Кто пострадает от денонсации соглашений с США?

09:09, 6 Августа 2015

Итак, в середине лета, 21 июля 2015 года, правительство Кыргызстана в одностороннем порядке прекратило действие соглашения о сотрудничестве с США от 1993 года. Такой резкий поступок нашего кабинета министров, как известно, был вызван награждением правозащитника Азимжана Аскарова, осужденного за соучастие в убийстве милиционера, разжигание межнациональной розни и организацию массовых беспорядков, премией Госдепартамента США.

Глава государства поддержал инициативу по денонсации соглашения. Событие вызвало бурю общественного интереса, который не утихает по сей день. Имеет смысл разобраться, что по существу произошло и какие события за этим последовали.

«Безобидное» награждение

В 2011 году, в период своего президентства, аналогичной наградой Госдепа США была отмечена Роза Отунбаева – «За женское мужество». В то же время нельзя тут не вспомнить, как ту же премию от США получила уйгурская правозащитница Рабия Кадыр, после чего начались кровавые межэтнические столкновения в китайском Синьцзяне. Одним словом, история у этого «конкурса гражданских инициатив» - богатая и неоднозначная.

Основной аргумент противников денонсации соглашения можно сформулировать несколькими словами: «Ну наградили и наградили, что тут такого? Он же действительно правозащитник. Зачем выдавать такие неадекватные реакции?» Мол, безобидная награда могла бы быть воспринята с пониманием.

Но, позвольте, Азимжан Аскаров осужден судом высшей инстанции нашей страны за преступления против государства со вполне конкретными формулировками. Премия Госдепа – официальна. Выходит, Государственный департамент США поддерживает организацию межнациональной резни в Кыргызстане? Или утверждает (опять официально), что судебная власть в Кыргызстане нелигитимна? Как-то по-другому невозможно трактовать факт вручения этой премии. Независимо от претензий самих кыргызстанцев и к судебной власти, и к расследованию причин Ошской трагедии 2010 года, после которой и был осужден Аскаров, иначе как вмешательством во внутренние дела нашей страны этот жест Госдепа назвать, увы, невозможно. Следовательно, на уровне межгосударственного сотрудничества это – плевок в лицо Кыргызстану, однозначный и продуманный. На плевок пришлось отреагировать. По большому счету, даже разрыв дипломатических отношений был бы адекватной реакцией на этот плевок. Например, если вы плюнете в лицо соседу, будет не очень удивительно, если он больше не пустит вас на порог. Даже если вы – первый парень на деревне (и на этом основании ходите и во все стороны плюете), а сосед так себе, мойщик машин. Почему-то Кыргызстану в подобных случаях предлагается утереться и покаяться. Странно, не так ли?

А был ли мальчик?

СМИ пестрят призывами либеральных сил отправить в отставку Сариева, якобы, осиротившего Кыргызстан, оставившего его без американской «поддержки». Эксперты сыплют негативными прогнозами, а общественность в некотором замешательстве. Что, собственно, означает денонсация соглашения о сотрудничестве? Для ответа на этот вопрос имеет смысл для начала обратиться к официальному пояснению МИД КР по ситуации:

«В рамках данного Соглашения кыргызская сторона облегчила реализацию программ содействия США посредством освобождения от сборов, налогов, таможенных пошлин и других тарифов на товары и поставки, установленными Кыргызской Республикой/подотчетными ей органами. Наряду с этим были учтены и льготы для персонала в виде освобождения от любых налогов на доходы, социальное обеспечение и других налогов, касательно доходов, получаемых в связи с выполнением программ содействия США. Статус персонала был приравнен к статусу, предоставляемому административному и техническому персоналу согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года.

В этой связи согласно вышеуказанной конвенции персоналу были присвоены соответствующие иммунитеты и привилегии. Например, лицо, обладающее привилегиями и иммунитетами, приравненными к административно-техническому персоналу посольства, не подлежит гражданской и административной ответственности, если оно совершило правонарушение во время исполнения служебных обязанностей. Однако, в случае совершения уголовно наказуемого деяния (как во время исполнения служебных обязанностей, так и вне их), это лицо не подлежит к привлечению к уголовной ответственности вообще в государстве пребывания.

Денонсация Соглашения с 20 августа 2015г. коснется всех сфер сотрудничества между сторонами, охватывающие деятельность и проекты, реализуемые в рамках рассматриваемого международного договора, в том числе и проекты ЮСАИД. Это будет выражаться в прекращении предоставления налоговых, таможенных льгот, отмены привилегий и иммунитетов гражданам США (задействованных в проектах), приравненных к административно-техническому персоналу и т.д
».

То есть, денонсация всего лишь означает, что любые структуры, финансируемые США, будут платить налоги в соответствии с действующим законодательством, а любые сотрудники этих структур (исключая аккредитованных дипломатов, дипломатическая неприкосновенность которых, извините за каламбур, остается неприкосновенной в любом случае) – отвечать за правонарушения, совершенные на территории Кыргызстана по нашим законам. Вот тут хочется повторить вслед за противниками денонсации: «Ну и что тут такого? А был мальчик, то есть, повод так сильно возмущаться»?

Хроника событий

А теперь посмотрим, что произошло на нашей политико-экономической арене после денонсации соглашения. Во-первых, на следующий день китайский посол в нашей республике заявил, что в начале сентябре этого года председатель КНР приглашает президента Алмазбека Атамбаева встретиться в Пекине.

Там лидеры государств собираются подписать Программу сотрудничества между Китаем и Кыргызстаном на 2015-2025 годы. Встреча, по мнению экспертов, станет важнейшим событием в китайско-кыргызских отношениях. Это к слову об обвинениях в «действии руки Кремля» в ситуации с денонсацией.

Во-вторых, буквально через пару дней главный законодательный орган Белоруссии ратифицировал застопорившийся наш вход в ЕАЭС, и казахский аналогичный орган тоже.

Получается, что денонсация – исключительно политический, дипломатический жест, который и повлиял на ход событий, как политический жест. Пока от этого одни дивиденды. Да и американская сторона, которая, кстати, заявила, что денонсация соглашения стала «большим сюрпризом» для того же Госдепа, судя по всему, особо сворачиваться не собирается. Об этом косвенно свидетельствует информационное сообщение, растиражированное местными информагентствами: «29 июля состоялась встреча заместителя министра иностранных дел КР Аскара Бешимова с первым заместителем помощника Государственного секретаря США Ричардом Хоугландом. Стороны обсудили вопросы двустороннего сотрудничества между государствами, в том числе денонсацию соглашения о сотрудничестве по облегчению оказания содействия, подписанного 19 мая 1993 года». После этого совещание сообщений о сокращении каких-либо программ не последовало. Выводы напрашиваются сами собой.

Даже если США перестанет раздавать гранты властным структурам (а гранты эти – нонсенс, так как независимая власть на деньги другого объекта международного права существовать вообще не должна) и слегка уменьшит финансирование борьбы за процветание сексуальных меньшинств в Кыргызстане, в глобальном смысле нашей стране это пойдет только на пользу.

 

В любом случае, в этой ситуации остается только согласиться с официальной позицией МИД КР: «Кыргызская сторона не совершила никакого проступка, чтобы ждать от США каких-либо ответных мер, и сама денонсация была ответной мерой Кыргызской Республики на недружественный шаг США. Конечно, нельзя исключать каких-либо дополнительных мер с американской стороны, однако, это больше вопрос к нашим американским партнерам».

  Айгуль Токобаева

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям