Эрмек Усубалиев: «Машины времени не существует, но есть иные технологии»

09:31, 28 Ноября 2016

Сегодня в виртуальной гостиной «Новых лиц» - Эрмек Усубалиев. Это бывший дипломат, молодой бизнесмен, баллотирующийся в городской кенеш от партии СДПК. Опережая вопрос, который наверняка появился у читателя, отмечу: Турдакуну Усубалиеву он не однофамилец, а родной внук.

Разговора о родстве с самым выдающимся кыргызским политиком избежать было никак нельзя. Поэтому именно с этой темы разговор и начался.

- Эрмек Сыргакович, каким был в быту Турдакун Усубалиев?

- Этот вопрос очень часто задают журналисты. Понимаете, он никогда не жил для себя, не занимался собой и вообще думал только о благе страны. Мне неэтично оценивать его поступки, но единственное, что я могу сказать: народ Кыргызстана для него был на первом месте. Думаю, история все расставит по своим местам.

Я должен отметить, что только лет 10-15 назад начал понимать, что за масштаб, что за личность у моего деда. Для меня же он всегда был дедушкой, атулей. Что мы, дети, понимали? В выходные он вставал попозже, работал чуть меньше, чем в будни. На кухне ему готовили морковный сок и яичко на завтрак. А мы, малыши, внуки его, выскочим раньше него и слопаем все. Бывало, так он и уходил…

После смерти моего отца в 2007 году дед стал главным человеком в моей жизни. Я советовался с ним во всем.

- Каким было детство мальчишки, который жил в государственной резиденции? Каково это – быть внуком первого секретаря ЦК?

- Интересно оно складывалось, мое детство. Правда, из резиденции улизнуть и пожить жизнью обычного мальчишки мы стремились любыми правдами и неправдами. Поехать на троллейбусе. Погулять по городу… это были наши праздники. Охраны у нас не было, на семью одна машина – «Волга».

- Не убегали?

- Нет, не убегали. Но мечтать – мечтали. Другое дело, что в этой жизни было действительно очень много интересного. Мой отец был руководителем центра реабилитации космонавтов. Кубасов, Серебров, другие герои покорения космоса - я ведь с ними общался, как с вами вот сейчас. А Сенкевич? Помните «Клуб кинопутешествий» и его бессменного ведущего? Он был практически другом семьи, а как он на лыжах катался, как с ним было весело, интересно!

А бабушка моя руководила музеем изобразительных искусств, она брала меня с собой по всему Союзу, ездила, договаривалась о том, чтобы какие-то экспонаты, картины и скульптуры из запасников продали в наш музей, лично договаривалась. Вы не представляете, какова ее заслуга перед музеем – она сформировала коллекцию, за которую не стыдно и теперь. Она меня познакомила с легендарной Ириной Антоновой, нынешним президентом Государственного музея имени Пушкина в Москве (а возглавила Антонова музей в 1961 году!). Я видел то, чего не видели многие советские мальчишки, так что на детство мне грех жаловаться.

- Да и материально все было здорово…

- А вот тут ошибаетесь. Ничего особо и не было. И деньгами нас не баловали, и подарками не заваливали. Дед жил скромно – и его семья в этом полностью поддерживала. Необходимое, конечно, было. Но тогда дети вообще не голодали, это я вам ответственно заявляю. Баловнями и сибаритами нас не растили, от роскоши отвыкать мне не пришлось, потому что я к ней и не привыкал.

- Трудно поверить…

- Тем не менее, это правда. Мой дед так и угас, ушел в доме 1963-го года постройки. Там все сквозило и скрипело. Проверьте, это факт. Отец умер рано. А я не успел достроить дом. Денег то собиралось какое-то приличное количество, то не было, вот я и не успел.

- А чем вы занимались после ухода из МИДа?

- Сначала туристическим бизнесом. Потом торговлей. Семью кормить удавалось, но шиковать – нет. Сейчас мой бизнес худо-бедно устоялся, идет, приносит некоторый доход. И вот некоторое время назад один очень уважаемый мной человек мне сказал: «А может, хватит заниматься собой, пора сделать что-то для страны?» Поэтому я решил попробовать сделать что-то для страны. Для столицы, вернее, до масштабов страны, наверное, я еще не вырос.

- Раньше не пытались пойти в политику?

- Я занимался собой, семьей, путешествовал… а вот в последнее время гложет эта мысль – ну неужели все, что сделал мой дед, не получит продолжения? Нынешний Бишкек, площадь Ала-Тоо, многие жилые кварталы – они же строились при Турдакуне Усубалиевиче. Потому решился баллотироваться в Бишкекский городской кенеш. И решил пойти с СДПК. Адекватная у партии программа. Плюс это реально партия власти, поскольку ей доверяет народ. А значит, у нее есть реальные рычаги, которые позволят что-то сделать. Не намерен весь созыв сидеть в оппозиции и просто наблюдать со стороны за происходящим, только критиковать, как некоторые фракции. Недопустимо, чтобы из-за меня на фамилию деда легла тень. Ни в чем не замараться – это одно, но не менее важно добиться серьезных результатов. Я горд тем, что ношу эту фамилию и внук своего деда.

- А к критике, злословию готовы? Ведь они будут вне зависимости от того, какими станут реальные результаты вашего труда…

- Лучше попробовать что-то сделать и подвергнуться критике, чем не делать ничего. Так мне кажется. Не ошибается тот, кто ничего не делает, - так говорят.

- Какие городские проблемы станете решать в первую очередь?

- У нас нет каких-то особенных отдельных проблем, есть комплексные. Численность горожан увеличилась в три раза, число машин – в четыре раза, а инфраструктура прежняя. Да и точечная хаотичная застройка добавляет колорита. Например, вот смотрите, мы с вами сидим в кафе, которое выстроено на углу двух улиц. И если машины поворачивают с улицы Московской налево, то почти втыкаются в парковку этого кафе. С нее в свою очередь выезжают автомобили – в результате что? Затор. Посмотрите в окно, так и получается. Потому по нормам и стандартам углы на пересечении улиц не застраивали. И что теперь делать, сносить все? Нет, конечно. Придется исходить из условий, которые на данный момент есть. И у нас во всем так. Многие скверы и парки уничтожены, и в один созыв их, увы, не восстановить.

Утешает в какой-то мере то, что через этот бардак прошли все крупные города бывшего Союза. Кроме разве что Минска и Ташкента, ну и Ашхабада, где ситуация несколько другая, как мы понимаем. В Алматы 10 лет назад был такой же коллапс. И ничего, сейчас и городская культура выше, а уж культура вождения вообще на уровне. И мы к этому прийдем.

- Как будем идти?

- Используя опыт соседей, конечно. Проект по обеспечению фиксации нарушений на дорогах будет повсеместно внедрен уже в следующем году, я надеюсь. И теперь совместно с МВД мэрия им займется. Количество ДТП резко снизится. Любой лихач, получив пару раз штраф в 2-3 тысячи сомов, перестанет сходить с ума и нарушать правила. В любом случае, это будет уже не так интенсивно. Нужны подземные переходы, пешеходный трафик надо разгрузить. Нужно систематизировать и привести в порядок работу маршруток. И я в этом намерен участвовать – если, конечно, пройду в городской кенеш. То же самое по всем остальным аспектам городской жизни.

- В чем главная задача городского чиновника?

- Хороший вопрос. Я считаю, что при нашем бюджете (сегодня в городе он составляет 8,4 миллиарда сомов, что для мегаполиса очень немного) основная задача городского чиновника – это расставить приоритеты. Правильно понять, где нужнее вложения, а где надо внешний резерв использовать. Технологии «умного города», на основе которых СДПК предлагает решать столичные проблемы, сами по себе дают огромную экономию, хотя изначально требуют определенных затрат. Только на реформировании системы уличного освещения мы сможем сэкономить расходы на электроэнергию вдвое! И это позволит осветить фонарями практически весь город.

- Как вы думаете, сократится ли пропасть между «фрунзенцами», то есть коренными бишкекчанами, и жителями новостроек? Что надо сделать, чтобы многочисленные внутренние мигранты не «съели» городскую культуру окончательно?

- Образование – в нем ключ. И понимание. Жители этих микрорайонов приехали в столицу не от хорошей жизни. Им действительно нечем заработать даже на хлеб в регионах. А тут хотя бы можно прожить. Нужно бороться за сохранение городской культуры. В первую очередь, помогая переселенцам.

Мы не можем вернуться на 30 лет назад, сделать столицу такой, какой она была при моем дедушке. Но нужно ее сделать лучше, современнее! Сохранив при этом ее неповторимость. Машины времени не существует, но есть иные технологии, технологии «умного города». И они нам в этом помогут. Главное – завоевать доверие горожан, а все остальное решаемо.

Беседовала Светлана Бегунова

Оплачено из избирательного фонда СДПК представителем по финансовым вопросам Сатыгул кызы Надирой (уд. ЦИК №25 от 26.10.2016 г.)  

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям