Депутаты против журналистов – неравный бой

13:23, 22 Июня 2016

Прошлая неделя оказалась для журналистов Кыргызстана серьезным стресс-тестом: наши славные законодатели вознамерились внести дополнения в Закон КР «О СМИ». О сути предложенных ими поправок уже написано и сказано достаточно много, чтобы повторять претензии и возражения журналистской братии в лишний раз. Поэтому ограничимся еще одной констатацией их общей реакции – руки прочь от нашего закона, принятого еще в 1992 году и подвергшегося редакционным изменениям лишь единожды, в следующем 1993-ем.

Полный абзац!

Сейчас же, после того как накал эмоций немного спал, хочется посмотреть на возникшую проблему с другой стороны. Вернее, обратить взгляд на самих себя, журналистов. Мы можем сколько угодно ругать депутатов, импортирующих к нам законы из соседних стран. Но давайте трезво подумаем: вот, решили они (бог весть по каким соображениям) исковеркать главный закон, регулирующий деятельность средств массовой информации. И с кем им в этом случае иметь дело? Кто, по большому счету, представляет все журналистское сообщество? Ведь мы со стороны для всех видимся большой, но чрезвычайно пестрой и противоречивой (а часто и разъединенной) толпой. С кем из нас говорить? Кто уполномочен от лица профессионального цеха говорить с ветвями власти и решать возникающие вопросы?

Хорошо, что в этот раз роль «ночных сторожей» выполнили наши партнеры и друзья из медиа-организаций, ударившие в тревожный набат перед тем, как инициаторы дискриминирующих поправок чуть было не протащили свой законопроект через голосование в Жогорку Кенеше. Хорошо, что коллеги моментально отреагировали и смогли выступить дружным фронтом и принять резолюцию с требованием отказаться от принятия данного закона. Хотя еще рано говорить, что мы достигли своего, поскольку инициатива депутатов, ведомых Кожобеком Рыспаевым, пока не отменена, а лишь отложена под предлогом внесения каких-то корректировок и должна вновь быть вынесенной на рассмотрение парламента.

Так вот, а если в следующий раз мы прозеваем и прошляпим ответственный момент? Нас и так почти застали врасплох, хотя мы могли начать жесткий, но конструктивный диалог с авторами законопроекта на дальних подступах, а именно – еще в середине мая, когда информация о предложенных поправках впервые появились на сайте kenesh.kg. То есть мы видели, и молчали! Знали, и ничего не предпринимали! Пока нас не растолкали медиа-эксперты. А ведь все могло быть совсем по-другому. А конкретнее, если бы у нас был свой легальный профессиональный союз журналистов, то можно было бы заключить с Жогорку Кенешем, а также правительством Кыргызстана и аппаратом президента, как госорганами, обладающих правом законодательной инициативы, соглашение об обязательном и предварительном (!) обсуждении любых изменений в законодательство страны, хоть как-то касающихся деятельности средств массовой информации.

Без Союза в голове

Все-таки профессиональное объединение – это не ватага индивидуально представленных журналистов или даже неформальный клуб редакторов или прочих самоорганизованных цеховых альянсов и лиг. Союз журналистов – это исторически сложившийся и оправданный реалиями жизни творческий орган, призванный защищать общие интересы работников СМИ, консолидировать их усилия, и, что важно для нашего случая, выступать в качестве основного контрагента властей при решении затрагивающих сферу журналистики вопросов, особенно носящих кардинальный характер.

И ведь такой союз у нас в Кыргызстане есть! Объяснение причин того, почему он в данное время пребывает в недееспособном состоянии, потребует слишком пространных слов и экскурсов в прошлое. Поэтому сейчас ограничимся лишь короткой справкой: после длительных и сложных консультаций в самой журналистской среде и нелегкого переговорного процесса с номинальным руководством Союза журналистов Кыргызской Республики принято решение о реанимировании деятельности организации. И уже в скором будущем, после проведения республиканского съезда и выборов нового руководящего состава, Союз намерен играть активную роль, выполняя в том числе и свои естественные функции представителя всего журналистского сообщества в диалоге с государством, и особенно при разрешении спорных или даже конфликтных моментов.

И ведь нам есть о чем говорить и договариваться с государством и всеми ветвями власти. Если уж они так озабочены состоянием СМИ и информационной безопасностью, им есть куда приложить свою активность. В чем одна из самых существенных проблем наших масс-медиа? В их бедственном материальном положении. Оно же, в свою очередь, объясняется как внутренними негативными факторами, вроде ограниченности рекламного рынка, неразвитости медиа-менеджмента, локальности информационного рынка и малочисленности читательской и зрительской аудитории, так и внешними, проистекающими именно в силу слабой работы государства, а зачастую вообще в ее отсутствии, по стимулированию полноценной работы средств массовой информации.

#Элдиндепутаттары

Прежде всего, где работа государства по обеспечению нормального функционирования журналистских факультетов? Почему оно не создает условия для развития образовательной базы для нашей профессии? Если сейчас с университетских скамей в журналистику и приходят более-менее подготовленные выпускники, то это не благодаря, а вопреки! Какая там ситуация с материально-технической базой, даже говорить не хочется. Как и про методики обучения. Я вовсе не критикую наших коллег – преподавателей журфаков. Они делают все, что могут. И их вины в отставании от современных стандартов нет. Сейчас медиа так развиваются, что даже мы, практикующие журналисты, не поспеваем за всеми трендами и новациями. Да и что в состоянии предпринять, если опять-таки государство не уделяет им должного внимания, регулируя положение в вузовском образовании таким образом, чтобы обеспечить все необходимые условия для полноценной работы.

И заметьте, что относительно благополучно дела обстоят именно в университетах, открытых на инвесторские деньги. Это и АУЦА, и «Манас», и отчасти может быть Кыргызско-Российский Славянский университет. А теперь подумайте, что станет, если в Кыргызстане из-за депутатских поправок иностранные лица не смогут фактически открывать СМИ: газеты, сайты, телеканалы и радиостанции? Мы без потенциального зарубежного финансового вливания просто можем стать банкротами в самой ближайшей перспективе. И ничего удивительного тут нет. У нас само государство давно стало бы банкротом без внешнего инвестирования, грантов, кредитов. Чуть что, все ветви власти наперегонки бегут к донорам, вымаливая деньги, без которых уже не может обходиться ни наше госуправление, ни сама экономика.  

А мы не денег просим, мы лишь просим нам не мешать тупыми, извините за резкость, законами. Тогда, когда СМИ нуждаются в действительно протекционистских, защитных и стимулирующих законопроектах. Вернемся снова к роли государства в регулировании журналистской сферы. Что может быть хуже и опаснее для информационной безопасности страны, чем положение дел государственного монополиста «Кыргызпочтасы», уполномоченного за доставку печатной периодики по территории всей республики? Давайте предложим эксперимент тому же Кожобеку Рыспаеву – инициатору ограничительного законопроекта: пусть он откроет газету и попробует поработать с «Кыргызпочтасы». И вот тогда он пройдет через все круги ада, и поймет, что у нас государство даже не в состоянии доставлять прессу в регионы, или делает это так безобразно, что лучше бы не делало вовсе.

Дорогая редакция

И таких претензий журналисты могут приводить сколько угодно. Например, по работе тех же газетных киосков «Кыргызбасмасоз». Не зря коллеги обозначили проблему транспортировки и реализации газет и журналов одним емким и все объясняющим словом – мафия. И такие замечания к государству есть у коллег во всех секторах СМИ: у телевизионщиков, у радийщиков, у интернетчиков. Стоит только попытаться обратить внимание государства на наши проблемы, что изредка мы делаем, как всегда готов ответ: рыночные условия должны действовать на всех одинаково, поэтому мы не можем создавать для вас какие-то особые льготные условия. Ну ок! Тогда почему государство сейчас заталкивает нас в антирыночное гетто, запрещая иностранцам владеть долей учредительства в СМИ более 20 процентов? Если вдруг я, учредив какое-нибудь информационное издание, захочу найти инвестиции за рубежом, почему моему потенциальному партнеру должен помешать ваш дискриминационный закон? Почему вообще граждане или юридические лица из-за рубежа вообще должны лишаться права инвестировать финансы в развитие наших масс-медиа, если у них есть желание?

Ведь деньги-то все равно оседают у нас! Они идут на аренду офисов, покупку техники, оплату зарплат сотрудников (наших граждан, конечно же), с них выплачиваются налоги. При этом улучшается медиа-ландшафт Кыргызстана, появляется разнообразие источников информации, конкуренция вынуждает остальные редакции идти вровень с прогрессом, не стоять на месте и бороться за свою аудиторию, повышать рейтинг привлекательности в глазах рекламодателей и деловых партнеров. А что касается информационной безопасности, о чем без конца твердят авторы злополучного законопроекта, то все регулирующие деятельность СМИ законы настолько продуманны, что позволят через судебные решения вмиг прикрыть любое медиа, которое вдруг вознамерится работать во вред национальным интересам страны и нашего общества, грубо нарушать профессиональные требования и этические принципы журналистики…

Прямо сейчас в стенах Жогорку Кенеша должно состояться, если уже не состоялось, обсуждение поправок. Как депутаты протаскивают этот законопроект - отдельный разговор, и мы к нему обязательно вернемся. Чего стоит только грубое нарушение регламента ЖК, ведь уже отложенный на прошлой неделе, документ с изменениями авторов сегодня вновь был внесен в повестку дня пленарного заседания. Это при том, что подвергнувшись редактированию, законопроект должен был снова пройти процедуру одобрения в профильном парламентском комитете, в этом случае им стал комитет по социальным вопросам. Вот истинное лицо отдельных депутатов, вот цена их законодательной работы.

Азамат ТЫНАЕВ.

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям