Женщину – в президенты

09:03, 4 Апреля

В начале XXI столетия женщины лидируют не только в численности населения (более 50% всего населения планеты – это женщины). Они доминируют в сферах, без которых общество не может обойтись: образование, здравоохранение, социальная работа, общественные науки, бухгалтерский учет, банковское дело, культура, уход за детьми и пожилыми, реклама, экология, сфера услуг и информации. Эта картина наблюдается во всем мире, включая даже некоторые мусульманские страны. Этого мало. В Кыргызстане есть статистика, гласящая, что женщины открывают новый бизнес в два раза быстрее и чаще, чем мужчины.

Но они же, женщины, традиционно представляют собой социальное меньшинство в политике. Сегодня в нашей стране женщины почти не влияют на принятие решений в вопросах экономического развития, распределения ресурсов, безопасности государства (в том числе экологической), дипломатии, т.е. они не влияют на формирование политики, от которой зависит их собственная судьба.

Женский вопрос

Вопрос о политическом партнерстве женщин и мужчин в обществе подняла еще в 1792 году Олимпия де Гуж, автор «Декларации прав женщины-гражданки». Текст весьма актуален и сегодня: «Из общности мужчин и женщин состоит нация, на которой покоится государство; законодательство должно быть выражением воли этой общности. ...Все гражданки и все граждане должны, сообразно с их способностями, иметь одинаковый доступ ко всем общественным должностям; только одно различие их добродетелей и талантов может служить масштабом для их выбора... Конституция недействительна, если над ее созданием не работало большинство индивидуумов, из которых состоит нация...».

Осенью в Кыргызстане состоятся очередные президентские выборы. Пока среди обсуждаемых претендентов женщин не наблюдается. Однако некоторая часть общества ждет и надеется. Может быть, потому, что счет мирной передачи власти в Кыргызстане открыли именно женщины. Речь идет о Розе Отунбаевой.

В Центре политико-правовых исследований в Бишкеке состоялась экспертная дискуссия о женском лидерстве, проблемах, тенденциях, социальных лифтах и препонах в этой сфере. Экспертами выступили Анара Ниязова, заведующая кафедрой гражданского права и процесса КРСУ, Анар Мусабаева, независимый политический аналитик, и Медет Тюлегенов, преподаватель политологии из АУЦА. Мнения экспертов по разным аспектам проблемы мы хотим предложить читателям.

Зачем политике женские руки?

В этом вопросе мнения разделились. «Пока женщины не будут представлены во власти на 30 процентов, вопросы семьи решения не получат. Если женщина одна появляется в политике, ей приходится меняться, играть по мужским правилам. Только если достаточное количество женщин приходит в политику, меняется сама политика», - считает Анар Мусабаева. С ней солидарна Анара Ниязова: «Многие вопросы не решаются без адекватного присутствия женщин в политике». А вот Медет Тюлегенов считает чуть иначе: «Баланс – это необходимость для развитого демократического государства. Только сбалансированная система устойчива».

В приватной беседе перед обсуждением некоторые журналисты собирались задать экспертам провокационный вопрос: а способны ли женщины на политические баталии вообще? Но после экскурса в историю и разговора о Маргарет Тетчер и Курманджан Датке как-то не решились.

«Женщины, как это ни странно, приходят к власти в кризисные периоды. В этот момент мужчины охотнее берут тайм-аут, чтобы набраться сил до лучших времен, и уступают женщинам бразды правления. Так было, когда в мировую политику пришла Маргарет Тетчер. Так было в 2010 году в Кыргызстане. Так будет, наверное, еще очень долго во всех уголках земного шара», - не без некоторого эмоционального нажима отметила Анар Мусабаева.

Есть ли, чем гордиться?

Вроде бы мы – единственная страна на территории СНГ, президентом которой – пусть и на особых условиях – была женщина. К тому же, у кыргызов есть исторический персонаж – Курманджан Датка, – вклад которой в историю страны трудно переоценить (хотя сама ее политика до сих пор вызывает огромное количество споров). Тем не менее, это была женщина, которая повернула ход истории Кыргызстана. Однако эксперты единодушно признают, что до реальной, полноценной представленности женщин во власти Кыргызстана еще очень далеко.

«Существует множество простых механизмов, которые позволяют выдавливать женщин из депутатских списков в парламенте. Они используются. Женщины идут на это сами. Плюс тут еще такой момент: когда мы в последний раз видели во власти, например, женщину-узбечку или женщину-ЛОВЗ?» - говорит Медет Тюлегенов.

«У нас был парламент, как мы все помним, в котором вообще не было ни одной женщины. И разве общество на это как-то отреагировало? Тут есть очень важный критерий: сами женщины-политики не позиционируют себя как те, кто будет защищать женщин, семью. Они пытаются быть «просто политиками». И проигрывают, потому что женщины, привыкшие голосовать за мужчин, за них не голосуют. А еще надо отметить парадоксальное, не свойственное общемировой практике явление: женщинам в Кыргызстане проще прорваться в верховную власть, чем в МСУ, в органы местного самоуправления. На местах получить доверие гораздо сложнее», - рассказывает Анар Мусабаева.

Спрос за двоих

«Мужчине в политике достаточно просто не опозориться. Чтобы женщине получить электорат и признание, ей надо совершить прорыв, подвиг. Это видно хотя бы уже по тому, как женщин-министров «допрашивают» депутаты-мужчины. Лейтмотив таких отчетов: «А какими достижениями вы можете нас поразить?». Для мужчин правила мягче», - настаивает Мусабаева.

Ей вторит Анара Ниязова: «Мужчина может себе позволить, например, кричать с высокой трибуны, выходить из себя, рвать и метать. А если женщина позволит себе эмоции, про нее скажут: истеричка, что с нее взять, она же женщина. Очень часто женщине-политику приходится выслушивать что-то вроде «лучше бы сидела дома и воспитывала детей, готовила еду». Это без всякой привязки к ее эффективности. Мужчине по поводу каждой ошибки «лучше бы лежал на диване и никого не трогал» не говорят».

С релизом ситуации согласился и Медет Тюлегенов: «Разумеется, женщине сложнее, с этим нелепо спорить».

Есть ли социальные лифты?

И самый главный, пожалуй, вопрос, который обсудили эксперты во время встречи: как женщине войти в кыргызскую политику? Для мужчин этот вопрос почти всегда означает либо мощные финансовые ресурсы, либо плотную родовую или региональную поддержку. У женщин с этими ресурсами ощутимо хуже. Откуда женщины в Кыргызстане попадают в политику?

«Конечно, в первую очередь это гражданский сектор. Сначала женщины занимаются правами, заключенными, социальными проблемами, защитой детей, потом общество (и лидеры партий, поскольку парламентская система уже появилась, а парламент формируется по партийным спискам) начинает задумываться, что ей можно что-то доверить. Еще долго механизм квот будет нам необходим, и в этом я ничего страшного не вижу. Еще женщины попадают в политику, хорошо занимаясь другой чиновничьей работой. Тут пока, на мой взгляд, ничего особенного дополнительно и не придумаешь», - рассуждает Анар Мусабаева.

«Можно придумать, я считаю. Мы знаем, что партийная система имеет свои минусы, женщин выдавливают из депутатских кресел. Давайте пофантазируем, как можно еще попасть во власть. В мире существует четыре способа оказаться в числе людей, принимающих решения: быть назначенным, быть избранным, получить власть по наследству и – вот тут я сделаю акцент – получить власть по воле случая. Есть практика назначений по лотерее. Определенных чиновников просто выбирает случай. Естественно, из числа профессионалов в данной области. Вот если бы что-то в этом роде у нас внедрить, в местном самоуправлении, например, или в каких-то других аспектах, женщина, попав в кресло, была бы обязана только работать и никак не была бы зависима от того же лидера партии. Еще я хотел бы обратить внимание на набирающие силу исламские общественные объединения. Если их привлекать к решению общегосударственных задач, интегрировать в общество, там тоже есть женские ячейки. А как-то встраивать исламские общины в жизнь государства необходимо, потому что мы все с вами прекрасно понимаем, как опасно их маргинализировать, выводить за рамки контроля государства», - считает Медет Тюлегенов.

В целом мало кто верит, что в кресле президента Кыргызстана в 2017 году окажется женщина. Реальная возможность такого поворота событий очень невелика. Но если женщин на самых разных постах в органах власти, в правительстве, в органах местного самоуправления станет больше, от этого и экономика, и социальная сфера в Кыргызстане только выиграют. С этим эксперты согласились без разногласий.

Подготовила Светлана Бегунова

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям