Игра престолов: чего ожидать от выборов-2015?

13:52, 3 Июня 2015

День, когда кыргызстанцы будут атаковать предвыборные участки, чтобы выполнить свой конституционный долг и определить, чьи лица будут мелькать в телевизорах на фоне парламентских стен, уже не за горами. Но билборды на улицах городов все еще пестрят изображениями логотипов сотовых операторов, всяких йогуртов и скидок в супермаркетах. Статными отфотошопленными фигурами кандидатов в депутаты, которые готовы пообещать всем долгое светлое будущее с вершины рекламных щитов, пока и не пахнет. Не крутят докучающе пафосные ролики и телевизоры. Почему медиапространство, кажется, забыло о самом важном политическом событии года? И о прочих особенности отечественной избирательной кампании-2015.

По законам политического пиара, начинать предвыборную гонку необходимо как минимум за полгода до самого события. Обычно тексты предвыборных обещаний, цветовая палитра буклетов и толщина галстуков будущего кандидата на высокий политический пост и вовсе продумываются командой политтехнологов за год. Чтобы понять, почему обыватель все еще не увидел плоды трудов копирайтеров, дизайнеров и фотографов, необходимо вернуться на 5 лет назад.

2010 год. Во главе страны Роза Отунбаева, которая не стала играть в единоличного вождя. По сути, власть над страной в то время не была монополизирована, а значит, каждая партия имела неплохой шанс заявить о себе и занять заветные места в Жогорку Кенеше. Административным ресурсом в той или иной степени обладали несколько партий: СДПК, Ата-Мекен, Ак-Шумкар. Также среди чиновников среднего и мелкого звена поддержку имели представители Ата-Журта.

Парламентские выборы-2010 установили своеобразный рекорд: еще никогда за всю историю суверенного Кыргызстана голос избирателя не ценился так дорого. Кроме того, побороться за власть простимулировало и превращение президентской республики в парламентскую. Благодаря открывшийся для партий возможности назначать своих ставленников на ключевые посты в министерствах и ведомствах, перспектива наработать поддержку и административный ресурс на местах казалась чрезвычайно привлекательной.

Щедрым тратам на предвыборную кампанию способствовала и традиционная возможность заниматься крупным бизнесом, лоббировать собственные интересы и получать вознаграждения в виде лоббирования чужих. Нельзя сбрасывать со счетов и депутатскую неприкосновенность.

Таким образом партии-претенденты 2010 года представляли собой яркий микс из чиновников, крупных бизнесменов и представителей родовых элит. Говорить о политической составляющей в этом случае не приходилось: кандидаты в депутаты зачастую даже не раскрывали буклеты с идеологической программой партии. Однопартийцы не горели едиными идеями, не было общих представлений о дальнейшей риторике политического объединения. Цель у этих людей была одна – пройти в Парламент.

Кроме того, в политических кулуарах заговорщически поговаривали: не важно, как проголосуют, важно, как посчитают. Поэтому самым главным конкурентным преимуществом на тех выборах был административный ресурс. На втором месте значились финансовые возможности, на третьем – поддержка кандидатов на местах.

После всеобщей биометризации граждан возможность повлиять на «правильный» подсчет голосов существенно снизился. Вбросить в урны сотню-другую голосов теперь станет невозможно. А потому основная борьба развернется за малочисленные Баткенскую, Таласскую и Нарынскую области. Чтобы преодолеть 7-процентный барьер здесь, придется побороться за каждого избирателя. О методах этой борьбы поговорим чуть позже, пока давайте взглянем на расстановку сил:

СДПК (Социал-демократическая партия Кыргызстана) - одно из старейших политических объединений в Кыргызской Республике. Была зарегистрирована в 1994 году. Инициатором создания Социал-демократической партии был ныне действующий Президент страны Алмазбек Атамбаев. Депутаты от партии СДПК входили в состав парламента Кыргызской Республики всех созывов. На выборах 2010 года в Жогорку Кенеш Кыргызской Республики V созыва СДПК получила 26 мандатов. Сейчас обязанности Председателя партии исполняет лидер фракции СДПК в Жогорку Кенеше 5 созыва Чыныбай Турсунбеков.

Сейчас эта партия – безусловный фаворит парламентских выборов. В последние годы СДПК активно участвовала в выборах на местном уровне, проведя в местные кенеши свыше 400 своих депутатов. Значит, административным ресурсом эта партия, безусловно, обладает, так что политические пристрастия учителей и врачей на предстоящих выборах очевидны.

Не обделена СДПК и внушительными финансовыми возможностями: для бизнесменов состоять в правящей партии престижно и в какой-то мере выгодно. Партийцы работают и с иностранными инвесторами, а это также положительно сказывается на благосостоянии СДПК. Вероятность пройти в Парламент у партии – 10/10.

Ата-Мекен – партия-мастодонт на современно политической арене. Датой ее образования считается 7 ноября 1992 года, когда раскололась демократическая «Эркин Кыргызстан», председателем которой был Омурбек Текебаев. В 1994 году он возглавил «Ата-Мекен» и с того момента является бессменным лидером партии. Это и отличает объединение от остальных: власть в партии сосредоточена в одних руках.

У «Ата-Мекена» есть еще одна особенность: в любой непонятной ситуации члены партии уходят в оппозицию. В условиях низкого уровня жизни у населения амплуа «борцов с несправедливостью и произволом власти» кажется очень привлекательным. У партии есть и другое конкурентное преимущество: в течение последнего десятилетия со стороны объединения велась активная работа с региональными лидерами, выстраивались взаимоотношения, нарабатывались связи. Вероятность пройти в Парламент у «Ата-Мекена» – 8/10

Ата-Журт + Республика = выгодный союз юга и севера страны. О финансовых возможностях лидера «Республики» Омурбека Бабанова среди обывателей ходят легенды, а «Ата-Журт» даже после потери некоторых ключевых членов не утерял административного ресурса, особенно в южных регионах страны. Вероятность пройти в Парламент у объединенной партии – 6/10

«Замандаш» - успешное политическое детище СДПК. Конкурентными преимуществами партии считается административный ресурс, переданный по наследству СДПК, а также финансовое благосостояние отдельных членов партии. Замандашевцы исповедуют идеологию национального возрождения, то есть делают ставку на патриотизме электората.

Недавно партию покинули несколько видных личностей, в том числе Станислав Епифанцев. Однако отряд не заметил потери бойца и продолжает движение к парламентским креслам. Из конкурентных преимуществ выделяется еще одно: «Замандаш» имеет поддержку во всех семи областях Кыргызской Республике. Многие партии о такой географической лояльности могут только мечтать. Вероятность пройти в Парламент у «Замандаша» – 8/10.

«Бир бол» - партия политических селебрити, богатых и влиятельных людей. В списке «Бир бола», к примеру, значится имена Игоря Чудинова и Алтынбек Сулайманов. Однако, известные фамилии и наличие внушительных денежных возможностей, не отменяют важность наличия административного ресурса. На данный момент партия пытается найти поддержку у других политических течений. Вероятность пройти в Парламент у «Бир бола» – 5/10.

С такой же проблемой столкнулся и «Эмгек». Партия «челночников» и предпринимателей под руководством хозяина «Дордоя» Аскара Салымбекова в деньгах не нуждается. Однако, административный ресурс у эмгековцев не внушительный. В качестве целевой аудитории, вероятнее всего, партия будет ориентироваться на представителей малого и среднего бизнеса. В Парламент «Эмгек» пройдет с вероятностью 7/10.

«Ар-Намыс» превратился в партию – аутсайдера. Сейчас политическое объединение расколото, депутаты постепенно покидают партию, одним из таких перебежчиков стал парламентарий Дастан Бекешев. В политических кулуарах поговаривают, что «Ар-Намыс» устарел морально. У партийцев нет ни достаточных средств на предвыборную гонку, ни авторитета в регионах. Вероятность, что партия пройдет в Парламент 4/10.

Однако, сейчас партии все еще продолжают трансформироваться. К примеру, на неделе громким объединением удивили партии «Эмгек» и «Бутун Кыргызстан». Однако, некоторые тенденции в предвыборных кампаниях можно проследить уже сейчас.

Кризис, обесценивание национальной валюты и сокращение производств вносят свои коррективы в политическую жизнь страны. Как таковой целевой аудитории в этот раз партии выявлять не будут. Печатать агитирующие буклеты отдельно для бизнесменов и бюджетников – дорогое удовольствие. Работа будет вестись с лидерами мнений: родовыми элитами и крупными бизнесменами.

Скупать телевизионные эфиры в прайм-тайм, первые полосы газет и заклеивать фасады зданий изображениями кандидата стало слишком дорого. Бишкекчане – аудитория крайне непривлекательная. Явка среди жителей столицы традиционно низкая, а за килограмм муки купить лояльность здесь едва ли возможно. Кроме того, в Бишкеке легко нарваться и на гражданина без прописки.

Регионы также стали более требовательны к кандидатам. Если раньше агитаторы могли обойтись дешевым сотовым телефоном за нужный голос, то теперь он обойдется в 2-3 тысячи сомов. Причем, маловероятно, чтобы местные жители отдали голос, воодушевившись пиар-сюжетом в новостях. В качестве демонстрации заинтересованности будущих депутатов в жизни конкретного села, приходится строить дороги, мельницы, прокладывать коммуникации. Уже сейчас можно наблюдать внезапное «оздоровление» инфраструктуры в регионах: партии озаботились отсутствием электроэнергии и даже интернета в некоторых селах. Из-за поскромневшей со времен прошлых выборов жизни, граждане стали искать в выборах не столько возможность отдать голос, сколько получить какие-то ощутимые вещи: в конце концов, депутаты уходят и приходят, а дорога в селе останется надолго.

Некоторые партии начнут играть не протестном настроении электората. Если официальная политика предусматривает евразийскую интеграцию, то некоторые претенденты обязательно выступят против оной. Дело может дойти до самых грязных методов: светскости Кыргызской Республики будет противопоставляться исламский радикализм или национализм.

Черный пиар также будет активно использоваться, однако, примет специфические формы. Разберем на примере Омурбека Текебаева: секс-скандал мало повлиял на его политическую карьеру. Гораздо сильнее сказались связи Текебаева с лидерами узбекской общины. Едва ли кто-то из политиков рискнет привлекать на свою сторону национальные меньшинства, опасаясь потери голосов среди представителей титульной нации.

Исключение составляют лишь сильные, относительно немногочисленные, сплоченные диаспоры, к примеру, уйгурская и корейская, которые могут продавать голоса «оптом» от 3000 голосов и выше. В этом ряду отдельно стоит российская диаспора Кыргызстана. В связи с тем, что ее не существует в принципе, с кем договариваться о лояльности - неизвестно. Впрочем, как показывает практика, славяне, живущие в республике, стабильно голосуют за партию власти, тем более СДПК открыто заявляет о евразйиском векторе интеграции.

Эльдияр Оморов 

Фото Вячеслава Оселедко 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям