Как преступная хунта расправляется с женщинами-лидерами

13:57, 14 Ноября 2022

Кыргызстанцы, которые думают, что аресты общественных деятелей, гражданских активистов и женщин-лидеров их не касаются, глубоко ошибаются. Сегодня у власти преступная хунта, которая завтра придет за каждым из нас.

На прошлой неделе Кыргызстан окончательно потерял надежду на то, что хоть какая-то номинальная видимость законности у нас остается. 26 арестованных защитников Кемпир-Абадского водохранилища оптом оставили за решекой до 20 декабря. “Тройки” судей Бишкекского городского суда в нарушение закона подтвердили незаконный арест, хотя внешние атрибуты правосудия пытались сохранить.

Женщины-лидеры за решеткой

Да простят меня мужчины-защитники Кемпир-Абада, в этой статье сконцентрируюсь на женщинах, не потому, что страдаю сесксизмом, а потому что расправа над женщинами более ярко и показательно демонстрирует всю абсурдность обвинений.

Итак, рассмотрим каждую женщину в отдельности.

Гульнара Джурабаева - одна из уважаемых гражданских активисток. За плечами факультет “Философии” КазГУ, аспирантура по этому же направлению МГУ, трудовая деятельность: преподаватель вуза, риск-менеджер банка, член ЦИК.

Мне в интервью она призналась, что начала активно противостоять произволу власти во время Бакиева, потому что посчитала, что менее уязвима.

Мой сын учился в Москве, высокопоставленных родственников у меня не было и оказать какое-то давление на меня было невозможно. В этом смысле я была более свободна. Поэтому успевала принимать участие на митингах в обеденный перерыв, работая в банке. Политическая борьба – это то, чем я обязана заниматься. То, что дает мне понимание, что я приношу пользу обществу, стране”, - считает Гульнара Джурабаева.

В своей гражданской активности она старалась охватить школьное образование, экологию. Но самое главное, по её мнению, это борьба с коррупцией.

Невозможно побороть коррупцию, если власть будет сосредоточена в одних руках. Поэтому я всегда выступала за парламентаризм”, - говорила Гульнара Джурабаева.

9 декабря в зал суда Гульнару доставили как отъявленную преступницу. Двухнедельное пребывание в СИЗО-1 это, конечно, не куррорт. Но Гульнара, как и другие женщины-защитницы Кемпир-абадского водохранилища, не сломилась, не озлобилась и не отчаялась, она находит в себе силы помогать другим сокрамерницам, бороться с несправедливостью судебной системы.

Гульнара Джурабаева так комментирует свой арест: “Арестовали меня только за мою позицию, выраженную на Фейсбуке . За моё конституционное право выражать мнение и распространять информацию. За это меня арестовали. Сейчас в Кыргызстане можно обвинять любого в чем угодно. Сегодня в Кыргызстане ненормально всё, что касается правосудия”.

Рита Карасартова – яркая, энергичная правозащитница. Несколько раз участвовала в открытом конкурсе на должность омбудсмена, но всякий раз депутаты избирали другого. Рита активно выступала за реформирование ГКНБ. “ГКНБ – самый закрытый орган, закрытость помогает бороться с коррупцией”, - говорила она.

Рита Карасартова активно встала на защиту Кемпир-Абада, записывала видеообращения в соцсетях. Приняла активное участие во встрече властей с активистами по судьбе водохранилища. По итогам сделала вывод: «Садыр Жапаров и Камчыбек Ташиев стали, оказывается, адвокатами узбекской власти. Если сегодня эки досы подпишут соглашение, то мы эти земли никогда не сможем забрать. Не верьте в их сказки. То, что они передают стратегические земли, показывает их недальновидность. Пусть они не вешают лапшу и открыто признаются, что продали землю в 5 тысяч гектаров. Они думают только о сегодняшнем дне».

Арест Риты выглядел наиболее эпично, потому что она, как правозащитница, знала, что имеет право не впускать силовиков в свой дом без санкции суда. Одна противостояла четырем дуболомам. И на суде по мере пресечения громогласно заявляла, что “Кемпир-Абад - кыргызская земля!”

Перизат Суранова - яркий пример, когда человек выбирает твердую позицию и подвергается давлению со стороны власти. Активистка публиковала заявления объединенного оппозиционного движения на своей странице в Фейсбуке. Ничего радикального и экстремистского, многие позволяют критику власти ещё более острую.

Вот один из последних постов: “Президент Садыр Жапаров присягал народу Кыргызстана, народу который согласно Конституции доверил ему будущее страны и наказал развивать и укреплять кыргызскую государственность и оберегать государственный суверенитет.

За два года правления нынешнего президента можно о многом сказать, и сегодня по ситуации Кемпир-Абадского водохранилища в очередной раз власть показала несостоятельность в защите национальных интересов и суверенитета, но к этому теперь добавлена и территориальная целостность Кыргызской Республики”.

То, как проводили обыск в квартире Перизат, как растроили родителей, мы все видели в прямом эфире. На суде Перизат Суранова заявила о пытках: “Сотрудники милиции изъяли вещи, которые даже не принадлежат мне. Меня обманом доставили в следственную службу. С утра до позднего вечера мне не давали ни еды, ни воды, не давали сходить в туалет. Я расцениваю это как пытки".

Когда говорят об Асие Сасыкбаевой, почему-то подчеркивают возраст, но я хочу подчеркнуть её роль в кыргызской политике. Асия Айтбаевна по специальности преподаватель английского языка, много лет проработала в библиотеке, четыре года была директором школы №47, была директором «Интербилима». Одна из первых женщин стала заместителем спикера парламента от фракции "Ата Мекен". Награждена орденом "Данк" и Почетной грамотой Жогорку Кенеша.

Асия Сасыкбаева – та женщина, на плечах которой будут подниматься и строить карьеры в госполитике сотни активных женщин. Она одна из первых прорубает нам путь в этот сугубо мужской клуб.

Сегодня власть пытается обесценить её завоевания, замазать черной краской всю её борьбу за демократию, но общество, особенно женщины, должны понимать, что кыргызская политика – это жесточайшая мужская игра, в которой тебя не поддержит никто. Женщинам сложно играть на равных, у нас нет столько ресурсов – финансовых, людских. Главное оружие женщин-лидеров – образование, честность и порядочность. Именно поэтому нынешняя власть, возбудив уголовное дело по абсурдному обвинению, стремится оставить их под стражей. Потому что, если женщины-лидеры продолжат говорить правду, нынешнюю власть ждет крах.

«Власть боится правды!» -

Ответила Клара Сооронкулова, на мой вопрос, почему власть так её боится.

Клара Сооронкулова, за два года пять раз участвовала на выборах - в парламентских и в местные кенеши, как лидер партии «Реформа», и в президентских - она была одной из ярких кандидаток на пост Президента КР.

Клара бесстрашно критиковала нынешнюю власть. В конце августа прошлого года стало известно о том, что МВД в течение полугода прослушивало телефонные разговоры 100 кыргызстанцев, в том числе и разговоры Клары Сооронкуловой. Однозначно, это было незаконно, однозначно, что за это должны были пойти в отставку и главы МВД, и ГКНБ. Но ничего этого не произошло, потому что общественность в страхе молчала и наблюдала.

«Мы остались один на один с беззаконием, которое творит власть. Те институты, которые призваны защищать интересы граждан, все молчат. Люди думают, что это касается только политиков и журналистов. На самом деле это касается каждого, завтра так могут поступить с любым человеком – бизнесменом, коммерсантом, кем угодно, - сказала тогда Клара Сооронкулова мне в интервью.

В том интервью Клара сказала много пророческих вещей. Например, на вопрос, что её беспокоит в нынешней политике (а это интервью было записано ровно год назад), она сказала: “Всё беспокоит. Мы даже не можем сделать прогноз, что будет через полгода. Люди, понимающие, осознающие, не видят в будущем Кыргызстана никакого просвета. За последний год закрылось огромное количество различных видов бизнеса. Беспредел полнейший. Никогда так плохо не было с законностью и правосудием. Адвокаты плачут. Власть плевать хотела на законы. Мы живем по понятиям.

В тот период общество также лихорадило от того, что ситуация с золотом Кумтора непрозрачна, почти также как и с Кемпир-Абадом. Клара комментировала это так:

Нет никакой информации. Куда продали, кому продали. Закрытость с Кумтором, смутность. Они не будут отчитываться... Зачем Садыр Жапаров создал эту президентскую вертикаль? Чтобы быть марионеткой председателя ГКНБ? Зачем надо было брать на себя эту абсолютную власть и ею не пользоваться? Получается, Ташиев - регент при таком недееспособном правителе. Это не может не беспокоить. Честнее было бы, если бы Ташиев стал президентом. Знаете, что меня беспокоит? Используются силовые методы, спецслужбы, силовики. Я боюсь, что следующей формой правления в Кыргызстане будет хунта. Будет жесткий фашистский режим. И всё будет подаваться под таким соусом: «Нам нужен порядок! Права человека нам не нужны”. А кто этот железный порядок может обеспечить? – Камчыбек Ташиев. Если мы до этого дойдем, то это будет дно».

Прошел год, а мы видим, что страной фактически управляет хунта Ташиева. Уже никто не старается действовать в рамках закона. Следователи и судьи наперегонки стараются услужить главе ГКНБ Камчыбеку Ташиеву.

Единственные кого боится Ташиев - это самодостаточные, смелые и образованные женщины. Единственное чего боится Ташиев - это правды, которую они озвучивают. 

Методы Ташиева

Ровно четыре месяца назад мне удалось взять интервью у главы ГКНБ Камчыбека Ташиева. Давайте вспомним, что он ответил на мой вопрос “Возможна ли в Кыргызстане очередная революция?

Камчыбек Ташиев ответил следующее:

- Мы контролируем всех, всё и полностью! Как раньше, кто-то захотел революцию сделать, пока они не соберутся на площади с оружием в руках, не пойдут на Белый дом, мы смотреть не будем. Мы заранее принимаем доступные, законные меры, для того, чтобы предотвратить, нейтрализовать эти силы и их устремления. Поэтому, я уверен, пока мы здесь, никаких революций не будет! В отношении тех, кто захочет делать революции, будем принимать жесткие, законные меры. Законные меры! Слава Богу, закон у нас позволяет! Почему раньше власть допускала революции? Потому что с принятием мер по закону они запаздывали. И впоследствии это превращалось в анархию. Руководители силовых структур сидели, неуверенные в себе, и не могли отдавать команду. Не могли предотвратить. Заранее не могли работать, чтобы люди не собирались на площади, чтобы у людей в руках не оказалось оружия, чтобы люди не стреляли. Чтобы этих моментов не было, мы должны заранее, на подступах, принять решения.

Ну почему не принимали мер? Бакиев же стрелял?

- Было уже поздно. Надо было за месяц принять такие решения, чтобы люди не собирались!

А вы готовы стрелять в людей?

- Нет, мы не будем стрелять в людей! Мы будем стрелять в преступников! В людей мы никогда стрелять не будем.

А если соберутся...

- Не соберётся никто! Если соберутся с оружием в руках, то, действительно, они являются преступниками!

Бумеранг никто не отменял

Сегодня политический пазл складывается в неприглядную картину. Страной фактически управляет глава ГКНБ - Камчыбек Ташиев. Президент Садыр Жапаров - его марионетка, который полностью исполняет его волю.

Время от времени в их тандеме происходит разлад. Возможно, это когда Жапаров хочет что-то предпринять самостоятельно, но Ташиев умело управляет им.

Вопрос по Кемир-Абаду продавливает Садыр Жапаров с подачи Камчыбека Ташиева. Какие у него интересы? Юг Кыргызстана – это сфера интересов клана Ташиева, который за эти два года укрепился там навека. Для ещё большей влиятельности им нужна лояльность соседних государств. Уступки, на которые идет Ташиев, вопреки интересам Кыргызстана, эту лояльность могут обеспечить на какое-то время.

Сегодня Камчыбеку Ташиеву удалось запугать общественность, потому что действия нынешней власти можно характеризовать как БЕСПРЕДЕЛ. Это слово пришло из тюремного лексикона и означает оно абсолютное неподчинение законам. Нынешняя власть погрузила Кыргызстан в амосферу ужаса, хаоса и беспредела. Растоптаны абсолютно все демократические ростки – журналисты и независимые СМИ в любой момент могут быть объявлены вне закона, через закон о недостоверной информации, и блокированы. Любого политика или общественного деятеля могут в любой момент арестовать. А услужливые следователи готовы предъявить самую страшную статью, а карманные суды признают вину и упрячут за решеку.

Как жить и продолжать говорить правду в этих условиях? Продолжать упрямо делать своё дело. Адвокатам - доказывать незаконность арестов и несостоятельность уголовных дел. Журналистам - писать правду о том беспределе, что происходит. Активистам и политикам - продолжать требовать открытости и отстаивать интересы Кыргызстана в вопросе Кемпир-Абадского водохранилища. Есть одна надежда, что Президент Узбекистана, Шавкат Мирзиёев, прислушается к общественному мнению Кыргызстана и отложит подписание соглашения до более стабильной ситуации.

Есть ещё последняя, но самая слабая надежда - на парламент. Если депутаты ЖК не ратифицируют соглашение, то даже несмотря на подписание главами государств, соглашение не будет действительно.

Кыргызстан вновь переживает турбулнтные времена. Самое удивительное, что это состояние политического напряжения власть создала искусственно, буквально на ровном месте. Может показаться, что это какая-то хитрая политтехнологическая уловка – отвлечение внимания от проблем, от дефицита бюджета в 35 млрд. сомов, от неготовности к отопительному периоду, от непонятно куда исчезнувших 19 тонн золота, от проигранной войны в Баткене и от того, что люди там до сих пор без домов, ютятся в общежитиях. Но нет, это не уловка. Это реальная политика, которую проводит Камчыбек Ташиев, руками марионеточного президента Садыра Жапарова. И на фоне всех этих провалов – открытие улицы имени отца Камчыбека Ташиева, фотографии с байрактарами и асфальтирование двух улиц в родном селе.

Стыдно, что всё достижение Камчыбека Ташиева в кыргызской политике – не успехи в построении демократии, не высокий ВВП на душу населения, и даже не успехи в области туризма, а посадки женщин-лидеров и асфальтирование двух сельских улиц. Каков уровень политика, таковы и успехи!

Но закон бумеранга никто не отменял. Судьба порой играет самые ироничные шутки с теми, кто считает себя повелителем и вершителем судеб людей и страны.

Лейла Саралаева

 
© Новые лица, 2014–2023
12+
О журнале Контакты Рекламодателям Соглашения и правила Правообладателям