#Шайлоо2020: Религиозный фактор предвыборной гонки в Жогорку Кенеш

11:28, 29 Сентября 2020

На фоне заезженных популистских лозунгов старых политиканов религиозно окрашенные призывы новых игроков предвыборной гонки смотрятся вполне себе выигрышно. Формально закон запрещает создание политических партий и движений на религиозной основе, как и участие религиозных деятелей в политической жизни страны. Но никто не отменял религиозность как привлекательный элемент предвыборной кампании. Неважно, о каких выборах идет речь: парламентских или президентских. Как метко заметил заместитель муфтия Кыргызстана Кадыр ажы Маликов, все это - ситуативная религиозность, когда на религию смотрят как на инструмент решения своих вопросов.

Если раньше было выгодно демонстрировать свою близость к какой-либо партии, то теперь в тренде - показывать свою набожность. В вечной борьбе с коррупцией кыргызстанцам осталось уповать только на Суд Божий, потому что ни один суд на земле не справляется с коррупцией и другими нашими проблемами. Поэтому лозунги и призывы с религиозным оттенком пользуются большим спросом у кандидатов в депутаты.

Согласно закону, религиозные деятели не имеют права проводить агитацию, выпускать и распространять любые агитационные материалы, им категорически запрещено участвовать в агитационных мероприятиях в любом виде. Был у нас спор в 2017 году, кого считать религиозным деятелем. В спорных вопросах ЦИК будет запрашивать информацию у религиозных организаций, действующих в Кыргызстане, в том числе у Совета улемов Духовного управления мусульман Кыргызстана. Лица, считающие себя религиозными деятелями, но не состоящие ни в одной из религиозных организаций, не попадают под определение выборного закона”, - отмечает член Центральной избирательной комиссии Атыр Абдрахматова.

Для юридической точности приведем всю цитату из закона “О выборах президента и депутатов Жогорку Кенеша” от 2011 года: религиозный деятель – это лицо, осуществляющее религиозную деятельность в соответствии с законодательством о свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике; а священнослужитель - это лицо, уполномоченное соответствующей религиозной организацией (объединением) на духовническое, имамское, пастырское, проповедническое служение.

В Кыргызстане многие забывают, что Духовное управление мусульман - это общественная организация религиозной направленности, то есть никак ни около- или пригосударственная структура. При этом высокопоставленные лица в руководстве муфтията подчеркивают, что ДУМК отделен от политических институтов власти и политических процессов, но ни религия или религиозность от человека.

Закон прямо запрещает участие в политической деятельности религиозным деятелям, которые представляют зарегистрированные религиозные организации, как, например, Духовное управление мусульман Кыргызстана. По отдельности неформальные религиозные лидеры вполне могут принимать участие даже в выборах. Закон ведь не запрещает религиозность, которая высоко котируется в предвыборной гонке.

“Но они и должны быть осторожными, потому что незрелые политики, имеющие авторитет среди верующих, могут стать объектами политики или могут быть использованы политиками, преследующими корыстные цели. От этого может пострадать авторитет ислама”, - напоминает известный богослов Кадыр ажы Маликов.

В странах Центральной Азии опасаются сращивания религиозных институтов с политическими, но не запрещают вхождение отдельных религиозных лиц в политику. Хотя, впрочем, после Таджикистана, где власти в 2015 году запретили старейшую местную политическую партию Исламского возрождения, даже внеся ее в список запрещенных экстремистских и террористических организаций, наверное, нескоро в регионе появится такая политическая сила исламской направленности, как у соседей.

В Кыргызстане религиозные деятели обычно стараются не комментировать предвыборную кампанию. Только покойный Чубак ажы Жалилов позволял себе политические заявления, более того, активно участвуя в предвыборной гонке на стороне тех или иных кандидатов в депутаты. В этот раз неожиданно с предостережением избирателей выступил Кадыр ажы Маликов. «Все мы знаем, что есть определенные партии, которые не брезгуют покупать голоса, пользуясь слабостью, бедностью, незащищенностью тех слоев населения, которые сегодня сильно нуждаются», - сказал он, предостерегая от продажи голосов.

На фото: Чубак ажы Жалилов. Фото sputnik.kg

Сами религиозные деятели не очень охотно говорят о возможных своих политических амбициях, старательно избегая любых вопросов на эту тему. Зато политики всех мастей любят публично демонстрировать свою религиозность в надежде на голоса избирателей. Даже бороду отпускают специальной формы.

По мнению Маликова, заместителя муфтия, это естественный процесс. “Не сегодня, так завтра, но через некоторое время в парламент могут прийти люди, имеющие определенный уровень религиозности. Это нормальный процесс. Если человек работает в муфтияте, то он должен покинуть свою должность, но никто не отнимал у него право быть избранным согласно Конституции”, - подчеркивает Кадыр ажы Маликов.

В нынешней парламентской кампании нет заметных религиозных лидеров, если не считать некоторых кандидатов, имеющих самое прямое отношение к этой сфере. Самый заметный из них - бывший заместитель министра культуры, информации и туризма КР Нуржигит Кадырбеков, которого среди мусульманских деятелей хорошо помнят как председателя фонда развития религиозной культуры “Ыйман” при президенте КР. Кстати, партия, которую он возглавил 19 августа, тоже называется “Ыйман нуру”.

На фото: Нуржигит Кадырбеков.

Кадырбеков возглавлял фонд “Ыйман”, созданный по инициативе президента Атамбаева, с момента его создания, то есть с 2015 до марта 2019 года, пока неожиданно не ушел работать в Министерство культуры, информации и  туризма КР. При нем фонд “Ыйман” развернул бурную деятельность, практически дублируя муфтият в вопросах образования имамов.

Под двадцать первым номером в списке этой партии идет директор частной телекомпании мусульманской направленности “Марва” (в исламе так называют один их холмов, тесно примыкающих к мечети Аль-Харам в Мекке) Карыбек уулу Улукбек. Среди кыргызстанцев телекомпания “Марва” не так известна, но у нее устойчивый электорат среди мусульманской общины страны.

На фото: Карыбек уулу Улукбек.

Третий кандидат, засветившийся в партийных списках, самый неожиданный - это заместитель директора Государственной комиссии по делам религии КР Закир Чотаев, который идет на выборы под 55-м номером в списке партии “Бир бол”. 

На фото: Закир Чотаев.

Понятно, что все кандидаты ниже 20-го места в списке идут неким фоном на выборы, не рассчитывая на депутатские кресла. Но участие Кадырбекова (он идет третьим в списке “Ыйман нуру”) и Карыбек уулу Улукбека (20-е место в списке этой же партии) может привлечь голоса религиозной части общества, впрочем, как и отпугнуть голоса других, кого настораживает активность этой части общества.

Алмаз Исманов

 
© Новые лица, 2014–2021
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям