Эмиль Шукуров: «Из-за плохой экологии горожане стали больше болеть»

14:21, 8 Декабря 2016

Сегодня в нашей гостиной доктор географических наук, кандидат биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Кыргызской Республики Эмиль Шукуров. Он баллотируется в Бишкекский городской Кенеш от партии СДПК. Как бы ни был необычен этот факт, но известный ученый действительно решился лично участвовать в решении городских проблем.

С Эмилем Джапаровичем можно говорить абсолютно обо всем – о политическом устройстве и изменении климата, о коррупции и китайской кухне, об экологии и мошенничестве в фармацевтике. И на любую из этих тем он дает свою точку зрения, основанную на научном анализе и историческом опыте. Общение с ним обогащает и дает пищу для размышлений. Но первый вопрос все-таки коснулся мотивов, по которым ученый решил стать депутатом горкенеша.

- Эмиль Джапарович, ведь вы всегда были далеки от подобного рода деятельности, всегда ругали власти, городские в том числе. Почему согласились?

- Меня всегда очень ранил тот факт, что в политике и городской жизни люди, принимающие решения, недостаточно хорошо представляют себе, как работает та или иная система. Решил – пришло время самому повлиять на ситуацию напрямую. Как ученый я могу что-то сделать для города. Например, в решении вопросов, касающихся системы охраны природы, озеленения города, здравоохранения.

- Как изменилось здоровье рядового горожанина, к примеру, за 20 лет?

- В Бишкеке ухудшилась ситуация со здоровьем. Несмотря на то, что исчезли промышленные предприятия, которые вредили здоровью и были мощным источником загрязнения городского воздуха – заводы им. Фрунзе, завод им. Ленина и другие, городская среда стала значительно хуже. Тому есть несколько причин.

Во-первых, эта точечная застройка, которая вовсю разворачивается в Бишкеке. Она очень ухудшает городскую среду. Одновременно резкое сокращение площадей, занятых зелеными насаждениями. В городе приемлемая для человека среда обитания создается только деревьями. А у нас даже в парках разрешают строить дома. Или взять парк Панфилова – он весь усеян увеселительными заведениями, там уже вздохнуть негде. А что происходит с Карагачевой рощей?

- Ну и транспорт?

 

- Да, безумное загрязнение транспортными средствами приводит к тому, что у нас многократное превышение по бензоперену, одному из загрязнителей, которые приводят к раковым заболеваниям. Не считая других вредных компонентов автомобильных выбросов, которые делают воздух в городе совершенно неприемлемым по многим показателям. Потому и возросло количество заболеваний дыхательных путей, сердечнососудистых, и т.д. В среднем заболеваемость в городе выше, чем в Чуйской долине, в 10 раз. Там хуже медицинское обслуживание, но зато чище воздух.

 

- Что же делать?

- Озеленение – это альфа и омега создания нормальной среды города. Мы находимся в поясе, где господствует жесткий континентальный климат. И неблагоприятное воздействие континентального климата может компенсироваться только зелеными насаждениями. Традиционно в Средней Азии соблюдался этот принцип домостроения, чтобы между домами было много зеленых насаждений. Чаще сажали тополь, чинару и карагач. Особенно важен тополь, потому что он производит большое количество фитонцидов, который очищает воздух от вредоносных микроорганизмов. Это фактор оздоровления.

Но у нас на протяжении нескольких десятков лет идет беспощадная борьба с тополями. Потому что некоторые говорят, что это маложивущее дерево, плюс оно приносит пух, который вызывает аллергию. Тот, кто это говорит должен быть изгнан из города и из страны, он не имеет права здесь жить. Потому что это ложь! Тополь двудомное растение. Есть отдельно мужские и женские растения. Что вам мешает настричь черенки из мужских растений, которые никакого пуха не дают?

- Высокий процент аллергиков также связан с ухудшившейся экологией?

 

- С одной стороны из-за экологии, с другой из-за того образа жизни, который мы стали вести. Мы стали есть пищу с различными добавками, которые дают цвет и какой-то идиотский вкус. После поедания таких продуктов мы начинаем болеть.

- Нам, обычным людям, чем посоветуете питаться?

 

- Я бы посоветовал не ограничиваться только бешбармаком и мясными блюдами, больше есть растительной пищи. Нормальной, без консервантов и странных добавок. Наш образ жизни должен компенсироваться большим поеданием зелени.

- Эмиль Джапарович, раз уж разговор зашел о зелени, поговорим и об охране природы. В Кыргызстане условия для организации заповедников и заказников созданы самой природой, ведь так?

- Условия для создания заповедников формируются людьми, а не природой. Если бы люди не калечили природу, заповедники не понадобились бы. Сотни лет на территории нынешнего Кыргызстана наши предки совершенно иначе относились к природе, а сегодня творится такое, что иначе, чем «беспредел» не назовешь.

- Наверное, это потому, что людей тут стало намного больше…

- Нет, не поэтому. Разрушение экосистем зависит не от количества людей, а от способов хозяйствования и от отношения к природе. Вот посмотрите: в прошлом году в Нарынской области зафиксировано больше двух десятков крупных пожаров. МЧС рапортует, что это, мол, из-за гроз. Но такого количества гроз там просто не было. И не каждая гроза создает условия, вызывающие пожар. Делайте выводы.

- Люди небрежно относятся к технике безопасности при обращении с огнем?

- Не только небрежно, а и прямо вредят. Еще в пятидесятых годах мы, молодые ученые, ездили в этом направлении и видели такую картину: чабаны выжигали целый склон, где росла арча. Они надеялись, что на следующий год там будет пастбище. Но больше на этом склоне вообще ничего не росло. Почву смывало, оставались голые камни. Это что, спрашиваю я у вас? Есть ли подходящее печатное слово, которым это все можно обозначить? Я бы сказал, что это свинство.

- Как изменилась ситуация за годы независимости?

- После развала Союза все стало в разы хуже, хотя 30 лет назад мы думали, что хуже некуда. Например, в то время мы имели около 60% травяных экосистем, которые не были разрушены. Я о пастбищах сейчас говорю. Сейчас в живом, нормальном состоянии всего 20% пастбищ. А есть территории, которые вообще не восстановятся, хоть на 100 лет оставляй в покое, потому что матрица разрушена, истреблено видовое разнообразие трав. На юге республики  по пастбищам самая печальная картина, но и в Нарынской, и в Иссык-Кульской тоже беда. Такого не было никогда в нашей истории, это прецедент, который, мягко говоря, не радует.

- В чем основная ошибка хозяйственников? Может, фермеры просто недостаточно грамотны, их надо просветить?

- У них выхода другого нет. Все дело в распределении пастбищных площадей и уродстве нормативной, законодательной базы. Чтобы хозяйствование было эффективным, фермеры должны быть обеспечены зимними, весенними, летними пастбищами рационально. Так, чтобы была возможность пастбищу отдыхать. При этом никакой практики субаренды пастбищ не должно существовать. А у нас как? Областное начальство распределяет угодья по родственникам и знакомым, те просто сдают их в аренду без учета необходимости, обязательных элементов процесса. Пастбища в альпийской зоне у нас выбиты до грунта, потому что фермерам просто некуда деваться. А там, на выбитых пастбищах, сотни тысяч тонн пыли, которая оседает на ледниках и способствует их таянию. Ущерб колоссальный. А паводки и сели? Ведь все они – результат разрушения экосистем. Каков ущерб от селей и паводков, вы представляете себе?

- Что же делать-то? Что надо сделать, чтобы ситуация хоть немного выправилась?

- Выправить законодательство. Ужесточить ответственность и за свинское хозяйствование, и за использование в быту и коммерческих целях шкур барса, лап орла, рогов архаров, редкие виды растений. И дела обо всех разрушителях нашего национального достояния предавать широчайшей огласке, чтобы страна знала врагов своего народа в лицо. Только, увы, так. По-другому ничего не выйдет.

 

- Существуют же у нас и сейчас какие-то штрафные санкции, наказания?

- Формально все есть. Но штрафы – это самое глупое, что было придумано. Штрафы никогда не приводили к восстановлению первоначального состояния. Например, если в Бишкеке кто-то вырубит дерево и его за это оштрафуют, от этого же дерево не вырастит. Так без деревьев и остается город. А штраф уйдет или в никуда, или в карман коррупционеру.  Во всем мире сейчас тенденция не штрафовать за ущерб экологии, а обозначать необходимое состояние, к которому нужно вернуться. То есть восстановить этот участок или оплатить восстановление.

- У вас колоссальный жизненный опыт. Наверняка у вас, как ученого, есть свой секрет, как правильно жить, какой образ жизни вести?

 

- Мой секрет в том, чтобы все-время отдыхать. Я дожил до восьмого десятка лет, и отдыхал, и зарабатывал на жизнь. Дело в том, что я просто делаю то, что мне нравится. И отдых у меня достаточно активный. Я рисую. Рисую всеми техниками. У меня только в цвете более тысячи работ.

- Удивительно! А спортом занимаетесь?

 

- Спорт – это великое дело. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю Василия Азарновского, завкафедрой физкультуры в университете. До встречи с ним меня всегда освобождали от физкультуры, так как подозревали, что у меня порок сердца. Я был страшно тощий, и все боялись, что я вот-вот упаду. У меня кличка была «Махатма Ганди», а вторая «голодающий индус». Он разглядел во мне способности прыгуна в высоту, разработал для меня специальную программу, а когда я физически развился, даже взял в сборную по легкой атлетике. Сейчас у меня есть своя система упражнений, которые я выполняю. Это не совсем физкультура, есть там и упражнения из йоги, много дыхательных.

- Что пожелаете читателям?

- Здоровья. Физического, душевного и нравственного.

Заказчик: Уполномоченный представитель  СДПК по финансовым вопросам Сатыгул кызы Надира.

Заказ оплачен из избирательного фонда СДПК уполномоченным представителем по финансовым вопросам Сатыгул кызы.  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям