш Асаналиев, Анварбек Чортеков. Они станут частью общей победы советского народа - такой же, как русские, казахи, армяне, узбеки, татары: все национальности общего СССР. Кто-то из них не вернется с войны домой, а кто-то доживет до наших дней... 

Из всего вышесказанного каждый читатель может самостоятельно сделать вывод, чем же явилась для кыргызского народа Великая Октябрьская Социалистическая революция. Разумеется, в послереволюционной истории Кыргызстана бывали разные страницы. Но дело в том, что суждение о ней только с негативных позиций совершенно дискредитирует историю как науку. Как научная дисциплина, история обязана судить не категориями «плохо/хорошо», а с позиции «было/не было». В порядке примера: те, кто пишет об «ужасах красного террора», почему-то забывают указать, что параллельно ему был и «белый террор», местами даже превосходящий «красный» по уровню жестокости. 

То есть историкам не хватает объективности. Вот и судят об исторических событиях, кто во что горазд. Хотя французский историк и публицист Жюль Мишле еще в XIX веке отметил совершенно правильно: «Чувствительные люди, рыдающие над ужасами революции, уроните несколько слезинок и над ужасами, ее породившими».

Дмитрий ОРЛОВ

В материале использована картина "В.И. Ленин провозглашает советскую власть". Худ. В.А. Серов 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям