Истерия вокруг второй военной базы - это попытка выслужиться перед Россией

11:12, 5 Февраля

На днях состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Бишкек. На переговорах с главой МИД Кыргызстана Чингизом Айдарбековым речь шла о двустороннем сотрудничестве во всех сферах, в частности в военно-технической, культурной и гуманитарной. Обсуждалась и ситуация в Афганистане. Сергей Лавров отметил, что Кыргызстан и Россия имеют общие точки взаимодействия и поддерживают инициативы на уровне ведущих международных организаций.

Глава российского МИД добавил, что стороны обсудили сотрудничество в рамках ОДКБ. Саммит министров иностранных дел организации состоится в 2019 году в Бишкеке. «Что касается открытия второй авиабазы России в Кыргызстане, речь на официальном уровне об этом не шла», — сказал Сергей Лавров.

Министр иностранных дел России прибыл в Бишкек для подготовки государственного визита президента РФ Владимира Путина в Кыргызстан и заседания межправительственной комиссии, которое состоится 1 марта 2019 года. Мы решили обсудить перспективы сотрудничества России и Кыргызстана с политологом Марсом Сариевым.

- Марс Осмонкулович, с чем связана истерия вокруг возможного появления второй российской военной базы?

- Этот вопрос муссирует кыргызская сторона. И впервые он начал подниматься в период правления в Узбекистане Ислама Каримова. Связано это было с тем, что у нас были непростые отношения с Узбекистаном, на границе с Таджикистаном и Узбекистаном постоянно вспыхивали локальные инциденты. Поэтому кыргызские власти рассматривали появление российской военной базы как весомый аргумент в усилении авторитета Кыргызстана в Центральной Азии, чтобы противостоять Каримову. Кыргызская сторона настаивала на том, чтобы эта база появилась в Баткене, а там нет никакой инфраструктуры. А российская сторона рассматривала эту возможность в Оше. Связано это было с тем, что Россию беспокоил наркотрафик, узел которого расположен в Оше. То есть возможность появления второй базы не была никогда связана с угрозой, исходящей со стороны Афганистана, у каждой из сторон были свои интересы. Но Россия не имеет возможности тратить финансовые ресурсы, чтобы устанавливать новую военную базу. Это расточительно. Для них вполне достаточно Кантской авиабазы и базы в Таджикистане.

- Не является ли очередное муссирование этого вопроса попыткой кыргызских властей выслужиться перед Россией? Или это инициатива нового посла, чтобы как-то закрепиться, заявить о себе и создать о себе хорошее впечатление?

- Думаю, это не инициатива президента Жээнбекова. А вот новый посол Аликбек Джекшенкулов попытался сделать некий реверанс в сторону Москвы. Хотя наши прекрасно понимают, что у России нет ресурсов и нет необходимости ставить вторую базу. Кроме того, россияне не пойдут на это, чтобы не раздражать официальный Ташкент. Мы должны понимать, что у России с Узбекистаном прочное стратегическое сотрудничество. Ташкент для них важнее, чем Бишкек. И раздражать, отталкивать от себя такого союзника открытием новой базы на границе с Узбекистаном россияне не будут ни в коем случае.

- Тогда зачем к нам едет Путин?

- Основная цель – это налаживание сотрудничества. Вот уже пару месяцев муссируется идея о поставках локомотивов из России, чтобы соединить железной дорогой север и юг Кыргызстана. Это очень нужно нам. А Россия хочет взять под контроль железные дороги Кыргызстана и тем самым поставить крест на китайском проекте “Один пояс – один путь”. Если, допустим, Кыргызстан заключает договор с Россией о строительстве железной дороги Бишкек - Нарын, а дальше кыргызы могут предложить китайцам соединить Нарын и Джалал-Абад железной дорогой и далее с Узбекистаном. Но Китай на это не пойдет. Потому что в проекте “Один пояс – один путь” Китай не хочет видеть никого в партнерах, хотя и Япония, и Россия предлагали свое сотрудничество. Соответственно Китаю придется заморозить этот глобальный проект. А это и есть ключевая цель. Кроме того, Россия заинтересована, чтобы в Кыргызстане был серьезно представлен российский бизнес в сфере горнорудной промышленности, электрических станций, железных дорог. К слову, газовую отрасль Россия и так уже контролирует.

- Как Вы оцениваете такую перспективу?

- Это неплохо. На фоне того разгильдяйства и системного кризиса, который происходит в госуправлении Кыргызстана, полного провала экономической политики - у нас ничего не осталось, кроме реэкспорта товаров, идет полная стагнация экономики. Поэтому лучше пусть российский бизнес придет, чем даже казахский или китайский. Потому что мы не имеем общей границы с Россией. А через Казахстан российский бизнес будет более корректно действовать.

- И последний вопрос, касающийся внутренней политики. Мы видим, что снова реанимируют политиков из старой колоды. Это кадровый голод или нежелание впускать на политическую арену новых молодых игроков?

- Да, есть кадровый голод. Выборочно реанимируя старые кадры, более-менее профессиональные, пытаются решить эту проблему. Да, Омурбек Суваналиев - профессионал. Что касается Аликбека Джекшенкулова, то надо было в Россию отправлять дипломата, лояльного к России. Я думаю, что и Мадумарова привлекут к работе. Это попытка президента Жээнбекова по крохам собрать профессиональные кадры, которые нигде не замарались и не совсем одиозные. На самом деле наша политическая элита недееспособна и боится делать такие политтехнологические шаги, как Армения, выдвигая таких ярких и совершенно новых лидеров, как Пашинян. Это политик совершенно новой формации. Поэтому, если у нашей власти нет духу приводить совершенно новых лиц, надо хотя бы привлекать таких сильнейших профессионалов, как Чинара Джакыпова и Муратбек Иманалиев. Это крепкие профессионалы, с масштабным мышлением, которые не связаны ни с какими кланами, ни с какими-то коррупционными схемами. Но власть предпочитает собирать вокруг себя номенклатурщиков с советским мышлением, которыми легко управлять.

Подготовила Аида Тастанова

Фото Вячеслава Оселедко

 
© Новые лица, 2014–2019
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям