Дмитрий Киселев: «Позиция журналиста – это всегда риск»

08:45, 9 Октября 2015

Недавно состоялась встреча отечественных журналистов с известным российским коллегой Дмитрием Киселевым. Широкому зрителю он известен как ведущий телепрограммы «Вести недели». Его яркая манера вести информационно-аналитическую передачу вызывает разнообразные эмоции, к примеру, он самым заметным журналистом, в отношении которого США и ЕС применили санкции. Это является красноречивым примером того, как западный мир относится к свободе слова.

На встрече Дмитрий Киселев поделился своей персональной точкой зрения на современную журналистику и некоторые процессы, которые происходят в мире.

О позиции журналиста

- Журналистика – это важнейшая площадка для поиска путей будущего каждой из наших стран, и Киргизии, и России, площадка для мнений и дискуссий. Важно, чтобы эта дискуссия шла квалифицировано и содержательно, чтобы мы, журналисты, понимали то, о чем пишем, и относились ответственно к своим словам, никогда не перевирали факты.

Вся наша работа нацелена на прогресс, на поиск эффективного уклада в каждой из наших стран. Уклад Кыргызстана и уклад России устанавливается по-разному. Не обязательно он должен быть одинаковым, точно так же как уклад Швеции отличается от уклада Швейцарии. Каждая успешная страна идет своим путем. А те страны, которые идут чужим путем, кому навязывают уклад извне, они просто разваливаются и ничего хорошего для людей это не несет. Примеров много, не буду перечислять.

С другой стороны, время отстраненной, дистиллированной журналистики прошло. У журналиста сегодня должна быть позиция. Позиция журналиста – это всегда риск, она либо воспринимается обществом, либо нет. Если она принимается, то это счастье, вы можете чувствовать обратную связь. Если не принимается, стоит задуматься. Но если ее нет или вы выражаете чью-то чужую позицию, то возникает внутренний диссонанс, что снижает вашу внутреннюю энергию. Если у вас нет энергии, вы не отправляете ее вашей аудитории, если вы не заряжаете людей своими идеями и эмоциями, то вас нет.

Позиция – это большая ответственность, поскольку журналист является представителем общества. Это одна из самых счастливых профессий на земле, поскольку вы одним из первых узнаете новость, у вас есть привилегия уточнить все подробности, задать свои вопросы по интересующей теме. Читатель, который занят своей работой, потом читает вашу статью и понимает, что вы работали для него.

О задаче журналиста

- Расскажу историю о том, как я пришел к пониманию задачи журналиста. 10 лет я занимаюсь верховой ездой и как-то раз пришел на конюшню, после эфира передачи «Национальный интерес», которую я вел в тот период. Накануне вышла передача, где мы рассматривали тему русской водки, как национальной гордости и национального позора. И один из конюхов мне говорит: «Хорошую программу вчера сделали, жаль только не сказали самого главного». Я довольно спокойно отношусь и к критике, и к похвале, но тут мне стало интересно, мы 50 минут обсуждали тему водки, затронули десятки аспектов от проблемы анонимных алкоголиков, до того как отличить настоящую водку от подделки.

«Что же я не сказал?» - удивленно спрашиваю. Он, выдержав паузу, отвечает: «Самого главного не сказал – какую брать?» И в этом упреке он был абсолютно прав. Он чистит навоз целый день, а я изучал водку, получается, по его заданию, по заданию общества. И если он не услышал, то, что хотел, выходит, я с этой задачей не справился, а он зря целый час смотрел передачу. Это относится не только к водке, а ко многим темам, и если мы, журналисты, серьезно изучаем тему, мы должны ответить на вопрос общества, что такое хорошо, а что такое плохо. Потому что мы журналисты формируем систему ценностей.

Так получилось, что после развала Союза у нас была разрушена система ценностей, мы забыли, что такое хорошо, а что такое плохо. Раньше жизнь человека была ценностью, но в тот период и жизнь девальвировалась, мы перестали ценить собственную жизнь. Появилось много брошенных детей, количество абортов повысилось до неприличия, системой образования пренебрегали, мы перестали заботиться о стариках и обеспечивать им достойную старость. Земля, частная собственность, ничто не имело цену. И самое главное само государство потеряло цену, потому что казалось, что оно всех предало. Возник ценностный вакуум.

Потеряв ценностные ориентиры, общество в начале 90-х фактически переживало предсуицидальное состояние, когда потеряна точка опоры, не для чего было жить. Дикий рынок никуда не вывел, государство продолжало распадаться. И я считаю, что отечественная журналистика в большой степени несет за это ответственность. Система ценностей была отрезана в 1917 году, а потом и в 90-е годы мы отрезали то, что было построено за советский период. Это двойное оскопление, разрушение оказалось драматичным, болезненным для нас. Поэтому я и пришел к пониманию, что мы задачей журналистов сегодня является производство ценностей. Естественно, мы не можем заново создавать ценности, они созданы до нас, и в отечественной культуре, и в книгах, и в произведениях искусства. Мы занимаемся производством ценностей внутри человека, в душах наших граждан, потому что есть запрос на это у современного общества.

О свободе слова

- Журналист должен отвечать на все вопросы, которое волнуют сегодня общество. Нам надо свободно обсуждать любые темы. Журналистика это сложная профессия, потому что она очень ответственная. Я много лет в журналистике и могу сравнить разные ее периоды. Сегодня в России диапазон свободы слова широк, как ни в одной стране мира. Мы можем сказать: «Я люблю Путина», «Я не люблю Путина», «Я люблю геев», «Я не люблю геев». И никому за это ничего не будет. Если вы в Европе или Америке скажете: «Я люблю Путина и не люблю геев», у вас однозначно возникнут проблемы. У нас проблем со свободой слова не возникает и есть СМИ разных форматов. У нас даже звучат такие слова в эфире: «Меня от патриотизма тошнит, червяками и вишневыми косточками». На телеканале «Дождь» звучит мнение, что надо было блокадный Ленинград сдать немцам. Я не могу себе представить ни одного английского писателя, который бы заявил на лондонском телеканале, что надо было сдать Лондон немцам. Поэтому у нас в этом плане свобода слова просто безбрежна.  

О двойных стандартах в журналистике

- Я знаком с западным стандартом журналистики, когда требуют, чтобы журналист излагал только факты, а выводы делал сам читатель. Более того, я сам в свое время возглавлял Интерньюс и искренне верил, что так писать и надо. На практике выяснилось, что сами западные коллеги не соблюдают так называемые западные стандарты. Пока вы будете писать статьи по их стандартам и стараться не высказывать своего мнения, они это мнение будут высказывать. А кто высказал, тот и убедил. Поэтому западный стандарт – это миф, это способ манипуляции. И очень часто мы сталкиваемся с открытым враньем в западных СМИ. Например, когда уничтожали Ирак. Вспомните, это было стабильное государство, войска НАТО туда вошли по ложным поводам, во-первых, что там, якобы, была «Аль Каида» и Ирак назначили виновным за взрыв башен-близнецов, а второе, что там было оружие массового уничтожения. Сейчас, спустя 15 лет американцы сквозь зубы признали, что ни «Аль-Каиды», ни оружия там не было. А страны не стало. И сейчас таким же методом действуют против Башара Асада и хотят уничтожить очередное государство. На самом деле, их пресса демонизирует некоторых личностей. Меня в том числе. Говорят, что я хочу вырезать сердца. Санкции против меня применяют. Как можно против журналиста применять санкции? О какой свободе слова может идти речь? Это все трепотня, рассчитанная на легковерных, с целью изменить конструкцию мира для мирового господства.

Мне даже неловко говорить это словосочетание «мировое господство», потому что возникают четкие ассоциации. Но я говорю их, повторяя за американским президентом. В своих выступлениях он часто говорит, что они имеют право на односторонне применение силы, что они исключительные, что они обречены на лидерство, что они сеют демократию. Как результат – миллионы беженцев. Поэтому когда мы говорим об их журналистике, это обслуживание стремления к мировому господству, которая сформулирована как «обреченные на лидерство». Половина мирового военного бюджета в США, и их журналистика это обслуживает. А нам с вами свое мнение высказывать не надо. Мы свое мнение должны держать при себе и говорить разрозненную информацию. Но разрозненная информация, как горох, она не имеет никакой ценности. Чем выше степень переработки информации, тем большую ценность она имеет. Я считаю, что имеет смысл информация, оформленная в концепцию. Если вы помогаете обществу понять движущую силу и конструкцию мира, то вы на правильном пути. А если у вас нет стратегии, чтобы ориентироваться в глубинных вопросах, значит, вами будут управлять, потому что у других эта стратегия есть. И здесь нужно самокритично подойти к своей профессии и задать себе вопрос: а чем я вообще занимаюсь? Какой общественный запрос я выполняю? Если вы не отвечаете на запрос общества, то вы ведете себя предательски по отношению к обществу, и пора сменить профессию.

Об информационной войне в Украине

- Каждый человек кузнец своего счастья. Мы не можем навязывать никому своего мнения. Мы не собираемся содержать украинскую прессу, как это делают американцы. Важнейшие украинские ресурсы были основаны американцами. Вся пресса была «желтой». Олигархи, которые были не способны сформулировать национальные интересы, рвали эту страну по кускам, используя свои газеты и телевизионные каналы.
 

Россия никому ничего не навязывает. Я не считаю, что мы проиграли информационную войну на Украине. По крайней мере, в России все понимают, к какому кошмару привел кровавый государственный переворот. Если американцы переворот не называют переворотом, если они не считают количество жертв и не говорят о том, как это было, это разве объективная журналистика? Что касается Украины, то у них случился такой психоз ультранационалистический, европейцы проходили этот путь. Национализм оказывает разрушительное воздействие на государство любой крепости. То же самое происходит на Украине. Они решили изменить собственную генетику нации, культурную составляющую, а это ничем хорошим не обернется.

О демонизации журналиста

- Некоторые критики, говоря о программе «Вести недели», меня преподносят как главного пропагандиста и идеолога. Меня демонизируют сознательно. А я журналист. Никак иначе себя не позиционирую. Да, я позволяю себе сказать яркие провокационные фразы, из-за чего подвергаюсь потом критике.

Например, в одной из передач я сказал: «Мало штрафовать за пропаганду гомосексуализма среди подростков. Сердца геев нужно сжигать или закапывать, как непригодные для продолжения чьей-то жизни». Это была яркая провокационная форма, отражающая суть происходящего в США. Там каждый день сжигают или закапывают сердца геев, поскольку с 1977 года в США официально объявлена эпидемия СПИДа и существуют регламентирующие документы, в которых говорится, что геи не могут быть донорами крови, в силу того, что есть риск заражения СПИДом. В России донорство геям не запрещено. Если человек гей, но он здоров, то это не является формальной причиной для отказа от донорства. А в США, Великобритании, Канаде, Евросоюзе это является. Мой призыв был направлен к установлению некоего единого мирового стандарта, чтобы мы определились с этим вопросом.

Или другая цитата, из-за которой против меня применили санкции: «Оружие России способно превратить США в радиоактивный пепел». Тут я тоже ничего нового не сказал. Мы с советских времен обсуждали, кто и сколько раз может уничтожить друг друга по количеству ядерного оружия: США СССР 8 раз, СССР США 6 раз. Это высказывание была направлено на то, что надо вести себя в мире осторожно, так как существует риск быть уничтоженным. Это же не значит, что я хочу спалить США. Но меня интерпретировали как агрессора. А поскольку «Вести недели» довольно влиятельная и популярная передача, то существует сознательное желание подмочить репутацию, испортить, обозвать, повесить клише, по крайней мере, снизить ее популярность. А меня соответственно называют главным идеологом и пропагандистом. Но никто не знает, что такое пропаганда вообще, и пропагандой занимаются все в смысле изложения и распространения своих взглядов. И эти обвинения и демонизация, я считаю как уход от обсуждения сути проблем.

О едином пространстве

- Единое экономическое пространство – это не возрождение Советского Союза, и Владимир Путин не ставит цель его восстанавливать. Это предложение работы России по созданию многоцветной, многополюсной, многоукладной конструкции мира. Сюда же вписывается наше участие в ШОС, БРИКС – информатизация отношений, создание новой сетки государств и центров силы политической, экономической и военной по миру, которая противодействует стремлению к мировому господству.


 Мы можем построить единое информационное пространство – пространство доминирующих ценностей и идти своим путем. Что касается России, то она ничего не навязывает, она предлагать свои концепции. Россия не является доминирующей силой, командиром в едином экономическом сообществе. Здесь скорее ценность имеют предложения, которые может высказывать Кыргызстан или Армения, вес и качество идей не связаны с тем, кто их высказал...

О недопустимости в журналистике

- Недопустимым для меня является вранье. Мы всегда должны стоять на твердой основе фактов. Недопустима в журналистике некомпетентность. Это позор для журналистской истории, которая может лишить его звания. Журналист должен тщательно изучать тему, о которой он пишет. Недопустим переход на личности и оскорбления, за исключением того случая, если человек сам себя не ставит в эту позицию своим собственным поведением. Также недопустимо журналисту сеять любую рознь религиозную, национальную, социальную…

Лейла Саралаева

Фото Табылды Кадырбеков 

© Новые лица, 2014–2018
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям