Узбекистан - Кыргызстан: будет ли перезагрузка взаимоотношений?

22:07, 13 Сентября 2016

На фото: На похоранах Ислама Каримова. В центре между премьер-министром КР С.Жээнбековым и президентом Таджикистана Э. Рахмоном премьер-министр Узбекистана Ш. Мирзияев, на которого возложили полномочия президента страны. 

Справедливости ради стоит сказать, что этого ждут не только в Бишкеке, но и в Астане, Душанбе и Москве. Покойный президент Узбекистана Ислам Каримов за 25 лет своего правления умудрился поссориться со многими странами. Хвала Всевышнему, до войны не доходило, но другие методы он активно использовал. Отношения же с самыми ближайшими соседями были натянутыми с самого начала его правления. В Оше помнят, как в начале нулевых Каримов во время своего визита в Андижан заявил, что якобы кыргызстанцы, заезжая в Узбекистан, увозят с собой по 2 килограмма хлеба!

Кыргызско-узбекские отношения на межгосударственном уровне всегда были сложными, несмотря на множество различных межгосударственых соглашений, вплоть до Договора о вечной дружбе между двумя государствами, подписанного 26 декабря 1996 года в Ташкенте Исламом Каримовым и Аскаром Акаевым.

Самым наболевшим вопросом в двухсторонних отношениях является вопрос несогласованных приграничных зон. Общая протяженность межгосударственной границы между нашими странами составляет 1295 км. На кыргызско-узбекской границе действуют 11 автомобильных и 4 железнодорожных (только для грузовых перевозок) пунктов пропуска.

Несогласованными или спорными на сегодня являются 58 приграничных участков. Особо стоит отметить узбекские анклавы Сох (площадь 325 кв. км, население 52 тысячи человек) и Шахимардан (площадь 90 кв. км, население 5 тысяч человек) и кыргызский эксклав Барак (площадь 4 кв. км, население 1 тысяча человек).

Самый большой КПП на кыргызско-узбекской границе находится в Ошской области и называется “Достук-Дустлик” (думаю, не стоит переводить на русский его название, оно и так понятно). Честно говоря, “дружбой” там и не пахнет. Мало кто из кыргызстанцев рискует воспользоваться этим переходом, чтобы попасть в соседний Джалал-Абад из Оша. Хотя проезд по этому маршруту занимает всего 25 минут. Все предпочитают объездную дорогу через Узген. Уже почти больше года закрыты все мелкие КПП на межгосударственной границе, из-за чего все, кто хочет съездить к родственникам (в приграничной зоне многие семьи оказались разделенными колючей проволокой), вынуждены делать круг в сторону КПП “Достук”.

В таком же положении оказались жители единственного кыргызского эксклава “Барак”, которым из-за запрета узбекских властей приходится ездить через Ош, чтобы попасть в Ак-Ташский айыльный округ, к которому он административно относится. Раньше для этого достаточно было проехать несколько минут по проселочной дороге.

Ункур-Тоо, Сох, Орто-Токой, Барак и другие  

Узбекская сторона только через 18 дней освободила четырех кыргызских граждан, задержанных на рабочем месте на радиорелейной станции “Кербен-24” в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. 

Все это время не было никакой информации о том, где содержатся наши граждане, СМИ передавали, что узбекские власти предъявили им обвинения в незаконном нахождении на территории Узбекистана (!).

Вице-премьер КР Жениш Разаков, который не понаслышке знаком с приграничными проблемами, на заседании в Жогорку Кенеш зявил, что действия узбекской стороны незаконны, и они нарушают ранее принятые договоренности по несогласованным участкам.

Напомним, что семь сотрудников силовых структур Узбекистана 22 августа утром высадились на вертолете на несогласованном участке Ункур-Тоо в Аксыйском районе, где находится стратегический объект - телевизионная вышка РПО РМТР.

Узбекские власти требуют снять милицейские посты вокруг приграничного Орто-Токойского водохранилища, которое находится в соседнем Ала-Букинском районе.

Приграничный скандал с подачи губернатора

В 2001 году в газете “Баткен таны”, учредителем которой является Баткенская областная государственная администрация, была опубликована информация о передаче части кыргызских земель Узбекистану со ссылкой на областную газету соседней Ферганской области.

Скандальную новость перепечатали столичные СМИ. Новость об этом произвела эффект разорвавшейся бомбы. Дело в том, что узбекские власти уже многие годы пытаются создать транспортный коридор к своим анклавам на территории Кыргызстана путем присоединения новых земель. Таким образом, в особенности Сох (самый крупный из узбекских анклавов) утратил бы свой статус анклава, соединившись с Ферганской областью.

Администрация президента Акаева неуклюже пыталась откреститься от этих договоренностей, заявив, что якобы узбекская сторона попросила их подписать некий меморандум, что никакого соглашения о передаче земель просто не существует. Тогда в отместку в отношении экс-губернатора Баткена Айбалаева было возбуждено уголовное дело.

Необходимо учредить должность спецпредставителей президента на юге страны

Один из ведущих экспертов по вопросам регионального сотрудничества, председатель Комитета содействия экспорту и логистики ТПП Кыргызской Республики Кубат Рахимов в своем развернутом комментарии “Новым Лицам” заявил, что не стоит питать иллюзий насчет того, что кыргызско-узбекские отношения так быстро перейдут на другой уровень.

Хотелось бы искренне верить в это. Но 25 лет взаимоотношений как независимых государств и предыдущий советский период не дают оснований для избыточного оптимизма. Даже в советские годы, когда границы были административными, между Узбекской и Киргизской ССР были конфликты интересов. Это хорошо знают и могут подтвердить жители трех южных областей. Приграничные вопросы по сути существовали всегда. Вопрос с передачей земель был актуален еще со времен Хрущева. Я не говорю про Брежнева, который очень благоволил к Узбекистану, потому что Рашидов заваливал его подарками от имени компартии Узбекистана, и эти отношения были на непревзойденной высоте. Поэтому надо смотреть вглубь проблем, потому что потепление и охлаждение - это все относительные показатели, которыми я бы не стал мерить наши взаимоотношения. Межгосударственные отношения должны быть прагматичными и построенными на принципе “выиграл-выиграл”, пока что отношения больше строятся на принципе “я выиграл – ты проиграл”. Но самое главное, все взаимоотношения должны строиться на стратегических интересах народов двух государств”, - считает эксперт.

Рахимов отметил такой момент, который многие аналитики упускают: это узбекское население юга страны, которые являются гражданами Кыргызстана.

“В основном они живут в своих исторических местах, вдоль границы. Отчего часто приграничные конфликты возникают между узбеками, живущими в этой зоне. Поэтому эксперты, которые преподносят исключительно как межэтнические конфликты, допускают ошибку - часто бывает, что кыргызстанцы, вне зависимости от того, кто они - кыргызы, узбеки, русские, татары - вместе отстаивают земельные участки на территории КР или имеют общую позицию по данному вопросу”, - заявил эксперт.

Рахимов призвал от ультимативности в двусторонних отношениях перейти к прагматизму и официальный Бишкек, и официальный Ташкент. Эксперт предложил свой выход из нынешнего состояния межгосударственных отношений, которые часто сфокусированы на приграничных проблемах в кыргызской и узбекской части Ферганской долины.

Я бы предложил правительству отправиться в Ош на месяц-два, пусть поживут там, пусть они почувствуют всю проблематику юга. У наших политиков искаженное восприятие проблем на юге, несмотря на значимое количество депутатов из южных областей в парламенте. То же самое я бы предложил узбекской стороне - попробуйте увидеть картину мира из Андижана, например. Если говорить конкретно, я бы предложил обеим сторонам учредить должность спецпредставителей президентов в статусе вице-премьера, которые курировали бы только эти вопросы, находясь в Оше и Андижане соответственно. Эти спецпредставители со статусом вице-премьера могли бы встречаться почти еженедельно друг с другом. Эти встречи должны заложить основы для решения хотя бы половины вопросов между странами. Мы же действуем наскоком, меняются премьеры, министры и губернаторы. Когда кто-то разговаривает с нами ультимативно, мы должны спросить себя: что мы делаем не так, что с нами так разговаривают - где наша слабость, где наша сила? Отталкиваясь от этого, можно выстроить стратегию решения проблем”, - подытожил свои слова эксперт Рахимов.

Послесловие. Почему проигнорировали похороны?

Проводить в последний путь Ислама Каримова в Самарканд из президентов прилетели только главы Таджикистана Эмомали Рахмон и Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. После первых же сообщений о смерти узбекского лидера прошла информация о том, что на похороны прилетит президент России, а Нурсултан Назарбаев даже сократит свой зарубежный вояж. Но позже эти сообщения были опровергнуты пресс-службами президентов России и Казахстана. Вместо личного присутствия были присланы “проникновенные” соболезнования “о друге и соратнике”.

Эксперт по международным вопросам Аждар Куртов в интервью “МК” так объяснил причину отсутствия многих лидеров на похоронах Ислама Каримова. И честно говоря, сложно не согласиться с его выводами, потому что они отражают всю суть политики, которую проводил покойный узбекский лидер.

Естественно, 25 лет независимости для национальных элит важнее, чем похороны лидера Узбекистана, с которым не было больших торговых и политических связей, так как Ташкент не входит в ОДКБ, Евразийский экономический союз, в СНГ состоит, но эта организация, на мой взгляд, агонизирует. Поэтому, взвешивая, что важнее, предстать национальным лидером у себя в стране или оказаться в череде официальных делегаций в Самарканде, выбор был в пользу первого. Что касается представителей дальнего зарубежья, это тоже можно объяснять разными причинами. В мусульманском мире Узбекистан авторитетен в смысле наличия у него святых мест, но Каримов не был замечен в роли активного сторонника исламизации. Напротив, он сохранял свое государство светским и жестко боролся с религиозными радикалами. Поэтому мусульманские лидеры могли посчитать, что вместо посещения похорон лучше занять выжидательную позицию. Ну, а в европейских странах, государствах западной демократии имидж Каримова в значительной мере определялся суждениями оппозиции, которая перебралась туда из Узбекистана, и различными правозащитными организациями. С их точки зрения, Каримов был диктатором, и посещать его похороны, наверно, не очень хорошо”, - подчеркнул эксперт Аждар Куртов.

Позже президент России все-таки побывал в Самарканде. Помощник главы российского государства Юрий Ушаков, комментируя этот визит, четко назвал его “частным”. Премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев (в некоторых СМИ его называют одним из возможных преемников президента Каримова), не скупясь на слова, сказал следующее: “Это плечо настоящего друга”.

Почти одновременно с Путиным в Узбекистане побывал заместитель помощника государственного секретаря США по делам Южной и Центральной Азии Дэниель Розенблюм.

А 12 сентября Узбекистан посетил и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Он возложил цветы к месту захоронения Ислама Каримова и прочел молитву.

Почти все зондируют почву и заняли выжидательную позицию, чтобы понять, в каком направлении “поплывет” посткаримовский Узбекистан.

Алмаз Исманов 

© Новые лица, 2014–2017
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям